Sunday, May 26, 2024

Церковная жизнь в белорусско-литовских губерниях в 1839–1860 гг. Церковно-административные реформы 1839–1843 гг.

Воссоединение униатов поставило перед Русской Православной Церковью масштабную проблему. Нужно было сделать полуторамиллионную воссоединенную церковную общину своей естественной и неотъемлемой частью. Между тем бывшие униаты во всех отношениях не были похожи на православных. Их приходы были рассеяны по обширным пространствам современных Белоруссии, Литвы и Украины. Во многих местностях они перемежались с древлеправославными приходами. Убогие, часто крытые соломой, далекие от благолепия храмы, в них стояли на скорую руку кое-как сколоченные из простых досок с минимальным количеством православных и униатских икон иконостасы, имелось большое количество католических икон, литургических сосудов, облачений, монстранций и проч. Богослужение во многих местах совершалось и по православным, и по униатским книгам, не единообразно. В службах использовались колокольчики, после служб и во время погребений пелись песнопения на польском языке. Праздновались католические праздники, крестные ходы совершались по чину Римской церкви. Духовенство имело вид ксендзов. В общении с прихожанами священники использовали местные белорусские диалекты, но в церковной проповеди и в домашнем быту употребляли польский язык. Многие жены священников и их дети были католиками латинского обряда. Принципы материального обеспечения воссоединенного клира существенно отличались от принципов содержания духовенства во внутренних губерниях России. Церкви пользовались фундушами. Им принадлежали имения с крепостными крестьянами. Духовные лица, особенно происходившие из шляхетских родов, имели земельные владения, иногда и крепостных. Особенностями отличались взаимоотношения духовенства и простого народа. Священники относили себя к высшему сословию, а потому часто свысока смотрели на свою паству. Верующие молились по-польски, не носили нательных крестиков, приветствовали друг друга словами: «Нех бендзе похвалёны Езус Хрыстус», во время служб шепотом читали молитвы по польским молитвенникам. В их среде сохранялся дух православного благочестия, но формы благочестия слишком часто были польские и латинские. Многие посещали костелы. Задача слияния бывших униатов с остальной частью Русской Церкви осложнялась продолжающимся экономическим, культурным и моральным господством польской и полонизированной белорусской знати.

Решение поставленных Полоцким Собором проблем было поручено бывшему Высшему церковному управлению униатской церкви – Греко-униатской духовной коллегии, переименованной сразу после воссоединения в Белорусско-Литовскую духовную коллегию. Ее председателем был назначен возведенный в сан архиепископа инициатор и главный исполнитель воссоединения – Иосиф (Семашко). Коллегии подчинялись десять православных епархий, на территории которых проживали бывшие униаты.

В первую очередь после Полоцкого Собора требовались иерархическое переустройство и административная реформа. Они были проведены в 1840–1841 гг. Их суть состояла в пересмотре границ епархий, перемещении архиереев и рукоположении новых епископов, а также во взаимном перечислении древлеправославных и воссоединенных приходов к епархиям, в пределах которых они действительно состояли.

В рамках иерархических и церковно-административных преобразований воссоединенная Литовская епархия, почти на 100% состоявшая из бывших униатов, продолжила существование с наименованием «Литовская и Виленская». Ее управление было оставлено архиепископу Иосифу (Семашко). Воссоединенный епископ Антоний (Зубко) возглавил древлеправославную Минскую епархию. Эта епархия после передачи ей воссоединенных на 60% оказалась составленной из бывших униатов. Воссоединенная Белорусская епархия упразднялась. Бывший ее управляюший епископ Василий (Лужинский) возглавил древлеправославную Полоцкую кафедру, переименованную в «Полоцкую и Витебскую», которая была ограничена пределами Витебской губернии.

Одновременно с этим церкви Литовской епархии, располагавшиеся в границах Минской губернии, передавались в Минскую епархию, а церкви Минской епархии, находящиеся в пределах Гродненской губернии и Белостокской области, перечислялись в состав Литовской епархии. Минская епархия из «Минской и Гродненской» была переименована в «Минскую и Бобруйскую», а викарию Литовской епархии повелевалось именоваться не «Пинским», а «Брестским». Такое же перераспределение храмов произошло между Полоцкой, Литовской и Минской епархиями, а также между Полоцкой и Могилевской епархиями. В 1840 г. из Слуцка в Минск была переведена духовная семинария, получившая наименование «Минской» еще в 1793 г., сразу же по учреждении Минской кафедры.

В результате церковно-административных и иерархических преобразований древлеправославные и воссоединенные приходы оказались перемешаны и соединены в одно целое. Чтобы направить их к полному слиянию председатель Белорусско-Литовской духовной коллегии архиепископ Иосиф испросил у Св. Синода: 1) распространения на воссоединенных из унии «преосвященных и духовенство всех тех постановлений, которые относятся к правам и обязанностям древлеправославных преосвященных и духовенства»; 2) разрешения воссоединенным и древлеправославным священникам поручать друг другу исправление духовных треб своим прихожанам; 3) прекращения прежних дел о совращениях православных в унию; 4) издания предписания римо-католическому духовенству, чтобы оно не полагало различий между воссоединенными и древлеправославными, вывело из использования название «униаты».

Интеграции также способствовало положение «Об обеспечении православного сельского духовенства», вступившее в силу 20 июля 1842 г. Его основная идея заключалась в том, чтобы обеспечить достаточное содержание духовенства с одновременным устранением платы за требоисправление, как причины взаимного недовольства священников и верующих. Согласно этому закону священники должны были иметь следующие источники содержания: 1) казенное жалование; 2) церковные земельные наделы в 36 десятин; 3) обработка из них 10 десятин в пользу священника прихожанами; 4) доставка от них же руги; 5) приходские помещения с ремонтом и отоплением их от прихожан; 6) доходы от них же. Положение «Об обеспечении православного сельского духовенства» уравняло бывших греко-католиков с прочими православными в принципах материального обеспечения священников. При его введении были составлены штаты архиереев, монастырей, приходских храмов, и в казну были взяты населенные имения, со времени унии принадлежавшие некоторому числу приходов.

По мере административно-иерархического обустройства западных епархий их управления выходили из подчинения Белорусско-Литовской духовной коллегии. В 1841 г. этот процесс оказался завершенным. В результате епархиальное ведомство полностью выпало из ее компетенции. Постепенно из ведения коллегии было изъято училищное управление, после чего она превратилась в контору по заведованию капиталами воссоединенных церквей. Окончательно это учреждение потеряло смысл со взятием в казну населенных имений, принадлежавших духовенству. В августе 1843 г. Белорусско-Литовская духовная коллегия была закрыта. Ее упразднение ознаменовало собой внешнее преодоление религиозно-культурного разделения, существовавшего на белорусско-литовских землях после введения Брестской церковной унии в 1596 г.

Александр РОМАНЧУК
Александр РОМАНЧУК
Александр Романчук - заведующий кафедрой церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной семинарии, доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии, кандидат богословия, председатель Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви, заместитель заведующего Центра Евразийских исследований Минского филиала Российского государственного социального университета. Протоиерей.

последние публикации