Wednesday, February 1, 2023

Послы чешской музыкальной культуры в Российской империи

Практически с самого начала развития европейского музыкального искусства в Российской империи во всех крупных культурных центрах присутствовали музыканты из чешских земель. Более прочное утверждение западноевропейской концепции музыкального самовыражения в России имело место во время правления царя Петра I, и даже этот ранний этап связан с присутствием коренных богемцев.[1] Первоначально среди мастеров из Богемии, внесших вклад в развитие русской музыкальной культуры, можно было встретить и много немецкоязычных соотечественников. Позже, начиная с середины XIX века, среди них уже значительно преобладали деятели искусства чешско-славянского происхождения. На пике своей деятельности в России, т.е. на рубеже XIX и XX веков, здесь работали в качестве частных или общественных преподавателей, композиторов, дирижеров, членов оркестров или выдающихся солистов уже сотни музыкантов чешского происхождения.

Одним из первых знаменитых музыкантов из чешских земель, работавших в России, был уроженец Силезии Иван (Ян) Богумир Прач (Práč), известный также под немецкой фамилией Пратш (Pratsch). Прач прибыл в Санкт-Петербург, вероятно, около 1770 года и работал там до своей смерти в 1798 году.[2] Помимо нескольких отдельных композиций, ему принадлежало авторство фортепианного варианта оперы «Горе-богатырь Косометович», текст для которой написала якобы сама царица Екатерина II.[3]  Прач также увлекался русскими народными песнями и романсами, которые он собирал и сам издавал. С общеевропейской точки зрения значимым является сборник «Собрание народных русских песен с их голосами», который был впервые опубликован в Санкт-Петербурге в 1790 году с музыкальным сопровождением Прача. Свой вклад в развитие и «европеизацию» музыкальной культуры в России еще при жизни Прача внесли и множество других чешских музыкантов. Ян Антонин Мареш (1719-1794), например, способствовал внедрению валторны в русские дворянские оркестры.[4]

Деятельность чешских художников в России во второй половине XIX века приходится на период повышенного интереса чешской среды ко всему славянскому. Русские в чешском контексте воспринимались как важнейшие представители этого «славянства», и, помимо такой идеологически обусловленной симпатии, Россия считалась страной, которая была способна предложить чешским деятелям искусств и интеллектуалам в целом, а также купцам, промышленникам или ремесленникам, в отечественных условиях обычно отсутствовавшие возможности личного развития. По этой причине с начала 1860-х годов можно констатировать довольно значительную эмиграцию из чешских земель в Россию.

Наряду с Москвой и Санкт-Петербургом, начиная со второй трети XIX века, к культурным центрам России причислялась также успешно развивавшаяся и экономически процветающая на черноморском побережье Одесса. Можно даже прямо утверждать, что в плане развития высокой культуры Одесса занимала первое место среди российских региональных центров. О ее привилегированном положении свидетельствует уже тот факт, что городской театр был здесь построен гораздо раньше, чем в других российских городах, уже в 1809 году.[5] С середины XIX века в Одессе уже активно работали многие музыканты чешского происхождения, среди которых занимал особенное место композитор, музыкант и педагог Игнац Амадей Тедеско. Тедеско поселился в Одессе в 1840 году, откуда совершал многочисленные турне по музыкальным центрам европейского континента. «Он был замечательным музыкантом, одаренным и искусным виртуозом на фортепиано, человеком редких качеств и образования», – утверждали современные чешские критики о работе Тедеско в России.[6] В некрологе чешского музыкального журнала «Dalibor» его даже назвали «мастером с мировым именем», добавив, что «если в Одессе сейчас есть несколько выдающихся пианистов, то своей благодарностью она обязана исключительно Тедеско».[7] Среди многочисленных одесских учеников Тедеско была одаренная пианистка Розалия Исидоровна Кауфман, впоследствии мать всемирно известного писателя Бориса Пастернака.[8]

Важной главой одесской культурной истории является создание в 1894 г. одного из первых российских симфонических оркестров усилиями чешского дирижера Йозефа Пржибика,[9] прожившего в Одессе большую часть своей жизни. Пржибик, для которого Россия должна была стать настоящей второй родиной, отправился на свой первый местный ангажемент еще будучи молодым музыкантом, в 1875 г.[10] В семидесятые и восьмидесятые годы Пржибик был дирижером оперы, помимо прочего, в Харькове, Киеве, Москве, Тбилиси, а также краткое время и в Одессе, куда он впервые приехал в 1880 г. (Коган 2002: 45) и где, вернувшись сюда спустя почти два десятилетия активной деятельности на разных сценах Российской империи, прожил до конца своей жизни. Любопытно, что Пржибик сам старался получить ангажемент в Одессе, где до его прихода работало несколько чешских музыкантов.[11] На первый взгляд может показаться, что его стремление получить место в Одессе было связано с тем, что одесский театр входил в число ведущих, а тем самым и престижных российских сцен того времени. Однако за решением переехать в Одессу стояли, скорее, семейные мотивы, поскольку Пржибик занялся поиском здешней вакансии после того, как в начале 1893 г. стало ясно, что в одесском театре будет работать его жена – известная русская оперная певица. Поэтому Пржибик попросил своего знакомого – в то время уже известного русского композитора Петра Ильича Чайковского, с которым он незадолго до этого интенсивно сотрудничал,[12] чтобы тот походатайствовал о нем перед «высшим начальством».[13]

По поводу своей работы в Одессе Пржибик пишет в своем письме к русскому композитору следующее: «во всяком случае, требования у меня скромные, для меня важно, чтобы я чем-то дирижировал».[14] Чайковский затем неоднократно информировал члена дирекции одесского отделения Русского музыкального обще­ства Л. А. Куперника о желании Пржибика. «Настоятельно Вам его [Пржибика] рекомендую, – писал Чайковский Купернику в Одессу в одном из писем, – как хорошего, опытного музыканта и отличного человека».[15] Ходатайство влиятельного коллеги увенчалось успехом и с сентября 1893 г. началась многолетняя карьера Пржибика в Одессе, причем всего лишь годом позднее он стал здесь первым дирижером городского оркестра.[16] С 1919 г. Пржибик также работал в одесской консерватории в качестве профессора дирижирования. Он оставался в Одессе на позиции главного дирижера и педагога вплоть до конца своей жизни в 1937 г.

В течение всего времени своей работы в одесской музыкальной среде Пржибик пропагандировал чешскую музыкальную культуру не только путем постановки произведений чешских композиторов, но и посредством прямых контактов с известными чешскими артистами, которых он приглашал для выступлений в Одесском театре.[17] По некоторым данным речь могла идти в общей сложности о нескольких десятках чешских музыкантов. Самым известным из них, бесспорно, был работавший в то время в Петербурге чешский дирижер и композитор Эдуард Направник, посетивший Одессу в качестве приглашенного дирижера еще весной 1894 г.  

Направник, уроженец восточной Чехии, изучал дирижирование в Пражской консерватории, где брал уроки игры на органе и фортепиано. Будучи молодым музыкантом, он также рано начал сочинять музыку. В возрасте двадцати двух лет его очевидный талант, усиленный целеустремленностью, помог ему получить рекомендацию в оркестр князя Юсупова в Санкт-Петербурге. Это заманчивое предложение повлияло на то, что Направник, который в 1861 году первоначально отправился в Россию всего на два года, нашел в этой стране новую родину. После двухлетнего пребывания в княжеском оркестре он был случайно заменен пианистом престижного царского Мариинского театра, где в 1862 году получил должность органиста и помощника капельмейстера.[18] В 1867 году он был назначен вторым капельмейстером, а менее чем через два года – первым капельмейстером. За пятьдесят лет работы в русской опере он поставил и исполнил 80 премьер, в том числе 45 опер русских и 35 иностранных композиторов. В России он приобрел репутацию «отличного дирижера», и его творчество оценили далеко за пределами страны. Он поддерживал дружеские отношения с рядом выдающихся деятелей русской культуры того времени, например, с Петром Ильичом Чайковским, который даже посвятил ему одну из своих опер под названием «Орлеанская дева».[19]

Направник был также популярным композитором своего времени и помимо четырех опер он написал значительное количество симфонических поэм, ряд произведений для камерных ансамблей и произведений для оркестра и хорового пения. Благодаря своему таланту и трудолюбию, его называли одним из «величайших оперных и симфонических дирижеров XIX века» не только в России.[20] Поэтому неудивительно, что Пржибик в своем приветствии в Одессе назвал Направника, возможно, в то время самую значительную музыкальную знаменитость России чешского происхождения, находящуюся на пике своей творческой карьеры и популярности, «знаменитым Направником», «диктатором русской оперы, губернатором всех партитур».[21]

На своем новороссийском поприще Пржибик, конечно же, прославился и как пропагандист русских композиторов.[22] Как уже отмечалось, в репертуаре одесского театра в течение многих десятилетий доминировала иностранная и в первую очередь итальянская опера.[23] Такое положение было не так-то просто изменить в проевропейски и космополитически ориентированном городе. Определенные перемены начали происходить лишь в первые годы XX в., при этом реальные успехи появились в 1910 г., когда благодаря усилиям Пржибика изменилась концепция одесской оперной сцены. Йозефа Пржибика можно считать одним из главных инициаторов петиции, которая, кроме всего прочего, призывала городские власти к замене итальянского оперного репертуара русским. Целью такого шага было показать, что уровень русской оперы уже сравним с зарубежными образцами и что русские музыканты уже способны заменить своих европейских коллег, поскольку с этой реформой было связано ангажирование постоянного русского творческого коллектива.[24] Пржибик, таким образом, окончательно стал популяризатором русской культуры и, тем самым, по-настоящему российским деятелем культуры. Свидетельством того, что именно так его и воспринимала российская публика, являются многочисленные награды, которыми он был отмечен в Российской империи и позднее в СССР.[25] Кроме этих заслуг[26] он считается важным организатором одесской концертной деятельности[27] и основателем так называемой «Одесской дирижерской школы».[28]

К концу XIX века в Одессе уже можно было констатировать «значительно возросшую концентрацию чешских музыкантов.[29] Это утверждение стало еще более верным в первые годы 20 века, когда, помимо вышеупомянутых личностей, там активно работали – особенно в качестве приглашенных артистов – дирижеры Вацлав Сук и Ян Палицын, а также певец Йозеф Палечек. Музыкальная жизнь Одессы также регулярно освещалась на страницах чешской периодической печати. В частности, главная чешская газета «Národní listy» сообщила в конце августа 1907 года, что «Одесса в этом году будет гордиться новым чешским квартетом».[30] «Одесский чешский квартет», как этот ансамбль и был назван,[31] действовал с того года в составе Ярослава Коциана, Франтишка Ступка, Йозефа Пермана и Ладислава Зеленки. Коциан, скрипач-виртуоз, стал известен не только как первый скрипач квартета, но и как профессор местной консерватории, где он работал с 1908 года. Кроме того, он неоднократно выступал по приглашению местной «Царской музыкальной школы» и при поддержке «Царского музыкального общества» в качестве солиста Одесского симфонического оркестра.[32]

Упомянутый выше отчет о музыкальной жизни Одессы из пражской газеты «Národní listy» также содержал информацию о вакансии «третьего рожечника» в оркестре городского театра, главным дирижером которого был упомянутый выше чешский соотечественник Йозеф Пржибик. Очевидно, что именно этот музыкант стоял за этим объявлением, поскольку «кандидаты с отличной квалификацией» должны были обращаться непосредственно к нему. Как уже упоминалось, присутствие Пржибика в одесском театре было связано с относительно частыми визитами в театр чешских артистов, многих из которых Пржибик лично приглашал в Одессу. Между ними, например, всемирно известного скрипача-виртуоза Яна Кубелика, а затем прославившегося на международной арене скрипача и дирижера Вацлава Талиха, которые с большим успехом неоднократно давали концерты в Одессе. Среди выдающихся личностей чешского происхождения, которые любили приезжать в Одессу для музыкальных выступлений, надо далее подчеркнуть скрипача, дирижера и композитора Вячеслава Ивановича Сука. В Одессу он приезжал как дирижер частных оперных трупп. Сук, который работал в России с 1880 года до своей смерти (1933), сделал здесь действительно блестящую карьеру – в 1906 году он смог стать главным дирижёром Большого театра, позже и Оперного театра им. Станиславского.

Для полноты картины следует добавить, что в чешских землях, начиная с последней трети XIX века, уделялось повышенное внимание не только чешским деятелям искусств, действующим за рубежом, но русской музыкальной сцене как таковой. Даже по сравнению с другими выдающими музыкальными державами, чешские музыкальные критики следили за событиями в русских театрах и операх с повышенным  вниманием. Например, пражское периодическое издание «Hudební listy», выходившее в 1870-1875 годах, стало трибуной русофильских сторонников «славянской музыки». Другой важный музыкальный журнал, «Dalibor», издававшийся непериодически с 1858 года и регулярно с 1879 года, постоянно отслеживал славянскую взаимность в музыке. Этот «журнал для всех отраслей музыкального искусства» даже претендовал на положение центрального чешского медиа, информирующего о «славянской музыкальной жизни». Межславянскому взаимопониманию способствовал еще один журнал, ориентированный на музыку и издававшийся в период с 1908 по 1918 года под названием «Hudební revue», который публиковал материалы в основном о событиях в России.

В конце своих размышлений в 1940-е годы Ян Лёвенбах, автор публикации, отражающей чешско-российские отношения в области музыкального искусства, задал вопрос, который можно повторить и сегодня. Почему, спрашивает Лёвенбах, постоянно проживающие в России артисты «сделали относительно мало для чешской оригинальной музыки и ее лучшего понимания в России?». В то время как те, кто посещал Россию только для краткосрочных туров, «сделали гораздо больше в этом направлении?». Направник, Сук, Пржибик и многие другие деятели чешской культуры, постоянно занимавшие влиятельные позиции на своей новой родине, по словам упомянутого выше автора, стремились «русифицироваться», то есть вписаться в местную музыкальную среду и «сочинять в ее духе», а не сохранить свою «уникальность» и «сделать часть родной традиции доступной для местной среды». Вывод, к которому приходит Лёвенбах, заключается в том, что это, вероятно, было связано с тем, что эта среда оказывала на них более вдохновляющее и сильное культурное воздействие, и поэтому была более привлекательной в художественном отношении, чем среда меньшей и более ориентированной на Запад нации, из которой они сами происходили.[33] Жизнь и творчество Йозефа Пржибика как образцового представителя чешской музыкальной элиты в русской среде, во многом оправдывает такое суждение и сегодня.

Литература

Drbal А. Významný český a ukrajinský dirigent, skladatel a pedagog Josef Přibík (1855-1937) (k 75. výročí úmrtí) // Україна-Чехiя: iсторiя та сьогодення. Одеса, 2013. С. 307-314.

Löwenbach J. Českoruské vztahy hudební. Praha, 1947.

Stöckl E. Das Wirkenböhmischer und mährischer Musiker in Rußland von 1720 bis 1914 // International Journal of Musicology. 1992. Č. 1. C. 81-98.

Волкова C. Чехи на півдні України (60-ті рр. XIX–30-ті рр. ХХ століття), Сiмферополь, 2006.

Дагiлайська Е.Р. Чешские музыканты в Одессе (ХIХ–нач. ХХ века) // Україна-Чехiя: iсторiя та сьогодення. Одеса, 2013. С. 314-318.

Коган С.М. Дирижер И. В. Пржибик и Одесский оперный театр. Одесса, 2002.

Розенберг Р.М., Суворова Н.А. Не угасает музыка в Одессе… // Одессоведение IV. Одеcса, 2010. С. 199-262.


[1] Stöckl E. Das Wirkenböhmischer und mährischer Musiker in Rußland von 1720 bis 1914 // International Journal of Musicology. 1992. Č. 1. C. 82.

[2]Точная дата его смерти в литературе оспаривается.

[3] Löwenbach J. Českoruské vztahy hudební. Praha, 1947. С. 7.

[4] Ibidem. C. 9.

[5] Розенберг Р.М., Суворова Н.А. Не угасает музыка в Одессе… // Одессоведение IV. Одеcса, 2010. С. 200-201.

[6] Dalibor. Časopis pro všecky obory umění hudebního. 1882. №. 35. C. 279.

[7] Dalibor. Časopis pro všecky obory umění hudebního. 1882. №. 35. C. 279.

[8] Лихт Р. Черновик биографии Бориса Пастернака (online) http://samlib.ru/l/liht_r/1roditelipoeta.shtml.

[9] В русскоязычной среде Йозеф Пржибик был известен под именем Иосиф Вячеславович Пржибик.

[10] Розенберг Р.М., Суворова Н.А. Не угасает музыка в Одессе… // Одессоведение IV. Одеcса, 2010. С. 200-201.

[11] Дагiлайська Е.Р. Чешские музыканты в Одессе (ХIХ–нач. ХХ века) // Україна-Чехiя: iсторiя та сьогодення. Одеса, 2013. C. 315.

[12] Оба музыканта выступали совместно в качестве приглашенных дирижеров в ходе концертного сезона в 1892 г. в Москве.

[13] Коган С.М. Дирижер И. В. Пржибик и Одесский оперный театр. Одесса, 2002. C. 155-158.

[14] Там же. С. 158.

[15] Там же. С. 157.

[16] Там же. С. 158.

[17] Drbal А. Významný český a ukrajinský dirigent, skladatel a pedagog Josef Přibík (1855-1937) (k 75. výročí úmrtí) // Україна-Чехiя: iсторiя та сьогодення. Одеса, 2013. С. 309.

[18] Hanuš M. Eduard Nápravník (1839-1916) aneb z Býště do Petrohradu. I.-V. //  Zprávy klubu přátel Pardubicka 33. Č. 3-4. 1998 (online) http://www.kppardubicka.cz/cs/menu/zprava/1266-eduard-napravnik-1838-1916-aneb-z-byste-do-petrohradu/.

[19] Hanuš M. Eduard Nápravník (online) https://web.archive.org/web/20070914053137/http://www.byst.cz/view.php?cisloclanku=2005072020.

[20]Grokhovskij V. Eduard Francevič Nápravník (online) https://d-dur.rozhlas.cz/eduard-francevic-napravnik-5171613

[21] Коган С.М. Дирижер И. В. Пржибик и Одесский оперный театр. Одесса, 2002. C. 164.

[22] Музыкальный энциклопедический словарь. 1990 // http://www.musdic.ru/html/p/pribik.html.

[23] Срав. Музыкальная энциклопедия 1973-1982 // http://www.musenc.ru/html/p/pribik.html.

[24] Коган С.М. Дирижер И. В. Пржибик и Одесский оперный театр. Одесса, 2002. C. 201.

[25] В межвоенный период Пржибик был одним из первых советских музыкантов, которому были присвоены звания заслуженного и народного артиста Украинской ССР. Источник: Вторая жизнь Одесского театра. Новое здание; http://opera.odessa.ua/ru/o-teatre/istoriya/vtoraya-jizn-odesskogo-teatra-novoe-zdanie/.

[26] Йозефу Пржибику в Одессе была открыта мемориальная доска, которая находится по адресу ул. Маяковского 6 на доме, в котором он жил.

[27] Розенберг Р.М., Суворова Н.А. Не угасает музыка в Одессе… // Одессоведение IV. Одеcса, 2010. С. 216.

[28] Drbal А. Významný český a ukrajinský dirigent, skladatel a pedagog Josef Přibík (1855-1937) (k 75. výročí úmrtí) // Україна-Чехiя: iсторiя та сьогодення. Одеса, 2013. С. 307.

[29] Stöckl E. Das Wirkenböhmischer und mährischer Musiker in Rußland von 1720 bis 1914 // International Journal of Musicology. 1992. Č. 1. C. 92.

[30] Národní listy. 31.8.1907. Č. 2.

[31] Этот концертный ансамбль также назывался «Одесский струнный квартет».

[32] Národní listy. 31.8.1907. Č. 2.

[33] Löwenbach J. Českoruské vztahy hudební. Praha, 1947. C. 24.

Петр ЛОЗОВЮК
Петр ЛОЗОВЮК
Петр Лозовюк - доктор философии, доцент (Чехия)

последние публикации