Saturday, June 15, 2024

Православие на белорусских землях в период с 1839 по 1917 год: возвращение к вере отцов и дедов

Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его. Если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж.

Пс. 126:1

Последствием Полоцкого Церковного Собора 1839 г. явился непростой путь возвращения сотен тысяч униатов белорусских земель к практике православной жизни. По меткому замечанию Г. Я. Киприановича, «дело воссоединения совершилось, но далеко еще не завершилось в 1839 году»[1]. Более чем 200-летнее пребывание православных в составе греко-католической церкви оставило заметный след в сознании верующих. Известно, что униатская церковь в первой трети XIX в. в своей обрядности и богослужении имела черты скорее западной христианской традиции, нежели восточной. Это осознавалось православными иерархами как серьезная проблема, в том числе как опасность полной утраты веры.

Многие бывшие униаты после 1839 г., формально считавшиеся православными, по разным причинам (крепостная зависимость крестьян, активная миссионерская и храмостроительная деятельность римо-католиков, тайное обучение основам католической веры и польскому языку, устанавление новых храмовых и местночтимых праздников) посещали костелы, исповедовались у ксендзов, т.е. являлись католиками на практике[2].

Священноначалие белорусских епархий по-разному объясняло причину укоренения католических традиций в церкви. Протоиерей Н. Извеков, описывая приходскую жизнь верующих Литовской епархии в пост-униатское время, объяснял это тем, что «… во времена унии почти в каждом приходе было одно или несколько святых мест, как-то: «крынички», «колодези», «каплички», не говоря уже о чудотворных иконах. Каждая из указанных святынь имела свою историю, мало отличающуюся от других. Почти все эти места были ознаменованы явлением на нем или иконы, или необыкновенного огня, или другим каким-нибудь чудом. <…> По уничтожении унии воссоединенное духовенство в некоторых местах продолжало поддерживать веру в народе в эти чудотворные предметы, главным образом потому, что это приносило ему большие доходы вследствие множества богомольцев, стекающихся в эти места»[3]. Епископ Полоцкий Савва (Тихомиров) в 1870 г. объяснял посещение православными католических храмов безграмотностью народа. 

Оценивая сложность конфессиональной ситуации, сложившуюся в Полоцко-Витебкой епархии, архиепископ Василий (Лужинский) обращал внимание священноначалия на безнаказанность действий части римо-католического духовенства, находящегося в оппозиции к правящим кругам. Кроме того, аппарат местной власти на белорусских землях, по мнению владыки, был наполнен чиновниками, имеющими польскую идентичность и настроенными антироссийски.  

Другим было отношение к православной церкви простых верующих католиков. Там, где вблизи не было костелов, верующие, чаще всего крестьяне, посещали православные храмы и молились вместе с православными. Особенно верующих привлекало православное архиерейское богослужение. С глубочайшим благоговением они подходили под епископское благословение и целовали святой крест[4]. Таким образом, церковная жизнь населения Беларуси дает любопытный пример причастности значительной части верующих и к православным, и к католическим богослужениям.  

Тем не менее, уже к концу 40-х – началу 50-х гг. ситуация в Православной церкви Беларуси постепенно меняется. В своем Рапорте Св. Синоду о состоянии Полоцкой епархии за 1848 год преосвященный Василий пишет: «Еще не прошло десяти лет, как подписан акт об воссоединении, униатским духовенством, во всех церквах Витебской губернии отправляется богослужение по чину Греко-Российской Церкви, крестные ходы совершаются вопреки бывшему обычаю между униатами, преобразован колокольный благовест. <…> Все священники в рясах и с бородами, воссоединенные прихожане также ревностно исполняют долг исповеди <…>. Прихожане воссоединенных городских и местечковых церквей, чиновники, купечество и мещане, замечаемые прежде в духе совершенного нерасположения к воссоединению с Православием, имея приходскими пастырями древлеправославных священников, уважают их так же, как уважали прежних униатских пастырей, несмотря на то, что вблизи всех таковых церквей почти рядом находятся костелы. Даже при сельских церквах в таких уездах, где не было древлеправославных церквей, священники древлеправославные, само собою разумеется хорошего поведения, пользуются уважением прихожан <…>. И это все совершилось здесь в таком крае, где девять лет тому назад крестьянин бежал, завидя священника с бородою за грех считал взойти в русскую церковь. Кто знал Витебскую губернию девять лет назад, не поверит, чтобы так скоро мог измениться дух народный»[5].      

Серьезной проверкой твердости в православии бывших униатов явилось польское восстание 1863–1864 гг. Православное население Беларуси не поддержало восставших. Ставка на возрождение традиций униатской церкви в душах бывших униатов не оправдалась[6]. С этого времени начинается новый этап во взаимоотношениях между католическим и православным духовенством. Открытая прозелитическая деятельность стала невозможной. Изменилось и отношение гражданской власти к деятельности православного духовенства.

Своеобразным подведением итогов деятельности Православной Церкви на белорусско-литовских землях за 25-летний период, прошедший после Полоцкого церковного собора, стали торжества, посвященные юбилейной дате. Поскольку широкое празднование 25-летия Полоцкого церковного собора, отмечавшегося в 1864 г., было невозможно в связи с продолжающимися выступлениями польских повстанцев, обсуждение его итогов и значения было перенесено на страницы епархиальных ведомостей. Начало  дискуссии положил митрополит Литовский Иосиф (Семашко) статьей «Слово синодального члена Иосифа, митрополита Литовскаго и Виленскаго, произнесенное 25 марта 1864 г., в память двадцатипятилетия после воссоединения Униатов с православною церковью»[7]. Редакция ведомостей представила «Слово» митрополита «назиданием для всех Православных». Впервые митрополит Литовский раскрыл исторический путь православия на белорусско-литовских землях, сформулировал причины, последствия и значение решений собора. Можно с уверенностью сказать митрополит Иосиф был первым историографом истории Полоцкого церковного собора.    

Празднование юбилея в 1864 г. положило начало традиции, утвердившейся в Православной церкви Беларуси – публиковать в церковной периодической печати материалы, посвященные проблемам воссоединения. Уже в 1866 г. на страницах «Литовских епархиальных ведомостей» было напечатано «Слово, сказанное в Свято-Троицком Виленском монастыре, в день воссоединения униатов с Православною Церковью, 26 мая 1866 г., перед крестным ходом, положенным в этот день» ученика Литовской духовной семинарии Г. Я. Киприановича. Это была первая публикация будущего известного церковного историка, биографа митрополита Литовского Иосифа.  

Католическая миссия в Беларуси заметно ослабела к 1870–1890 гг., хотя совсем не исчезла[8]. Как свидетельствуют материалы отчета епископа Полоцкого Александра (Заккиса) Св. Синоду за 1894 г. во взаимоотношениях двух конфессий наблюдается потепление. «Некоторые из священников, – по словам епископа, – разделяли с ксендзами хлеб-соль. Православное духовенство относилось к католикам-духовенству и мирянам «кротко и миролюбиво». При всяком удобном случае словом, делом и самим образом жизни старалось «расположить их к себе и к православной пастве»[9]. Но, тем не менее, и в это благоприятное для Православной Церкви время известны случаи, когда ксендзы в районах, где преобладало римо-католическое население, преподавало требы православным[10] или намеренно обостряло отношения между духовенством и паствой[11].  

Важным фактором в жизни Православной Церкви второй пол. XIX в. стало празднование 50-летия Полоцкого церковного собора, которое состоялось в 1889 г. В отличие от юбилея 1864 г. в освещении хода и результатов Собора преобладали материалы, подготовленные к печати известными исследователями истории Брестской церковной унии: М. О. Кояловичем, П. Н. Жуковичем, А. П. Сапуновым. Обращают на себя внимание многочисленные публикации, отображающие роль митрополита Литовского Иосифа Семашко в подготовке, ходе и реализации решений собора, т.н. «иосифовская литература».   

Среди многочисленных материалов, опубликованных в 1889 г., особого внимания заслуживает статья П. Н. Жуковича «Вильна. 8 июня 1889 г». Главную заслугу в процессе воссоединения историк видит в твердой позиции и последовательной деятельности церковных иерархов и последовавшего за ним униатского духовенства всего западнорусского края. Историк заметил отличие в настроениях воссоединенных, которые произошли в течение 50 лет пребывания в лоне Православной Церкви. Впервые широкие слои населения белорусских земель отмечали день воссоединения «осознанно, со знанием того, что значит для православной церкви возвращение униатов в прародительскую веру». Поэтому П. Н. Жукович называет торжество 1889 г. «первым народно-религиозным юбилеем Православной Западной Руси».  Этот взгляд на события 1839 г. в настоящее время столь же актуален, как и 135 лет назад. 

Последовательное укрепление и развитие традиций православия в Беларуси было прервано рядом важных церковно-исторических и государственных событий решающим среди которых явился указ «Об укреплении начал веротерпимости» от 17 апреля 1905 года, согласно которому стали возможны вероисповедные переходы в рамках христианских исповеданий. Только в Полоцко-Витебской епархии  за 1905 – 1908 гг. в католичество перешло около 4 тысяч человек, в лютеранство – 230 человек[12].    

Однако бывшие униаты, несмотря на возможность свободного перехода в католичество, «сохранили верность православной церкви». Это обстоятельство доказывает, что православие на белорусских землях укрепило свои позиции настолько, что даже потрясения, вызванные указом 17 апреля, не могли поколебать религиозные убеждения нового поколения бывших униатов, выросших в традициях православия.   

Можно с уверенностью сказать, что Полоцкий церковный собор не только вернул Беларусь к Православию, верность которому «воссоединенные» доказали отказом от поддержки польского восстания 1863–1864 гг., среди требований которого было возрождение Речи Посполитой с белорусскими и украинскими территориями в ее составе   и восстановление церковной унии. Полоцкий церковный собор совершил цивилизационный поворот, который вернул ее жителей к наследию святых Кирилла и Мефодия, возрождению культурно-исторических традиций Православия. Полоцкий церковный собор не дал возможности исключить церковнославянский язык из практики богослужения и положил начало применению белорусского языка в проповедях воссоединенного православного духовенства, явился важным фактором на пути развития этнокультурного самосознания местного населения. Есть все основания полагать, что именно деятельность Православной Церкви на белорусских землях стоит у истоков рождения современной белорусской нации.

В настоящее время Белорусская Православная церковь уверенно идет по этому же пути. Можно надеяться, она не свернет с него и в будущем.  


[1] Киприанович Г.Я. Жизнь Иосифа Семашки, митрополита Литовского и Виленского и воссоединение западнорусских униатов с православною церковию в 1839 г. Изд. 2‑е испр. и доп.: Вильна, тип. Блюмовича, 1897. – 613 с.: 3 вкл. л. портр. С. IV. 

[2] РГИА. Ф. 821. Оп. 1. Д. 9. Л. 166 об. Переписка с Синодом, Канцелярией обер-прокурора Синода и других учреждений по вопросу о привлечении к православию бывших униатов Западного края, исповедающих католичество.

[3] Извеков Н. Д. Исторический очерк состояния Православной Церкви в Литовской епархии за время с 1839-1889 г. – М.: Печатня А.И. Снегиревой, 1899. – С. 435.

[4] РГИА. Ф. 797. Оп. 10. Д. 27496. Л. 3. По отношению Преосвященного Полоцкого о состоянии Церкви вверенной ему епархии в уездах Люцинском, Себежском и Дриссенском.

[5] РГИА. Ф. 796. Оп. 127. Д. 632. Л. 116, 116 об.

[6] См.: Грыгор’ева В.В., Завальнюк У.М., Навiцкi У.I., Фiлатава А.М. Канфесii на Беларусi. Мiнск.: ВП «Экаперспектива», 1998, – С. 68. Романчук Александр, протоиерей. Иосиф (Семашко), митрополит Литовский и Виленский: жизнь и служение. – Минск: Братство во имя св. Архистратига Михаила, 2012. – С. 137. Польское восстание 1863 года: этнокультурные и межконфессиональные аспекты. /Сборник научно-исследовательских работ. – Брянск: ООО «Аверс», 2023. – 124 с.

[7][«Двадцатипятилетие воссоединения униатов в Российской империи», ЛЕВ № 6 от 31.03.1864 г.].

[8] РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 544. Л. 21 об. Отчет о состоянии Полоцкой епархии за 1873 год.

[9] РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 1522. Л. 74. Отчет о состоянии Полоцкой епархии за 1894 год.

[10] РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 289. Л. 28 об. Отчет о состоянии Полоцкой епархии за 1868 год.

[11] НИАБ. Ф. Оп. 1. Д. 64. Л. 125 об. Донесения благочинных и ведомости о количестве и состоянии церквей, монастырей, церковно-приходских школ и попечительств, богаделен, больниц по благочиниям епархии за 1891 год.

[12]Грыгор’ева В., Філатава А. З гісторыі канфесіянальнага жыцця Віцебскай губерніі (канец XVIII – пачатак XX ст. ст.) // Беларускі гістарычны часопіс. – 1995. – №2. – С. 52.

Валентина ТЕПЛОВА
Валентина ТЕПЛОВА
Валентина Анатольевна Теплова - к.и.н., доцент. Заведующая кафедрой церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии, доцент исторического факультета Белгосуниверситета, член Синодальной исторической комиссии БПЦ.

последние публикации