Friday, February 23, 2024

Точка бифуркации. Часть VI. Интеллигенция

Познакомимся с главным деятелем парламента царской России Михаилом Владимировичем Родзянко (1859-1924), который возглавлял Государственную Думу в 1911-1917 гг. и приложил все имеющиеся у него силы, по его же словам, для безболезненного и бескровного перехода от монархического образа правления к республиканскому.

 После вынужденного бегства Родзянко за границу действия председателя Государственной Думы почему-то были оценены соотечественниками как подрывные, приведшие к свержению царя и революции в России.

Поддержали Родзянко против таких обвинений, по крайней мере, два человека в предисловии к запискам председателя русской Государственной Думы «Крушение Империи», обвиняя его оппонентов в преднамеренной клевете:

«В период добровольчества и после в эмиграции озлобленные, нечестные и просто сбитые с толку своими несчастиями люди бросали Родзянко тяжкие обвинения, что это он «возглавил революцию» и «заставил Николая II отречься от престола».

А.И. Ксюнин.

«Еще более обидно то, что как на виновника несчастья всего русского народа указывали на Михаила Владимировича и среди военной среды, среди остатков той доблестной армии, которую так любил покойный председатель государственной думы и на заботу, о которой он положил столько сил и здоровья».

В. Садыкова[1].

Записки Родзянко можно оценить девизом «вся жизнь в борьбе», где в первой половине он борется с вселенским злом в лице Распутина и императрицы, а во второй – после убийства Распутина – с еще уцелевшим злом – императрицей.

Делалось это, по мнению автора, из самых лучших побуждений для спасения страны.

Первый период завершился убийством Распутина, из которого М.В. Родзянко сделал такой вывод: «В ночь на 17 декабря 1916 года произошло событие, которое, по справедливости, надо считать началом второй революции – убийство Распутина. Вне всякого сомнения, что главные деятели этого убийства руководились патриотическими целями. Видя, что легальная борьба с опасным временщиком не достигает цели, они решили, что их священный долг избавить царскую семью и Россию от окутавшего их гипноза. Но получился обратный результат. Страна увидела, что бороться во имя интересов России можно только террористическими актами, так как законные приемы не приводят к желанным результатам»[2].

Концовка документа крайне любопытна, она означает начало нового этапа борьбы за власть для Родзянко и его соратников, которые и переходят к силовым методам.

Второй этап завершился не менее успешно. Поток разнообразной лжи об императрице заполонил Россию, и в этом потоке ключевая роль принадлежала Родзянко, благодаря занимаемой им должности, а также красочности и выразительности слога, обличающего царскую особу.

И только в одном случае произошел необъяснимый сбой, когда ложь о семейной жизни царской четы разоблачил сам Родзянко: «Безупречная семейная жизнь царской четы совершена очевидна, а тем, кому как мне довелось ознакомиться с их интимной перепиской во время войны, и документально доказана»[3].

            Главная ложь – обвинение Александры Федоровны в государственной измене – «… этот злосчастный слух не был подтвержден ни одним фактом и впоследствии был опровергнут расследованием специально назначенной Временным правительством комиссии Муравьева, с участием представителей от Совета рабочих и солдатских депутатов»[4].           

            Что из себя представляет Михаил Васильевич как неутомимый защитник Отечества, свидетельствуют его отношение с правительством, когда произошел один из важнейших эпизодов в истории страны  по замене Верховного главнокомандующего.

«На заседании Совета Министров 11 августа 1915 г. … приехал Председатель Государственной Думы М.В. Родзянко для переговоров по важному делу, которое заключалось в том, что он, узнав о намерении Государя Императора сместить Великого Князя и самому стать верховным главнокомандующим, отправился в Царское Село и заявил Его Величеству о недопустимости такой перемены. Его Императорское Величество отнесся не особенно благосклонно, и вот он прибыл с требованием от правительства решительных действий против Царского решения, вплоть до угрозы коллективной отставки. Председатель Совета Министров сказал ему, что правительство делает в данном вопросе все, что ему подсказывает совесть и сознание долга, и что в подобных советах мы не нуждаемся. На это Родзянко резко воскликнул – я начинаю верить тем, кто говорит, что у России нет правительства – и с совершенно сумасшедшим видом бросился к выходу. Далее Председатель остановил развитие прений, что «не стоит тратить времени на таких полупомешанных, как г-н Родзянко»[5].

Волна негатива, поднятая по поводу замены главнокомандующего общественными силами страны, была вызвана самыми разными побуждениями; от Родзянко для сохранения на посту его единомышленника великого князя Николая Николаевича, до правительства из-за страха потери авторитета государя при военных неудачах, и закончилась неожиданно по свидетельству председателя Государственной Думы: «Вопреки общему страху и ожиданиям, в армии эта перемена не произвела большого впечатления. Может быть, это сглаживалось тем, что стали усиленно поступать снаряды и армия чувствовала более уверенности»[6].

Был ли Родзянко сумасшедшим? Нет. Все его действия были вызваны непомерными амбициями, яростным неприятием противоположных мнений, неумением сдерживать бурные эмоции при действиях лиц, дискредитирующих, как ему казалось, его положение как председателя Государственной Думы. 

Для правительства Родзянко и возглавляемая им Дума вызывали все большое беспокойство из-за проводимой ими политики: «На заседании Совета Министров в августе 1915 г. снова коснулись Государственной Думы, которая все более зарывается и своими речами сеет смуту и раздражение. Из учреждения законодательного она гнет в сторону превращения себя чуть ли не в учредительное собрание. Такие стремления идут в прямой ущерб ее законодательной работе и превращает Государственную Думу в агитационную трибуну»[7].

Для заговорщиков наступают решающие дни 1917 года. С этой целью проводятся совещания всех заинтересованных сторон.

«В начале января приехал с фронта генерал Крымов и просил дать ему возможность неофициальным образом осветить членам государственной думы катастрофического положения армии и ее настроения. У меня (Родзянко – А.М.) собрались многие из депутатов, членов государственного совета и членов особого совещания».

Крымов: «Настроение в армии такое, что все с радостью будут приветствовать известие о перевороте. Переворот неизбежен и на фронте это чувствуют. Если вы решитесь на эту крайнюю меру, то мы вас поддержим. Очевидно, других средств нет. Все было испробовано как вами, так и многими другими, но вредное влияние жены сильнее честных слов, сказанных царю. Времени терять нельзя»[8].

Круг заговорщиков выкристаллизовывается до величины, необходимой и достаточной для совершения переворота. В его составе генералитет, промышленники, депутаты и поддерживающие переворот родственники царя. Их относительно немного, т.к. из перечисленной категорий людей в заговоре участвует меньшинство, но подкрепляет их иностранная мощь в лице английского посла Д. Бьюкенена, с которым Родзянко встречался в январе 1917 г.

Родзянко выступает как лидер заговора, у которого и собирается вся эта публика. Все прекрасно знают, что в армии в это время никаких волнений нет, и Крымов дезинформирует слушателей, с целью непроверенными слухами довести публику до сознания, что дальше так жить нельзя и поэтому во всех сферах раздувается пожар недовольства и делается все возможное для его усиления. И здесь выдающаяся роль принадлежит Родзянко – мастеру неутомимо подбрасывать сенсационные сведения о катастрофическом положении дел в стране, поэтому якобы ни минуты нельзя медлить.  

А вот как сам Родзянко описывает эти события в своих записках: «Мысль о принудительном отречении царя упорно проводилась в Петрограде в конце 1916 и начале 1917 года. Ко мне неоднократно и с разных сторон обращались представители высшего общества с заявлением, что дума и ее председатель обязаны взять на себя эту ответственность перед страной и спасти армию и Россию. После убийства Распутина разговоры об этом стали еще более настойчивыми. Многие при этом были совершенно искренно убеждены, что я подготовляю переворот и что мне в этом помогают многие из гвардейских офицеров и английский посол Бьюкенен»[9].

Наступает время решительных действий, и Родзянко действует. Для успешности переворота необходимо заручиться поддержкой армии, и если начальник Штаба Верховного главнокомандующего М.В. Алексеев является главным заговорщиком в армии, то играющий большую роль главнокомандующий северным фронтом генерал Н.В. Рузский требует особого подхода. И этот подход умело находит Родзянко, предлагая решить накопившиеся проблемы в государстве за счет отречения царя. 

Родзянко уверяет Рузского, что переворот может быть добровольный и безболезненный для всех, и тогда все кончится в несколько дней: «Одно могу сказать: ни кровопролития, ни ненужных жертв не будет. Я этого не допущу.Тогда наша армия не будет ни в чем нуждаться; в этом полное единение всех партий, и железнодорожное сообщение не будет затруднено; надеемся также, что после воззвания временного правительства крестьяне и все жители повезут хлеб, снаряды и другие предметы снаряжения; запасы весьма многочисленны, т.к. об этом всегда заботились общественные организации и особое совещание»[10].

Удивительная убедительность слова, но еще большее впечатление производит будущее – когда, после воззвания Временного правительства, все должно появится, разумеется, не само собой, а усилиями крестьян и остальных жителей. Особенно радует ожидаемый подвоз так недостающих снарядов от тех же крестьян и остальных жителей.

1 марта 1917 г. сообщается об устранении от управления Совета министров и о переходе правительственной власти к Временному комитету Государственной Думы во главе с председателем Родзянко. Все министры были арестованы и заключены в Петропавловскую крепость. Фактически произошел государственный переворот, после которого все усилия были направлены на отречение царя.

Так кем же являлся председатель Государственной Думы М.В. Родзянко?

Одним из главных заговорщиков страны. Человеком с непомерным самомнением и честолюбием, взявшим на себя роль спасителя Отечества и изображающего из себя единственного непререкаемого лидера, способного путем переворота привести страну к успокоению и победоносному завершению войны. Распространял панические слухи о положении в Петербурге и о настроении народа, который, по его мнению, только и желал победе на фронте, но без царя.

Все сделал для обмана руководителей армии о необходимости отречения государя и затем, при разразившейся катастрофе, в свое оправдание ссылался на тех же руководителей, которые дружно поддержали его в дни переворота.

Не достает только главного звена во всей деятельности Родзянко – понимания того, каковы были истинные мотивы столь бурной деятельности? Да, не удалось ему возглавить Временное правительство из-за противодействия членов Государственной Думы, но не этот пост был смыслом всей его жизни. И здесь истинные цели действий Родзянко нам раскрывает его племянник князь Феликс Юсупов, породнившийся с царственным родом через свою жену княжну Ирину, приходившейся дочерью сестры Николая II.

Ознакомимся с откровениями Юсупова сразу после отречения царя: «Однажды матушка позвала меня к себе. Пришли мы с Ириной и застали у нее дядю Михаила. Завидев меня, Родзянко встал, подошел и спросил с ходу: – Москва желает объявить тебя императором… Вскоре адмирал Колчак и великий князь Николай Михайлович пришли повторить: – Русского престола добивались не наследованием или избраньем. Его захватывали. Пользуйся случаем. Тебе все карты в руки. России нельзя без царя, но к романовской династии доверие подорвано. Народ более не желает их»[11].

Князь Ф.Ф.Юсупов. Источник: https://www.livelib.ru/character/4490/works-feliks-yusupov

Недаром так старался Михаил Владимирович и сделал все возможное для отречения царя, а затем убедил его брата отказаться от престола. Оставался только шаг до воплощения в жизнь вожделенной мечты – возвести на престол своего племянника.

И вся эта заговорщическая неадекватная публика шепчется и плетет интриги среди своих кругов с надеждой сохранить свое влияние и положение в государстве. И не думают, что устранение государя приведет к слому всего государственного аппарата, и уже никакими интригами невозможно будет им удержаться у власти.

По-разному оценивали деятельность Родзянко. Одним из наиболее ярких эпизодов было заседание Государственной Думы, когда Марков совсем близко приблизился к председательскому месту и произнес почти в упор: «Вы мерзавец, мерзавец, мерзавец»…

Через день после этого инцидента я (Родзянко – А.М.) получил через французского посла от президента французской республики большой орден Почетного легиона»[12].

Такое впечатление, что получил орден за звание мерзавца. Вот откуда пошло выражение: «Да он мерзавец, но наш мерзавец», или здесь ошибка? Если и ошибка, то очень незначительная.

Судьба воздала должное интригану, закончившему свою жизнь в изгнании – проклятым и отверженным.

Подчеркивание и выделение в документах сделано нами – А.М.


[1] Крушение империи. Записки председателя Русской Государственной Думы М.В. Родзянко // Архив русской революции. Москва: «ТЕРРА» – «TERRA»: ПОЛИТИЗДАТ», 1991. Т. 17. С. 5, 9.

[2] Крушение империи. Записки председателя Русской Государственной Думы М.В. Родзянко // Архив русской революции. Москва: «ТЕРРА» – «TERRA»: ПОЛИТИЗДАТ», 1991. Т. 17. С. 153.

[3] Крушение империи. Записки председателя Русской Государственной Думы М.В. Родзянко // Архив русской революции. Москва: «ТЕРРА» – «TERRA»: ПОЛИТИЗДАТ», 1991. Т. 17. С. 26.

[4] Деникин А.И. Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. Февраль – сентябрь 1917 г. Репринтное воспроизведение. Москва: «Наука», 1991. С. 88.

[5]   Тяжелые дни. Секретные заседания Совета Министров 16 июля – 2 сентября 1915 года // Архив русской революции. Москва: «ТЕРРА» – «TERRA»: ПОЛИТИЗДАТ», 1991. Т. 18. С. 62-63,72.

[6] Крушение империи. Записки председателя Русской Государственной Думы М.В. Родзянко  // Архив русской революции. Москва: «ТЕРРА» – «TERRA»: ПОЛИТИЗДАТ», 1991. Т. 17. С. 104.

[7] Тяжелые дни. Секретные заседания Совета Министров 16 июля – 2 сентября 1915 года  // Архив русской революции. Москва: «ТЕРРА» – «TERRA»: ПОЛИТИЗДАТ», 1991. Т. 18. С. 86.

[8] Крушение империи. Записки председателя Русской Государственной Думы М.В. Родзянко  // Архив русской революции. Москва: «ТЕРРА» – «TERRA»: ПОЛИТИЗДАТ», 1991. Т. 17. С. 157-158.

[9] Крушение империи. Записки председателя Русской Государственной Думы М.В. Родзянко  // Архив русской революции. Москва: «ТЕРРА» – «TERRA»: ПОЛИТИЗДАТ», 1991. Т. 17. С. 159.

[10] Документы к «Воспоминаниям» ген. Лукомского // Архив русской революции. Москва: «ТЕРРА» – «TERRA»: ПОЛИТИЗДАТ», 1991. Т. 3. С. 257.

[11] Юсупов Ф.Ф. Мемуары в двух книгах. До изгнания. 1887-1919. В изгнании. Москва: «Захаров», 2001. С. 230.

[12] Крушение империи. Записки председателя Русской Государственной Думы М.В. Родзянко  // Архив русской революции. Москва: «ТЕРРА» – «TERRA»: ПОЛИТИЗДАТ», 1991. Т. 17. С. 150-151.

последние публикации