Thursday, June 13, 2024

Советская национально-территориальная политика на примере укрупнения БССР в 1926 г. Часть 1.

После прихода к власти в России большевиков, они начали перестраивать общество согласно собственным представлениям об идеале. Некоторые их начинания, например, борьба с неграмотностью или попытка восстановить экономику приветствовались большинством населения. Советская власть заявляла, что она заботиться о простых людях и делает всё, чтобы они чувствовали себя комфортно. Однако эти заявления не всегда соответствовали реальности. Советская власть начала пересматривать административные границы, обосновывая это стремлением гармонизировать национальные отношения. В реальности гармонизации не получилось, а территории внутри страны передавались от одних союзных республик другим без учета мнения проживавшего на этих землях населения.

В 1924 г. из состава Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) в состав Белорусской Советской Социалистической Республики (БССР) были переданы некоторые территории. Население данных территорий выступала против этого, но советская власть проигнорировала мнение людей. Правительство БССР решило использовать момент и вскоре потребовало себе дополнительных территорий.

В 1926 г. вопрос был решен. Белоруссия в очередной раз укрупнилась. В её состав вошли Гомельский и Речицкий уезды Гомельской губернии, принадлежавшей РСФСР. Решение об этом принималось достаточно быстро. В начале 1926 г. вопрос был поднят, а уже к концу года Гомельская губерния РСФСР исчезла. Инициатором присоединения было руководство БССР, которое испугалось того, что переданные ранее от РСФСР к БССР в 1924 г. территории могут снова стать российскими. К возвращению территорий, включенных в состав Белоруссии в 1924 г., отсылали нежелание практически всех жителей этих земель находится в составе БССР, а также экономическая целесообразность. Белорусское руководство попыталось обосновать, что экономически выгоднее не возвращать назад в РСФСР недавно переданные в Белоруссию территории, а присоединить к Белоруссии новые земли. В начале 1926 г. в Госплан СССР [1] была подана записка, в которой говорилось об экономической пользе присоединения Гомельского и Речицкого уездов к БССР. Эту идею сразу же поддержал руководитель Госплана Г.М. Крижановский [2], а в апреле 1926 г. и председатель СНК СССР [3] А.И. Рыков [4]. Тем не менее, поддержка в Москве не означала поддержки на местах. Белорусские власти понимали это, поэтому, чтобы не будоражить население, Бюро ЦК КП(б)Б [5] постановило данное «решение считать совершенно секретным», помимо того, было решено не раскрывать авторство материалов по присоединению Гомельского и Речицкого уездов [6]. В конце мая белорусское руководство решило начать давление на гомельских советских и партийных работников, но делать это без официальных заявлений, а также отказаться от всяких интервью, посвящённых вопросам присоединения [7].

Глеб Максимилианович Кржижановский (источник: https://www.mosenergo-museum.ru/upload/medialibrary/201/201ce397924082f74bb166dbeced91b6.jpg)
Алексей Иванович Рыков (источник: https://diletant.media/upload/medialibrary/98a/98aca54b391562662655953a9e40f20f.webp)

Слухи о готовящемся изменении границ летом дошли до руководства Гомельской губернии, которое отреагировало на них резко негативно, указав, что они «вызывают нервозность», «вредно отражаются на всей работе губернии», сам переход в БССР будет встречен «с недовольством рабочей массой и преобладающей частью крестьянства губернии», а также ухудшит политические настроения трудящихся Белоруссии». Помимо того, гомельские чиновники указывали, что экономически губерния связана с РСФСР, а не БССР [8]. Заявления руководства Гомельской губернии полностью подтвердились в результате работы так называемой комиссии Я.Х. Петерса [9], которая исследовала положение местного населения и его отношение к белорусизации. Руководство советской Белоруссии считало, что о преобладающем белорусском элементе на Гомельщине «можно судить по количеству уже имеющихся там белорусских школ, а равно и стремлению населения обучаться на белорусском языке» [10]. Но, как покажет дальнейшая практика, крестьяне не очень жаловали белорусские школы.

Яков Христофорович Петерс (источник: https://webpulse.imgsmail.ru/imgpreview?key=pulse_cabinet-image-c77b7ece-11ba-400a-a3d4-b610ec4092c5&mb=webpulse)

Тем не менее белорусская сторона мотивировала необходимость присоединения Гомельского и Речицкого уездов Гомельской губернии к БССР экономическими, внешнеполитическими и, в последнюю очередь, культурно-этнографическими фактами. Экономическая целесообразность требовала укрупнения БССР до «естественных экономических пределов», что могло повысить эффективность производства в составе единого экономического района. Внешнеполитическая целесообразность заключалась в том, чтобы оказывать определённое влияние на политику польских властей в отношении проживающих в Польше белорусов и белорусских организаций. Культурно-экономический компонент отражал лозунги национальной политики большевиков. Стоит заметить, что внешнеполитический фактор был, скорее, направлен не на стимуляцию антипольских настроений среди белорусских крестьян, проживавших в Польше, а на формирование просоветской позиции белорусских общественных организаций, действовавших в Польше. Сами же белорусские крестьяне на территории Польши, если исходить из польских документов межвоенного периода, больше беспокоили Варшаву своей общерусской, чем белорусской ориентацией [11]. Тем не менее, советские дипломаты в Варшаве ссылались на мнение белорусских националистических организаций, выдавая его за мнение простого народа.

Ещё одной причиной, повлиявшей на присоединение Гомельщины к БССР, белорусский историк С.М. Хомич считает «белорусское национальное движение», существовавшее в первой половине 1920‑х гг. на Гомельщине. В частности, С.М. Хомич называет белорусские кружки в техникумах, среди красноармейцев-белорусов, а также создание белорусских пионерских и комсомольских организаций [12]. Гомельский губернский комитет в 1925 г. даже собирался заняться белорусизацией молодёжи, для чего хотел «выявить возможность организации комсомольских ячеек, ведущих работу на белорусском языке. Провести подготовку для организации и, где возможно, для перевода работы пионерских отрядов на белорусский язык», а также «иметь на курсах для подготовки вожатых пионеротрядов 20 мест для белорусов» [13]. Однако комиссия Я.Х. Петерса в октябре 1926 г. обнаружила на всей территории спорных уездов лишь единственную попытку организовать молодёжный белорусский кружок для культурной работы. Но молодёжь работала вяло, а к моменту приезда комиссии «кружок не проявлял признаков существования» [14]. Т.е. комиссия на всём пространстве двух уездов нашла лишь одну (да и то неработающую) белорусскую организацию. И дело здесь не столько в том, что власти препятствовали проведению белорусской работы, а в том, что, скорее всего, самим крестьянам и горожанам эта работа была не нужна. Никакого реального белорусского национального движения на Гомельщине в то время не существовало.

Тем не менее Минск продолжал вести переписку с Москвой. 5 августа 1926 г. состоялось заседание Политбюро ЦК ВКП(б) [15]. Председатель СНК А.И. Рыков сделал доклад по вопросу укрупнения БССР. Настроение членов Политбюро было благожелательным, лишь М.И. Калинин [16] выступил с категорическими возражениями. Он, в частности, указал, что, помимо всего прочего, никто не считается с мнением местного крестьянства. Конструктивной дискуссии не возникло, потому что логичных возражений на замечание М.И. Калинина было сделать нельзя. Вместо этого речь М.И. Калинина «пересыпалась замечаниями весёлого настроения». А.И. Рыков, И.В. Сталин [17], Л.Д. Троцкий [18] и Л.Б. Каменев [19] отличились особенным весельем [20]. После данного заседания можно было предполагать, что вопрос очередного укрупнения БССР будет решён в пользу Минска. Однако белорусское правительство на всякий случай продолжало укреплять свои позиции.

Михаил Иванович Калинин (источник: https://old.bigenc.ru/media/2016/10/27/1235189367/14159.jpg)

Иосиф Виссарионович Сталин (источник: https://i.bigenc.ru/resizer/resize?sign=ih8Fxg22jbesZSCkQ73KFg&filename=vault/4e6fc95c72f74836e5a9942372eb5c1d.webp&width=1920)

Лев Давидович Троцкий (источник: https://i.bigenc.ru/resizer/resize?sign=V4HrZPirWpnp1zNf1v7i8g&filename=vault/cbdfd7236dcd2c5482532d051cf497ea.webp&width=1920)

Продолжение следует…

[1] Госплан СССР (полное название ‒ Государственная плановая комиссия при Совете Труда и Обороны СССР) ‒ государственный орган, который осуществлял общегосударственное планирование развития народного хозяйства СССР и контроль за выполнением планов народного хозяйства.

[2] Глеб Максимилианович Кржижановский (1872 ‒ 1959) ‒ советский государственный и партийный деятель, первый председатель Госплана СССР, академик.

[3] Совет народных комиссаров СССР (СНК СССР) ‒ высший коллегиальный орган исполнительной и распорядительной власти Союза Советских Социалистических Республик. Действовал в 1923 ‒ 1946 гг.

[4] Алексей Иванович Рыков (1881 ‒ 1938) ‒ в 1924 ‒1930 гг. председатель СНК СССР.

[5] Бюро ЦК КПБ (полное название ‒ Бюро Центрального комитета Коммунистической партии Белоруссии) ‒ руководящий орган Коммунистической партии Белорусской Советской Социалистической Республики в 1924 ‒ 1962 гг.

[6] Государственные границы Беларуси: сб. документов и материалов. В 2 т. Т. 1. (март 1917 – ноябрь 1926) / сост.: В.Е. Снапковский [и др.]. Минск: БГУ, 2012. С. 323.

[7] Там же. С. 331‒332.

[8] Там же. С. 343.

[9] Яков Христофорович Петерс (1886 ‒ 1938) ‒ один из руководителей Объединенного государственного политического управления, руководитель комиссии, созданной для включения Гомельского и Речицкого уездов в состав Белоруссии.

[10] Государственные границы Беларуси: сб. документов и материалов. В 2 т. Т. 1. С. 340.

[11] Шевченко К.В. Русский Мир в борьбе за выживание: западнобелорусские земли в составе Польши в 1919 – 1939 гг. // Университетский вестник. 2016. № 1 (17). Спец. вып. С. 95‒96.

[12] Хомич С.Н. Территория и государственные границы Беларуси в ХХ веке: от незавершённости этнической самоидентификации и внешнеполитического произвола к современному status quo. Минск: Экономпресс, 2011. С. 262.

[13] Очередные задачи в области агитации и пропаганды. Гомель: Западное областное издательство «Гомельский рабочий», 1925. С. 54.

[14] Государственные границы Беларуси: сб. документов и материалов. В 2 т. Т. 1. С. 387.

[15] Политбюро Центрального комитета Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) ‒ высший партийный орган, руководивший политической работой Центрального комитета партии между его пленумами.

[16] Михаил Иванович Калинин (1875 ‒ 1946) ‒ председатель Центрального исполнительного комитета СССР.

[17] Иосиф Виссарионович Сталин (1878 ‒ 1953) ‒ советский государственный и партийный деятель. В 1925 ‒ 1952 гг. генеральный секретарь Центрального комитета Всесоюзной коммунистической партии (большевиков).

[18] Лев Давидович Троцкий (1879 ‒ 1940) ‒ советский политический деятель, до 1927 г. член Центрального комитета Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) и член Всероссийского центрального исполнительного комитета.

[19] Лев Борисович Каменев (1883 ‒ 1936) ‒ советский политический деятель, до 1927 г. член Политбюро Центрального комитета Всесоюзной коммунистической партии (большевиков).

[20] Государственные границы Беларуси: сб. документов и материалов. В 2 т. Т. 1. С. 246.

Александр ГРОНСКИЙ
Александр ГРОНСКИЙ
Александр Дмитриевич Гронский - кандидат исторических наук, доцент. Ведущий научный сотрудник Сектора Белоруссии, Молдавии и Украины Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Российской академии наук. Заместитель председателя Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви. Доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии им. святителя Кирилла Туровского. Заместитель заведующего Центром евразийских исследований филиала Российского государственного социального университета в Минске.

последние публикации