Thursday, April 18, 2024

Украинский фактор в молдавско-приднестровских отношениях от распада СССР до украинского майдана 2014 г.

После распада СССР бывшие союзные республики стали независимыми государствами, у которых появились новые проблемы как внутри их самих, так в некоторых случаях и во взаимоотношениях с соседями. Иногда эти проблемы актуализировались настолько, что перерастали в стадию вооруженного конфликта. Нужно отметить, что ряд таких конфликтов начался не после распада СССР, а еще накануне этого процесса. При этом соседние республики оказались втянуты в такие конфликты, как минимум, по чисто географическим причинам.

Возникший еще до распада Советского Союза молдавско-приднестровский конфликт также ощутил на себе влияние соседей. В том числе и Украины. В 1992 г. националисты из Украинской национальной самообороны (УНСО) (признана экстремистской и запрещена в России) приняли участие в Приднестровском конфликте на стороне Тирасполя. Их мотивом было не только стремление защитить приднестровских украинцев от румынского влияния, но и использовать ситуацию как возможность для вхождения Приднестровья в состав Украины. Если вспомнить историю, то эта территория как Молдавская АССР с 1924 по 1940 гг. входила в состав Советской Украины. Несмотря на неприятие украинскими националистами советской идеологии, от территорий, отданных большевиками Украинской ССР они отказываться не собирались. Собственно, по поводу вхождения Приднестровья в состав Украины у разных украинских политических сил существуют разные мнения. От «надо возвращать “наше”» до «ни в коем случае нельзя присоединять Приднестровье, поскольку Украина автоматически получает регион с сепаратистскими тенденциями».

Карта Приднестровья и Украины (источник: https://m.politnavigator.net/wp-content/webp-express/webp-images/doc-root/wp-content/uploads/2020/05/maxresdefault-2-4.jpg.webp)

Помимо украинских националистов из УНСО, воюющих, чтобы защитить приднестровских украинцев от румынизации и в дальнейшем присоединить Приднестровье к Украине, поддержать борьбу против Кишинева приехали и другие силы, негативно относящиеся к украинскому национализму ‒ русские добровольцы, члены казачьих организаций и др. В основном они прибывали через территорию Украины, которая или не могла, или не хотела их останавливать. Украинские газеты в массе поддерживали именно приднестровскую сторону конфликта. Отношение украинского населения в целом, особенно жителей Одесской области также было сочувственным к жителям Приднестровья, которые воспринимались или как интернационалисты, или как защитники культурной самобытности [1].

Л.Д. Кучма (источник: https://biographe.ru/wp-content/uploads/2024/02/123123132132-1536×996.png)

Помимо участия в боевых действиях, в 1992 г. Украина участвовала во встречах по приднестровскому урегулированию. Позже президент Украины Л.Д. Кучма подчёркивал, что Украина выступает за мирное решение конфликта, а в 1998 г. было решено направить в миротворческую миссию из 10 украинских военных наблюдателей. Также Украина учитывалась в плане Е.М. Примакова по урегулированию молдавско-приднестровского конфликта. По плану Украина должна была поддержать мирные инициативы россиян.

Е.М. Примаков (источник: https://www.imemo.ru/files/Image/EVENTS/PrimakovReadings/2017/primakov_1.jpg)

Меморандум Д.Н. Козака 2003 г. вызвал у некоторых украинских экспертов предположения, что нечто подобное было подготовлено чуть ранее Украиной совместно с ОБСЕ и США. Тогда остаётся непонятным, почему именно американцы настояли на отказе молдаван от меморандума Д.Н. Козака, если этот документ делался в том числе и на основе американских наработок. Возможно, американцам было важно не погасить конфликт как таковой, а заработать политические очки от того, что именно они должны были привести конфликт к урегулированию.

Д.Н. Козак (источник: https://cdn.er.ru/media/people/member)

Как считает украинский эксперт А. Филипенко, если бы был принят меморандум Д.Н. Козака, то он, превращая Молдавию в «ассиметричную федерацию», «под видом урегулирования приднестровского конфликта закреплял бы по сути, вассальное положение по отношению к России». А. Филипенко утверждает, что «анализ требований к Украине, который озвучивает сегодня [т.е. в 2017 г., когда А. Филипенко делал данное заявление ‒ А.Г.] Россия и подконтрольные ей террористы из так называемых ДНР и ЛНР, указывает на их сходство и приводит к выводу, что они являются частью единого сценария» [2]. Т.е. украинский эксперт хочет видеть похожесть требований Приднестровья и Донбасса к своим бывшим политическим центрам как часть созданного Россией единого сценария, а не как разумное распространение похожих предложений для выхода из сложившейся похожей ситуации. Начавшийся ещё накануне распада СССР конфликт Приднестровья и Молдавии и потеря Украиной территорий в середине 2010-х гг. вряд ли можно назвать звеньями одной цепи, которая создаётся в Кремле в процессе «гибридной войны». Подобие сложившейся в Приднестровье и на Донбассе ситуации вызвало похожие механизмы защиты этих регионов от бывших политических центров.

В.А. Ющенко (источник: https://biographe.ru/wp-content/uploads/2024/01/4412123-768×1023.png)

Президент Украины Л.Д. Кучма формально поддержал меморандум Д.Н. Козака. Но «Оранжевая революция» 2004 – 2005 гг. на Украине изменила ситуацию. Новый украинский президент В.А. Ющенко объявил о стремлении Украины стать региональным лидером от Варшавы до Тбилиси и начал предлагать свои взгляды на решение молдавско-приднестровского вопроса [3]. Это решение заключалось в демилитаризации, замене миротворческой миссии военными и гражданскими наблюдателями. Но что делать с располагающейся в Приднестровье Оперативной группой российских войск (ОГРВ) В.А. Ющенко умолчал. Также ничего не говорилось о федерализации Молдавии, мнение Тирасполя не учитывалось, но Приднестровье могло отделиться от Молдавии, если та присоединялась к другому государству [4]. Молдавский парламент в целом поддержал этот план, правда, добавил туда предложения по ликвидации приднестровских спецслужб и выводе ОГРВ. Россия же отнеслась к плану в целом критически, указав, что решать конфликт не учитывая мнение одной из сторон не слишком конструктивно [5].

В ноябре 2005 г. в ответ на обращение президентов Украины и Молдавии была создана Европейская миссия по приграничной помощи Украине и Молдавии (EUBAM), которая должна способствовать модернизации контроля на украинско-молдавской границе, а также показала «политическую волю руководства обеих стран к сближению с Евросоюзом, стала конкретным воплощением идей евроинтеграции» [6].

В конце концов появился формат 2+5 (или 5+2) [7], но он практически сразу показал свою неэффективность. В 2006 г. Украина потребовала для приднестровских товаров молдавские таможенные документы. Помимо того, приднестровский референдум 2006 г. вызвал на Украине негатив, поскольку эксперты увидели в нём иллюстрацию механизма отделения от Украины некоторых регионов [8]. После создания в Приднестровье молодёжной организации «Прорыв» украинские эксперты забеспокоились, что механизмы цветных революций могут быть направлены и против самих цветных революционеров. Тут проявились двойные стандарты: прозападные молодёжные организации воспринимались как благо, антизападные – как угроза. Кстати, «Прорыв» распространил свою деятельность и на Украину [9].

И.Н. Смирнов (источник: https://www.ava.md/public/articles/12/thumbs/version_900x500x1/b10073cc187f3d322651233760e06cc1.jpg)

П.А. Порошенко в 2005 ‒ 2007 гг. будучи секретарём украинского Совбеза неоднократно говорил с И.Н. Смирновым и утверждал, что тот несколько раз сообщал, что готов провести референдум по вхождению Приднестровья в состав Украины [10]. Когда В.Ф. Янукович в 2006 г. во второй раз стал премьер-министром Украины, появилась надежда на то, что молдавско-украинские инициативы президента В.А. Ющенко уйдут в прошлое, но ничего существенно не поменялось.

После юго-осетинского конфликта, завершившегося полным поражением грузинской армии, украинцы ещё более забеспокоились. В 2008 г президент В.А. Ющенко во время общей пресс-конференции с президентом Румынии Т. Бэсеску заявил, что в Приднестровье может повториться «грузинский сценарий». Кстати, румынский лидер оказался менее алармистски настроен и завил, что риск повторения в Приднестровье событий, произошедших в августе 2008 г. в Южной Осетии «не является таким актуальным на данный момент», т.к. вопрос мирного урегулирования поддерживается и Кишиневом, и Киевом, и Москвой [11].

Т. Бэсеску (источник: https://cont.ws/uploads/posts2/381555.jpg)

Активность Украины в делах взаимоотношений Приднестровья и Молдавии постепенно угасали, пока после украинской «Революции достоинства» не вспыхнули с новой силой.

[1] Филипенко А. «Первая гибридная»: приднестровский конфликт в контексте российско-украинского конфликта // АⅤА. Режим доступа: https://ava.md/2017/05/25/pervaya-gibridnaya/ (дата обращения: 15.07.2019).

[2] Там же.

[3] Придністровська проблема: погляд з України / ред. С. Герасимчук; Група стратегічних та безпекових студій. ‒ Київ: Істина. 2009. ‒ С. 113.

[4] Курылев К.П. Проблема приднестровского урегулирования в контексте отношений России и Украины // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2011. № 4. С. 65-66.

[5] Там же. С. 67.

[6] Придністровська проблема: погляд з України… С. 146.

[7] Переговорная площадка, состоящая из пяти членов – сторон конфликта и переговорщиков: Приднестровья, Молдавии, России, Украины, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ); и двух наблюдателей – Европейского Союза и США.

[8] Придністровська проблема: погляд з України… С. 212-213.

[9] Там же. С. 214.

[10]  Там же. С. 16.

[11] Ющенко опасается повтора грузинского сценария в Приднестровье // Известия. Режим доступа: https://iz.ru/news/433096 (дата обращения: 1.07.2019).

Александр ГРОНСКИЙ
Александр ГРОНСКИЙ
Александр Дмитриевич Гронский - кандидат исторических наук, доцент. Ведущий научный сотрудник Сектора Белоруссии, Молдавии и Украины Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Российской академии наук. Заместитель председателя Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви. Доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии им. святителя Кирилла Туровского. Заместитель заведующего Центром евразийских исследований филиала Российского государственного социального университета в Минске.

последние публикации