Wednesday, May 22, 2024

Южный Кавказ в период гражданской войны в России. Ч.3. Азербайджан, Турция и англичане

Наиболее драматичные события стали развиваться на территории современного Азербайджана, когда весной 1918 года Национальное собрание объявило об отделении от России двух губерний – Бакинской и Елизаветпольской и об образовании самостоятельного государства – Азербайджанской республики с главным городом Баку.

https://triptonkosti.ru/8-foto/elizavetpolskaya-guberniya-rossijskoj-imperii-karta-96-foto.html

Что представляла эта новая республика в историческом аспекте?

Никогда обе эти губернии не составляли единого политического тела. Никогда они не носили и какого-либо общего названия, а тем более название Азербайджан.

Под этим именно названием, известна одна из северных провинций Персии (Ирана), составляющая часть южной границы Закавказья (Южного Кавказа), прилегая отчасти к губернии Бакинской, ко всей Елизаветпольской и частью к Эриванской губернии.

Присвоение себе этим новым государством географического термина, относящегося к части другого государства и к совершенно иной местности, явилось одной из главных причин, почему Персия долгое время не хотела признавать этой новой республики и вступать с ней в какие-либо дипломатические отношения.

На самом деле территория двух губерний (Бакинской, прежде носившее название Прикаспийской, а затем Шемахинской и Елизаветпольской), названных совершенно произвольно «Азербайджанской республикой» составляло когда-то ряд вассальных провинций, принадлежащих Персии и распадавшихся на ряд зависимых от Персии ханств: Кубинское, Бакинское, Ленкоранское (Талышинское), Ширванское (Шемахинское), Шекинское (Нухинское), Карабахское (Шушинское) и Ганжинское (впоследствии Елизаветполь).

Все эти ханства на протяжении ряда лет и в результате долгих войн России с Персией, по мирным договорам и трактатам (как равно и ханство Эриванское) перешли во владения России.

Все эти ханства, доставлявшие много беспокойства России и вошедшей в ее состав Грузии, неоднократно грабили и своих соседей, и метрополию Персию, и не только ничем не были связаны, но нередко враждовали и воевали друг с другом.

Зарождение этого нового государства на широких пространстве ослабевшей после войны и разваливаемой большевиками России объясняется тем, что чисто военные задачи Германии и Турции совпали и с ростом панисламизма и пантуранизма, с одной стороны, и с удобнейшей для всяких сепаратистских достижений новой идеологией, провозглашенной сначала Вильсоном, а затем и Петроградским Совдепом, именно пресловутой формулой – «самоопределения народностей», с другой.

Турции, находившейся в орбите всемогущества Германии, мерещилась одна огромная держава в составе довоенной Турции, Кавказа и Закавказья, нижнего Поволжья, Закаспия, Туркестана с Хивой и Бухарой, Персией и т.д.[1]

Если тюркские сторонники панисламизма принимали самое активное участие в построении национального государства, то народ откликался довольно своеобразно: «Республика это ничего, и Азербайджан тоже ничего, но надо, чтобы всё было как при Николае», «В массе своей татарское население Закавказья, как оседлое, занимавшееся земледелием и садоводством, так и полукочевое, пастушеское, не имея совершенно рабочего класса, было глубоко консервативным; оно определенно льнуло к власти крепкой и притом власти по национальности ей посторонней – власти российской, так из практики оно хорошо знало, что власть, осуществляемая представителями из числа своих же татар, всего чаще выражалась в грубейшем произволе, в сведении счетов с врагами и т.д. К русской власти татарское население не только привыкло, но и сжилось с ней; не имея корней в населении, русские представители власти имели гораздо меньше шансов злоупотреблять властью безнаказанно.

Азербайджанское правительство пошло по пути национализирования органов власти и искоренения русского духа. Армянству была объявлена определено война. Не скрывали вовсе, что никакая армянская самодеятельность, ни конкуренция в какой бы то ни было отрасли деятельности не будет терпима.

На “Всемусульманском съезде” проходившего весной 1917 года пришлось выслушать речи татарских представителей, дышавших ненавистью к России и недвусмысленно намекающих на будущий союз Закавказских татар с Турцией, с которой Азербайджан в 1918 году собирался окончательно соединиться, отделившись от России.

Началось насаждение азербайджанским правительством своих органов власти. Незначительная у татар интеллигенция порасхватала уже все сколько нибудь интересные должности: министров, их товарищей (зам. министров), директоров департаментов, членов парламента, губернаторов и т.д… На должности же поскромнее  некого было и назначать… В особенности же ухудшился состав в администрации и полиции, где произвол и взятничество свили себе прочное гнездо. Из провинции доходили самые невозможные, ужасные вести о произволе местных сатрапов над бедным населением, которое все чаще и чаще вспоминало времена Русской Имперской власти.        

Страшное взятничество было развито во всех учреждениях, как местных, так и центральных правительственных органов. За определенную плату тому или другому всесильному чиновнику, вплоть до министра, можно было добиться всего, несмотря на те или другие существовавшие запрещения. Всякий дорвавшийся до власти, чувствуя определенно эфемерность нового строя и его недолговечность, торопился воспользоваться своим положением для того, чтобы навороваться и как можно скорее разбогатеть. Национализация управления и школы продолжалось. Особенно тяжело было положение школы. Русские учебные заведения, бывшие правительственные, или закрывались вовсе с отобранием при этом зданий, или же создавались такие условия, при которых оставление детей в этих учебных заведениях было бесцельным, или же пребывание детей было связано с оскорблением национального их чувства»[2].

Каким же образом и за счет чего мог существовать Азербайджан?

Наиболее перспективным представлялось сельское хозяйство, бывшее в руках русских и армян. В руках армян было виноградство и садоводство; в руках русских поселенцев – хлопководство и высокие сельскохозяйственные культуры.

«Имевший мировое экономическое и промышленное значение, город Баку с его нефтяным промысловым районом (90 % коего принадлежало русским фирмам), создан исключительно русскими руками и на русские деньги и абсолютное большинство его населения – христианское и главная масса – русская, не говоря уже об интеллигенции.

Татарское население, как города Баку, так и упомянутых двух губерний, составивших государственную территорию “Азербайджанской Республики” не имело положительно никаких оснований быть более недовольным прежней политикой русской государственной власти, чем скажем коренное население других окраин России. Лично прожив с татарами около 25 лет, могу сказать, что мне не приходилось ни наблюдать, ни слышать в массах татарского населения каких-либо выражений их недовольства именно русскою властью и политикою русского правительства, которое, в особенности в последние годы, сделало много для окончательного раскрепощения татарских масс от оставшихся еще пережитков феодализма.

Необходимо отметить и еще одну, весьма важную, подробность в прошлом у азербайджанских татар: у них в прошлом никогда не замечалось каких-либо симпатий или тяготения к туркам и Турции. Азербайджанские татары, во время бесконечных в XIX столетия войн России с Турцией, оставались всегда лояльными по отношению к России»[3].

Отстранение русской администрации от управления и приход к власти шовинистически настроенных элементов привел к необратимым тяжелым последствиям для народов, не входящих в титульную национальность.

https://triptonkosti.ru/8-foto/elizavetpolskaya-guberniya-rossijskoj-imperii-karta-96-foto.html

Ещё до общероссийской смуты отношения между армянами и татарами в 1905-1906 г.г. были окончательно испорчены, когда возникли открытые столкновения, сопровождающиеся взаимными массовыми избиениями. «В сущности со стороны татар – представителей власти к армянам и их имуществу был проявлен чисто большевистский прием. Но еще ужасней были те приемы, к которым стали прибегать татарские власти в деле персонального уничтожения армянских буржуазии и интеллигенции»[4].

Для защиты Азербайджанского государства требовались военные кадры и оружие. И здесь возникли большие трудности, т.к. закавказские татары не призывались в армию, а взамен платили воинский налог. Поэтому имели небольшое число офицеров без необходимого армейского вооружения. Достать необходимое оружие решили путем грабежа проходящих железнодорожных  составов, возвращающихся с фронта воинских частей. Произошедшее получило название Шамхорских событий.

«По почину ли самих татар, по указке ли из Тифлиса, прилегающему к линии железной дороги Тифлис – Баку, татарскому населению дано было кем-то понять, что можно отнять оружие у проходящих с фронта русских воинских частей. И вот в течение нескольких дней на железнодорожных станциях в районе гор. Елизаветполя (в особенности у ст. Шамхор, Далляр, Даль-Маметлы и др.) на проходившие воинские эшелоны произведен был, по преимуществу в ночное время, ряд нападений татарскими вооруженными бандами. Поезда обычно тем или иным способом останавливались (даже путем подготовленных заранее крушений) и сонные, ничего не понимающие солдаты, расстреливались и ограблялись. В то же время следующие эшелоны, ничего не знавшие о том, что происходит впереди, продвигались вперед, и с ними проделывалось то же самое.

Так продолжалось несколько дней, пока наконец об учиненных татарами зверствах не дошла весть по линии в сторону фронта.

Вынужденные двигаться в ту же сторону, то есть на Елизаветполь – Баку, воинские части, озлобленные участью своих боевых товарищей, пошли дальше уже как по вражеской стране, сметая на своем пути всё татарское население, принимавшее и не принимавшее участие в кровавых Шамхорских и иных нападений. Местами войска шли боевым порядком, громя всё из орудий и пулеметов. В результате было действительно разгромлено уходившими с фронта войсками много цветущих аулов, поселков и местечек.

Одна из воинских частей, понесшая при столкновении с татарами в пути большие потери, привезла своих убитых в Баку, где и похоронила их на кладбище. Похороны социалистическими организациями были обставлены с большой помпой и произвели на татарское население весьма угрожающее впечатление; и в татарских частях города ожидали эксцессов, которые к счастью, не имели место».

А дальше пламя погромов перекинулось на другие территории Азербайджана, заселенные русскими поселенцами.

«Озлобление татар, вызванное в них теми потерями, которое понесло татарское население в результате Шамхорских событий, вылилось в так называемые Муганские столкновения: Муганская степь, расположенная в нижнем течении рек Куры и Аракса и северной части Ленкоранского уезда, до того совершенно бесплодная и кишевшая всякая гадами, в течение последних 40-50 лет, с поселением в ней русских, по большой части сектантов (главным образом молокан) и с устройством на ней ирригации, расцвела и превратилась в одну из плодороднейших и богатейших местностей не только Закавказья, но и всей Российской Империи.

В конце декабря 1917 года, точно по приказу, начался разгром татарскими вооруженными бандами цветущей верхней Мугани. Было разгромлено до 30-ти богатейших селений; разгром этот начался так неожиданно, что русское население не оказало почти никакого сопротивления.

Русское население подверглось повальному ограблению со стороны татарского населения, проводимого доморощенными администраторами из татар же; у населения отбирался хлеб, скот, земледельческие орудия, домашнее имущество. Мало того, татары целыми толпами врывались в русские селения, выгоняли коренное русское население из домов и занимали эти дома сами.

Но уже Средняя и Нижняя Мугань не только подготовились к защите, но и сами, в свою очередь истребили все те татарские поселения, которые находились или в ближайшем их соседстве, или вклинивались в полосу русского поселения. Мугань стала вооруженным станом в особенности после возвращения с фронта солдат, уроженцев Мугани»[5].

Столкновения продолжались и во многих местах, началось передвижение русского населения на север, в Россию.

Не только области, заселенные азербайджанскими татарами, подвергались очищению от других народов, но были претензии и на территории, никогда им не принадлежащие.

«Агрессия стала отличительной чертой внешней политики всех государственных новообразований, возникших на пространстве бывшей могущественной России, толкнувшие Грузию на овладение Самурзаканью и Абхазией с г. г. Сухумом и Сои, несмотря на то, что ни в прошлом, ни в настоящем народ Грузии не имел там никаких интересов и грузины составляли там лишь незначительное меньшинство, толкнул и Азербайджан на предъявление Грузии требований о включение в территорию Азербайджана Закатальского округа, на который Азербайджан не имел положительно никаких прав.

На примере притязаний Азербайджана на Закатальский округ наглядно вырисовывается то влияние, которое играла Турция в политике Азербайджана. Турция определенно толкала Азербайджан не только на полное отделение от России, но и на выполнение более широкого плана централизации всех окраин, населенных мусульманами, в одно государственное тело, обособленное от России и союзное с Турцией.

Сепаратизм Азербайджана был насажден опытною рукою турок, разжегших честолюбивые замыслы представителей местного политического авантюризма, для которых внутреннее крушение России и ее временное, надеемся, ослабление представляли столь благоприятные обстоятельства»[6].

2 сентября 1918 г. в город вступили первые турецкие воинские части.

«Стрельба в армянских частях продолжалась, в особенности в Армяникенде, исключительно населенном и раньше армянами и где за время осады скопилось несколько десятков тысяч армян беженцев, по большей части бедноты. Вся эта масса людей была безжалостно уничтожена татарскими бандами, пришедших из окрестных деревень. Сведены были и личные счеты»[7].

Подошедший к Баку военно-морской Каспийский флот встал на защиту русского населения, пригрозив туркам и азербайджанцам бомбардировкой, если они будут обижать русское население.

Турецкая армия осенью 1918 года, после поражения Османской империи в Первой мировой войне, была вскоре вынуждена покинуть регион.

Турки уходя, вывозили из Баку и из страны буквально всё, что только могли вывезти: захваченную военную добычу, материалы, ценную мебель, мануфактуру, отобранный у населения хлеб и т.д.

17 ноября 1918 г., после эвакуации турецких войск, город перешел под контроль английских войск, которые оставались там до августа 1919 года, во главе союзных войск находился генерал Томсон. Тот самый Томсон, который обещал сохранение России в ее границах до мировой войны и принадлежность Кавказа России от моря Каспийского и до Черного.

В это время происходило образование парламента Азербайджанской Демократической Республики, означавшее отделение её от России. Русское общество прекрасно понимало происходящее и поэтому отказывалось в него входить.

Совершенно по другому повели себя английские оккупационные власти: недолго продолжалась приверженность Томсона единству России, генерал стал настаивать на вхождении русских представителей в парламент Азербайджана, т.е. предлагал признать сепаратистскую позицию татар и тем самым отделение от России принадлежащих ей областей. Задачу свою он успешно выполнил, набрав нужный ему контингент из разного рода отщепенцев: проворовавшихся чиновников и проходимцев.

Британское правительство признало правительства Азербайджанской Демократической Республики единственной законной властью в Азербайджане.

Повторное провозглашение независимости состоялось 30 августа 1991 г.

В настоящее время Азербайджанская Республика теснейшим образом сотрудничает с Турцией, которая определяющим образом влияет на ее внешнюю политику, далекую от интересов России. 

Прошлое наложило свой отпечаток на наши отношения, количество русских в Азербайджане неуклонно снижается с тенденцией окончательного переезда их в Россию. Завершился период освоения русскими Закавказья.

Крушение центральной власти в России в двадцатых и девяностых годах ХХ века привело к образованию в Закавказье государств, находящихся под сильным влиянием иностранных государств, с которыми у России были и сохраняются очень сложные отношения. Впереди нелегкие времена, которые надо предвидеть и принимать все меры для защиты русских интересов.


[1] Воспоминания о революции в Закавказье (1917-1920 г.г.) Б.Байкова // Архив русской революции. Москва, издательство “ТЕРРА” – “TERRA”, ПОЛИТИЗДАТ, 1991. Том 9. С. 142-143.

[2] Воспоминания о революции в Закавказье (1917-1920 г.г.) Б.Байкова // Архив русской революции. Москва, издательство “ТЕРРА” – “TERRA”, ПОЛИТИЗДАТ, 1991. Том 9. С. 104, 143, 155, 172, 175.

[3] Воспоминания о революции в Закавказье (1917-1920 г.г.) Б.Байкова // Архив русской революции. Москва, издательство “ТЕРРА” – “TERRA”, ПОЛИТИЗДАТ, 1991. Том 9. С. 192-193.

[4] Воспоминания о революции в Закавказье (1917-1920 г.г.) Б.Байкова // Архив русской революции. Москва, издательство “ТЕРРА” – “TERRA”, ПОЛИТИЗДАТ, 1991. Том 9. С. 192-193.

[5] Воспоминания о революции в Закавказье (1917-1920 г.г.) Б.Байкова // Архив русской революции. Москва, издательство “ТЕРРА” – “TERRA”, ПОЛИТИЗДАТ, 1991. Том 9. С. 113-115, 158.

[6] Воспоминания о революции в Закавказье (1917-1920 г.г.) Б.Байкова // Архив русской революции. Москва, издательство “ТЕРРА” – “TERRA”, ПОЛИТИЗДАТ, 1991. Том 9. С. 104, 171-172.

[7] Воспоминания о революции в Закавказье (1917-1920 г.г.) Б.Байкова // Архив русской революции. Москва, издательство “ТЕРРА” – “TERRA”, ПОЛИТИЗДАТ, 1991. Том 9. С. 133.

последние публикации