Sunday, February 25, 2024

Религиозно-культурное самоопределение белорусского народа: прошлое, настоящее и перспективы в будущем

Крещение Руси св. равноапостольным великим кн. Владимиром является в полном смысле судьбоносным событием в истории восточных славян. Оно на столетия определило вектор их развития и место в кругу европейских христианских народов. Православная вера сформировала русское мироощущение, стала духовной основой построения особого русского историко-культурного мира. Включение восточных славян в Византийское содружество народов, без сомнения, представляет собой цивилизационный поворот, к особенностям которого относится то, что он совершился «сверху», был инициирован и осуществлен великокняжеской властью со всеми вытекающими из этого факта положительными и отрицательными последствиями. Стоит заметить, что Крещение Руси не повлекло за собой долгого и губительного для общества противостояния сторонников Христианства и приверженцев язычества. У язычества не нашлось сильных мотивированных защитников, и оно довольно скоро сошло с исторической сцены, найдя себе нишу в бытовой жизни людей в виде разного рода суеверий и обрывков древних традиций.

К XIII в. плоды Крещения Руси в полной мере проявились во всех регионах Киевского раннефеодального государства, в том числе и на территориях, которые ныне входят в состав Республики Беларусь. В это время о предках современных белорусов можно говорить как о христианском православном народе. Однако к середине XVIII ст. картина меняется. На всем протяжении белорусских земель мы видим торжество католичества. Православные церковные структуры сократились – в Речи Посполитой сохранилась лишь одна православная епархия, существовавшая исключительно благодаря поддержке Московского Патриарха и Российского государства. В народе место Православия заняла уния – католичество восточного обряда, которая находилась под мощным влиянием польской католической церкви и полонизма. Практически вся культурообразующая элита белорусского общества отказалась от Православия и перешла в костелы. В это время Беларусь кажется цивилизационной провинцией Европы, частью латинского мира, пусть и с большими внешними от него отличиями. 

Очевидно, что все это – следствие нового цивилизационного поворота, который произошел на наших землях в период между сер. XIII и сер. XVIII вв. В исторической литературе чаще всего можно встретить мнение о том, что изменение конфессиональной, а вместе с ней и цивилизационной ситуации произошло в Польско-Литовском государстве после заключения Брестской церковной унии в 1596 г. С этим нельзя согласиться. Брестская уния представляла собой не начало, а завершение католической экспансии сначала в ВКЛ, а затем и в Речи Посполитой. После унии 1596 г. католичество на белорусско-украинских землях достигло пределов своего расширения. Далее ему оставалось лишь освоение приобретенного, что и случилось к сер. XVIII в.

Следовательно, новый цивилизационный поворот произошел ранее заключения Брестской унии. Он связан с тем событием, которое открыло католичеству путь на белорусско-украинские земли. Без сомнения, таким событием стало утверждение на престоле ВКЛ католической династии в кон. XIV – нач. XV в. После этого наступление Рима на каноническую территорию Русской Церкви, правовая дискриминация православных церковных институтов, вытеснение Православия из жизни общества оказались неизбежными.

Процесс выдавливания белорусского народа из пределов русского духовного и культурного мира был инициирован правителями-католиками, продолжался несколько столетий, за которые прошел ряд этапов.

Он носил конфликтный характер, вызвал ожесточенную межконфессиональную борьбу, и завершился очередным цивилизационным поворотом: во вт. пол. XIX в. Белоруссия в составе Российской империи вновь возвращается в русский историко-культурный мир, что было связано с общим воссоединением белорусских униатов с православными по итогам Полоцкого объединительного Собора 1839 г.

Исчезновение унии в 1839 г., с одной стороны, было обеспечено российской властью, но, с другой стороны, явилось следствием не искорененного унией православного мироощущения белорусов, их понимания своего единства с православной Россией, а также ответственного отношения к духовному благу народа со стороны униатского клира – митрополита Иосифа (Семашко), архиепископов Антония (Зубко) и Василия (Лужинского), представителей наиболее энергичной и образованной части униатского духовенства. Последовавшее за воссоединением белорусских униатов с православными восстановление позиций Православной Церкви и, как следствие, сокращение влияния на них полонизма, вернули белорусов к их духовным истокам и послужили толчком для развития самобытной белорусской культуры и возникновению в наши дни суверенной белорусской государственности.

Таким образом, цивилизационные повороты, которые имели место в истории белорусов на протяжении веков, носили обратимый характер, что позволяет историкам подвергать сомнению прочность цивилизационных переориентаций белорусского общества в Речи Посполитой и Российской империи. В связи с этим возникает вопрос: возможно ли, чтобы в наши дни в суверенной Республике Беларусь произошел новый цивилизационный поворот и белорусский народ перестал ощущать себя и быть в действительности частью русской цивилизации?

В теории такое вполне возможно. За последние десятилетия  наблюдается процесс появления и становления белорусского католичества. Оно объявляет себя той конфессией, которая в максимальной степени способствует развитию белорусского национального самосознания и белорусской культуры. Оккупировав, если можно так выразиться, «национальную нишу», белорусский костел пропагандирует идею европейской католической сути такого явления как «белорусскость». Мало того, к широкой религиозной и общественной деятельности постепенно приступает Белорусская греко-католическая церковь. Она крайне немногочисленна, но ее активизация приведет католичество к ожесточенному конфликту с Православием и похоронит межконфессиональный мир в Республике Беларусь со всеми вытекающими отсюда страшными для белорусского общества проблемами. В оппозиционных современному белорусскому правительству кругах белорусской интеллигенции наблюдается сочувственное отношение к возрождению унии. Это является показателем их прозападных цивилизационных настроений и вкусов, которые при определенных обстоятельствах могут повлиять на религиозно-культурную ситуацию. Уже сейчас можно говорить о том, что белорусское католичество в его разных формах привлекательно для значительной части вестернизированной в советское время белорусской интеллигенции и культурообразующей элиты, которая имеет большие возможности воздействия на народ.

На неблагоприятном для Православия фоне Белорусская Православная Церковь находится в процессе выработки своего принципиального отношение к происходящим в стране процессам. В среде духовенства высказываются разные мнения, в некоторых случаях реализуются разные подходы. Верующие в основной массе придерживаются традиционных для русского мира представлений, готовы их отстаивать. Однако все более становится очевидным, что инертность, которую многие принимают за консервативность, для православной стороны не является лучшим способом ответить на вызовы времени.

Указанные тенденции, развивающиеся в Республике Беларусь, могут привести к противостоянию в белорусском обществе, но не могут привести к полной цивилизационной переориентации белорусов. Значительно серьезнее другое. Русскому миру на наших глазах брошен мощный вызов, который был вполне предсказуем в логике борьбы за советское наследство. Проверке подвергается его запас прочности, но не секрет, что в XX в. русская цивилизация понесла огромные потери и в своих основах претерпела значительную трансформацию. Поэтому выпадение Беларуси из ареала ее распространения зависит от многих разнородных факторов и их взаимодействия друг с другом в разных соотношениях настолько, насколько остается жизнеспособной сама русская цивилизация во всех ее проявлениях. 

последние публикации