Saturday, June 15, 2024

Технологии фальсификаций образа митрополита Иосифа (Семашко) (на примере публицистики С. Абломейко). Часть 3.

17 мая 2012 г. на сайте «Радио Свобода» [1] появилась вторая статья С. Абломейко, где критика митрополита Иосифа (Семашко) была продолжена [2]. Поводом послужило то, что читатели «не совсем поняли […] текст и цели его написания» [3]. Журналист пишет, что он «привёл там несколько малоизвестных исторических фактов и предложил новую трактовку некоторых исторических событий» [4]. В этой статье С. Абломейко снова рассуждает о «знании настоящей белорусской церковной истории», называя церковную историю «настоящим проклятием Белоруссии». После чего пишет, «что главная и наитрагичнейшая “заслуга”» митрополита Иосифа (Семашко) в том, что «белорусы сегодня думают, что ходят в православные церкви, хотя, на самом деле, они ходят в церкви русские» [5]. Чем же отличаются православные церкви от русских, журналист не сообщает. Также не понятно, что же подразумевает С. Абломейко под «малоизвестными историческими фактами» и «новой трактовкой событий»? Видимо, под «фактами» понимаются те фальсификации, которые он использовал в первой статье, а под «новой трактовкой» стоит понимать ту конструкцию, которая построена на неправильной трактовке терминов.

Белорусы, уверен С. Абломейко, не могут пока избавиться от конфессиональности и «заменить её на единственно правильный национальный подход ко всему. Подход интегративный и всепрощающий – всё, что с нами было, всё наше» [6]. Видимо, весь набор «доказательств» С. Абломейко исчерпал в первой статье о «гибели народа», поэтому он переходит к риторике национального романтизма. Оказывается, от несамостоятельности, т.е. от конфессионального взгляда на историю, якобы навязанного российской стороной, «происходят фатальные для народной морали вещи». «Мораль вообще ‒ чуть ли не самое важное, что народу для национального существования и национального иммунитета нужно. Многие знаковые и символические вещи, которые с нами происходят и которые свидетельствуют о неуклонной кончине нашей народной души и самого нашего народа, имеют прежде всего моральное измерение» [7]. Далее текст статьи представляется уже не неким рассуждением, основанным на якобы фактах, что было в первой части, а переходит в область какой-то национальной эсхатологии. Оказывается, канонизация митрополита Иосифа ‒ это «ещё одна улица Суворова или ещё одна Линия Сталина» [8]. Далее С. Абломейко делает вывод, который должен показать причинно-следственные связи: «Если бы не было Семашко, не было бы и линии Сталина, и улицы Суворова в наших городах уже давно исчезли бы, и современной власти в Белоруссии могло бы никогда и не быть». И как констатация звучит фраза журналиста: «Сначала был Семашко, а после появилось всё остальное». «Семашко – главный антигерой белорусской истории XIX века и главный герой России того времени, это именно он, а не Муравьёв-вешатель сделал более для победы “русского дела в Западном крае”» [9].

Портрет митрополита Иосифа (Семашко). Художник И.Ф. Хруцкий. (1860-е гг.). Источник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/4/46/Jozef_Siemaszko..jpg

Для читателя, не знакомого с историческими представлениями белорусского национализма, стоит пояснить, что генералиссимус А.В. Суворов воспринимается ими как палач белорусского народа только лишь потому, что он подавил польское восстание 1794 г. под руководством польского национального героя Тадуеша Костюшко. Генерал-губернатор М.Н. Муравьёв-Виленский подавил ещё одно польское восстание 1863 – 1864 гг., которое белорусские националисты упорно и некорректно именуют восстанием Кастуся Калиновского. Националисты создали миф о том, что якобы восстание 1794 г. и особенно восстание 1863 – 1864 гг. были белорусскими или имели хотя бы частично белорусскую составляющую. На самом деле оба восстания, как и восстание 1830 – 1831 гг., были направлены на восстановление Польши [10]. Линия Сталина – полоса укреплений, которая прикрывала западную границу СССР. В Белоруссии на территории бывшего Минского укрепрайона был создан историко-культурный комплекс «Линия Сталина» (именно его имеет в виду С. Абломейко). Этот комплекс «призван не только увековечить грандиозную систему оборонительных укреплений районов “Линия Сталина”, но и стать символом героической борьбы советского народа против немецко-фашистских захватчиков» [11]. «Линия Сталина» проводит патриотические мероприятия, поддерживает память о Великой Отечественной войне, реконструкции боёв Первой мировой войны… Но для С. Абломейко «Линия Сталина» имеет совершенно иной смысл.

Карта историко-культурного комплекса «Линия Сталина». Источник: https://stalin-line.by/images/karta2019big.jpg

Как пример «маленькой “линии Сталина”» С. Абломейко рассматривает происшествие, которое он датирует 2010 г., когда строители раскопали фундамент Святодухова собора в Минске. Они обнаружили человеческие останки и «одно нетленное тело в церковном облачении». Минские униаты попросили передать останки им, но власти тело в облачении переда ли в академию наук для изучения, а кости куда-то пропали. В 2011 г. оказалось, что православные священники захоронили кости на Воинском кладбище Минска, а на могиле установили крест с надписью «Здесь покоятся останки христиан, обретенные при строительстве концертного зала детской филармонии на пл. Свободы в Минске» [12]. С. Абломейко удивлён, что православные священники похоронили униатов. А надпись на кресте, по мнению журналиста, «дикая». Далее С. Абломейко рассуждает, что основательницей базилианского женского монастыря, крипту которого раскопали рабочие, была дочь литовского канцлера Льва Сапеги Екатерина. После смерти её похоронили в монастыре. Также в этом монастыре, по утверждению С. Абломейко, был похоронен униатский киевский митрополит Антоний Селява. «И вот их останки осквернены и анонимно похоронены в братской могиле под циничной надписью…» [13], ‒ пишет журналист. И далее опять С. Абломейко уходит в национально ориентированный пафос: «В самом деле, выкидывание мощей из Святодуховки – это насилие над нашими духовными корнями. Останки белорусских деятелей ‒ игуменьи Екатерины Сапеги, митрополита Антония Селявы (как и сотен других, разных вероисповеданий, которые были опоганены или ещё будут осквернены) ‒ были и есть настоящие духовные корни нации, метафизическое убежище нашего национального духа, его опора. Национальный дух незримо и нечувствительно витал и витает оттуда, из-под земли, и укрепляет живой организм нашего народа. Такой мистической духовной опорой и источником духа являются вообще все древние фундаменты наших городов и местечек. Поэтому враги всегда топтали и топчут не только историю, память и материальные её воплощения, но и могилы предков, кладбища. В 2010 году растоптали и осквернили ещё один мистический источник народного духа в фундаменте минской Святодуховки» [14]. Однако патетические притчи о незримо и нечувствительно витающем из-под земли национальном духе имеют очень отдалённое отношение к истории. Скорее, это идеология, основанная на какой-то мистике и эзотерике.

Униатский митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси Антоний (Селява). Источник: https://blogger.googleusercontent.com/img/b/R29vZ2xl/AVvXsEgPce4b4jEOuOXpuF9mSTn1Erkjtm74xYsG_Wc93M2qJfXhfB5x-

С. Абломейко пишет, что останки надо было «надлежащим образом почтить», даже, если было хотя бы подозрение на то, что среди них имеются останки Екатерины Сапеги и митрополита Антония Селявы. Но в случае с минским инцидентом 2010 г. журналист однозначен: «А тут никакого подозрения – это точный исторический факт, что игуменья Екатерина Сапега и киевский митрополит Антоний Селява были похоронены в этой церкви» [15]. Непонятно, откуда у С. Абломейко такая уверенность в знании точных исторических фактов, но учёные утверждают, что униатский митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси Антоний Селява был похоронен в Супрасльском Благовещенском монастыре [16]. Антоний Селява просил похоронить его в минской Свято-Духовой церкви, но эта просьба выполнена не была. «При раскопках храма в 2009 году в крипте под алтарем были обнаружены останки других людей, среди которых, полагают историки, Екатерина Сапега – первая игуменья монастыря, дочь великого канцлера ВКЛ [Великого княжества Литовского – А.Г.] Льва Сапеги» [17]. Т.е. наличие останков Екатерины Сапеги также не является точным историческим фактом, а скорее, предположением.

Также непонятно, почему С. Абломейко называет останки, найденные рабочими, мощами. Ведь по христианской традиции мощи ‒ это «тела или части тел святых (часто нетленные), почитаемые в Православной Церкви, Римско-Католической и др. христианских церквах, имеющих апостольское преемство» [18]. Ни Екатерина Сапега, ни Антоний Селява святыми не являются.

Да и с датой раскопок у С. Абломейко вышла небольшая неточность. Крипту раскопали не в 2010, а в 2009 г. Про это было упомянуто даже на сайте нежелательного в России и экстремистского в Белоруссии «Радио Свобода», на котором работает С. Абломейко. Статья отмечена октябрём 2009 г., но в ней про митрополита Антония Селяву не упоминается. Так что остаётся непонятным, чем вызвано упоминание о «точном историческом факте» захоронения Антония Селявы в минском Святодуховом храме: знанием «настоящей белорусской церковной истории», «малоизвестными историческими фактами», «новой трактовкой событий» или просто «мистическим источником народного духа».

Опираясь на ряд фальсификаций и отсылки к разнообразному народному и национальному духу, С. Абломейко констатирует: «Сегодня я могу однозначно утверждать, что не может существовать православного государства “Белоруссия” с белорусским государственным языком. Как его и сегодня нет. Многие и многие люди, лучшие люди Белоруссии, кандидаты и доктора наук, не понимают, что не может в принципе быть православной Белоруссии, а может быть только православный русскоязычный Северо-Западный край. Православная Болгария возможна, православная Сербия, Румыния и Россия возможны, а вот Белоруссия – нет. Белоруссия может быть только многоконфессиональной. И только тогда – моральной» [19]. По данным американского Исследовательского центра Пью (Pew Research Center) тех, кто относит себя к православным в России 71 %, а в Белоруссии – 73 % [20]. И при этом С. Абломейко утверждает, что православная Россия возможна, а православная Белоруссия ‒ нет.

С. Абломейко уверен, что «чтить Семашко в Белоруссии, а тем более, молиться ему, может только тот, у кого нелюбовь к другой конфессии больше, чем любовь к своему народу и своей родине. А это уже ‒ фанатизм, который не имеет ничего общего с христианской моралью, или ‒ сознательный политический выбор. Как-то тяжело представить белорусскоязычного белоруса перед иконой с изображением митрополита Иосифа…» [21]. Однако сам С. Абломейко конструирует образ митрополита Иосифа (Семашко) из набора фальсификаций, из такого же набора фальсификаций он конструирует церковную историю Белоруссии с мифическими белорусскими митрополиями, уничтоженными митрополитом Иосифом, с «белорусскими поместными церквями», которых никогда не существовало. Т.е. С. Абломейко создаёт полностью негативный образ митрополита и предлагает верить в этот миф. Почему журналист это делает, со всей точностью сказать сложно. Понимает ли он, что выдаёт за истину непроверенные данные, исторические и политические мифы и откровенные фальсификации. И где тут христианская мораль или это больше походит на «сознательный политический выбор», который нужно оправдать даже путём фальсификаций?

[1] «Радио Свободная Европа/Радио Свобода» признано в России в 2020 г. СМИ-иноагентом, а в 2024 г. внесено в Перечень иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории Российской Федерации. В Белоруссии интернет-ресурсы Белорусской службы Радио Свобода были признаны экстремистской организацией в 2021 г.

[2] На сайте статья называлась «Канонизация Семашко. Гибель народа-2» (Кананізацыя Сямашкі. Скон народу-2), а в напечатанном сборнике – «Гибель народа-2» («Скон народу-2), без упоминания имени митрополита Иосифа [Абламейка С. Мой Картаген. С. 104-110].

[3] Абламейка С. Мой Картаген. [Без места издания]: Радыё Свабодная Эўропа / Радыё Свабода, 2015. С. 104.

[4] Там же.

[5] Там же. С. 105.

[6] Там же.

[7] Там же. С. 105-106.

[8] Там же. С. 106.

[9] Там же.

[10] Подробнее об образах А.В. Суворова, М.Н. Муравьёва-Виленского и К.С. Калиновского в белорусском дискурсе см: Гронский А.Д. Образ генерал-губернатора М.Н. Муравьёва в белорусском интернет-дискурсе // Россия и славянский мир в войнах и конфликтах XIX – XXI веков. Сборник статей / Науч. ред. А.Ю. Полунов. М.: Модест Колеров, 2018. С. 62-77; Он же. Генералиссимус А.В. Суворов и образ врага в современной Белоруссии // Актуальные проблемы российской провинции: вызовы современности. Материалы международной научной конференции. (г. Новозыбков, Брянская обл. 10-11 октября 2017 г.) / Под ред. В.В. Мищенко, Т.А. Мищенко, В.Н. Пустовойтова, С.Н. Стародубец, А.В. Шлома, Е.Н. Шубабко. – Брянск: ООО «Аверс», 2017. С. 4-16; Он же. Конструирование образа белорусского национального героя из участника польского восстания 1863 – 1864 гг. Викентия Константина Калиновского // Русский Сборник: исследования по истории Роcсии / ред.-сост. О.Р. Айрапетов, Мирослав Йованович, М.А. Колеров, Брюс Меннинг, Пол Чейсти. Т. XV. М.: Модест Колеров, 2013. С. 189-208.

[11] Историко-культурный комплекс «Линия Сталина». Официальный сайт. URL: https://stalin-line.by/ (дата обращения: 13.02.2019).

[12] Абламейка С. Мой Картаген. С. 106-108.

[13] Там же. С. 108.

[14] Там же. С. 108 ‒ 109.

[15] Там же. С. 108.

[16] Дзюба О.М. Селява Антоній // Енциклопедія історії України: у 10 т. Т. 9. Прил – С. / Редкол.: В.А. Смолій (голова) та ін. Київ: Наукова думка, 2012. С. 514.

[17] Хилькевич Х. Святой Дух вернулся в Минск // Информационно-аналитический портал TIO.BY. URL: http://www.tio.by/info/newspaper/6862/ (дата обращения: 20.05.2024).

[18] Цыпин В., протоиерей. Мощи // Большая российская энциклопедия. URL: https://bigenc.ru/c/moshchi-b77236 (дата обращения: 20.05.2024).

[19] Абламейка С. Мой Картаген. С. 109-110.

[20] Религия и национальная принадлежность в Центральной и Восточной Европе. Доклад. [Без места издания]: [Без издательства], 2017. С. 4.

[21] Абламейка С. Мой Картаген. С. 110.

Александр ГРОНСКИЙ
Александр ГРОНСКИЙ
Александр Дмитриевич Гронский - кандидат исторических наук, доцент. Ведущий научный сотрудник Сектора Белоруссии, Молдавии и Украины Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Российской академии наук. Заместитель председателя Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви. Доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии им. святителя Кирилла Туровского. Заместитель заведующего Центром евразийских исследований филиала Российского государственного социального университета в Минске.

последние публикации