Friday, February 23, 2024

От истока к нашим дням. Ч.1. Начало начал

Вам знаком Кёльнский собор? Символ германского величия, устремленный не только в небеса, но и в века — как подтверждение несокрушимости германского духа несмотря ни на какие происходящие коллизии. Да, он опалён пламенем мировой войны, черная копать въелась в стены собора и, глядя на его огромный мрачный фасад на фоне голубого неба и белоснежных облаков, создается впечатление непоколебимости и несокрушимости циклопического каменного изваяния.

Для восстановления здания проводится  фрагментарная очистка стен, небольшими площадями относительно его огромных размеров. И тогда перед зрителями предстают светлые тона и первоначальные краски фасада. Работа длительная, рассчитанная на долгие десятилетия. Она идет и приносит свои плоды. Нет, не только по воссозданию первоначального облика здания. Она очищает память германцев от неприятных эпизодов своей истории. Все эти временные неудачи в прошлом, расслабленность и искусственное покаяние за содеянное успешно преодолеваются. Впереди — вечные ценности, которых можно добиться только путем постоянного напора и натиска.

Зайдите внутрь собора, и перед вами предстаёт сама сущность католического храма. Вы — песчинка в этом подавляющем человека огромном пространстве. Вам негде приткнуться и почувствовать себя умиротворенным и согретым любовью христианских святых, почувствовать приобщение к Богу.

Вы видите надгробия святых, которых в своем отечестве православный прихожанин видит как своих защитников и исцелителей, а здесь — каменные исполины с резко очерченными суровыми обликами. Посмотрите на живых католических священников, стоящих с ящиками для пожертвований. Перед вами ожившие святые с тем же выражением суровости и недоступности для человеческих сердец. Взгляд, нет не пронизывающий вас, а не видящий вас, растворяющий человеческую фигуру в безнадежную пустоту.

Это совершенно другой для православного человека мир, мир непонятный, с ощущением присутствия скрытой угрозы. Чтобы его понять и предпринять оградительные, охранные меры, необходимо разобраться, что явилось определяющим фактором при принятии христианства европейскими народами и какие уроки из прошлого необходимо учесть?

Ответ на этот вопрос даёт русский религиозный писатель и историк Н. Тальберг, точно подметив основные особенности при принятии европейскими народами христианской религии: 

 «Римская империя в дохристианский и христианский период резко разделилась на две половины – восточную и западную. Это разделение обусловливалось разнородностью населения той и другой половины, в первой преобладало население греческое, во второй – латинское или олатинившиееся, каждое с своим особым характером и направлением жизни и деятельности. Христианская Церковь, распространившаяся во всей империи, в силу той же разности населения империи, а отсюда и разности народных характеров, нравов, склонностей, воззрений и т.п., также заметно распадалась на две половины – восточную и западную»[1].

Народный характер являлся определяющим фактором при выборе веры. Он и определил избрание православной веры русским князем и народом.

Первыми народами, принявшими христианство, были греки и римляне. Понять их характер можно посредством выдающихся произведений античных историков и писателей.  Знакомство начинается  с истории Древней Греции, внёсшей основной вклад в цивилизационное устройство общества для большинства европейских государств. Особенно выделяется период возникновения и расцвета демократических городов-государств Греции, являющихся политическим наследием для западной цивилизации, где демократия провозглашена высшей ценностью и является примером, показывающим уровень развития страны.

Здесь подчеркнём два обстоятельства, которые являлись настоящей сущностью греческой демократии.

Первое — полноценными правами пользовалась только небольшая часть населения, проживающая в разных областях Греции с разным общественным строем от Спарты до Афин. И во всех случаях господство над покоренными народами осуществлялось только силой оружия. В Спарте такое господство носило крайне жестокий и кровавый характер, когда покоренное население — илоты, численно намного превосходившие своих поработителей, держались в повиновении только с помощью систематического и самого беспощадного террора.

По свидетельству Плутарха, спартанское правительство время от времени устраивало облавы на илотов. В них участвовали молодые спартиаты, «отличающиеся сообразительностью». Вооруженные короткими мечами, они выслеживали илотов и нападали на них из засады, стараясь уничтожить самых крепких и сильных[2].      

Цель — уничтожение наиболее выдающихся представителей покоренного народа. Нет лидеров, и тогда народу с целью освобождения от поработителей затруднительно или невозможно объединиться.

Второе обстоятельство — агрессивность. Непрерывные войны между городами-государствами. Безжалостные и кровопролитные.

Это и есть настоящая сущность греческой демократии без сантиментов и иллюзий.

Всё меняется для греков в связи с подчинением Риму. Они входят в состав Римской империи, где успешно занимаются торговлей, образованием и культурой. Навсегда ушли времена воинской славы и успеха на военном поприще. Народный характер части населения трансформируется.  Грек ассоциируется с такими человеческими качествами, как хитрость и изворотливость, умение приспособиться и из всего извлекать максимальную выгоду. Эта та часть населения, которая всегда на виду, и по ней судят о народе. 

С появлением Римской империи с латинским населением направление мировой истории в корне меняется. Впервые появляется государство-машина непрерывного беспощадного истребления и подавления окружающих народов. Никто в течение столетий не может противостоять римлянам, и вся их история — это бесконечные завоевательные походы с бесчеловечной расправой над побежденными. Знакомящийся с прошлым Древнего Рима как будто погружается в ужасающую воронку всепоглощающего смерча. С созданием совершеннейшей армии с железной дисциплиной и жесточайшими наказаниями за провинность даёт возможность римлянам успешно держать в страхе и повиновении окружающие народы.

Они вместе с греками — главный, основной фактор развития общественных отношений древнего мира на трех континентах. Они первые принимают христианство, и именно народный характер определяет форму существования и дальнейшего развития этой веры.

С течением времени становится характерным проявление для римских иерархов католической церкви таких специфических черт, как целеустремленность, напористость, жесткость, агрессивность — все те качества, которые были присущи римским правителям.  Не стесняются со средствами для достижения своих целей, используя все возможности вплоть до военных формирований, направленных на подавление и подчинение инакомыслящих.

Всё начинается с папских притязаний на главенство в церкви. «Вселенские соборы ни одному из патриархов не предоставили исключительной власти над Вселенской Церковью. За римским патриархатом признавалось лишь первенство чести. Вопреки этому, римские патриархи, именовавшиеся папами, подчинили себе все церкви запада, стали считать себя главою и правителями всей Вселенской церкви»[3].           

Но аппетиты растут и, стремясь к осуществлению теократических планов папы Григория VII (1073-1085), позднейшие папы вступили в борьбу с государствами за верховное господство церкви над государством[4].

Миссионерская деятельность римской церкви в XI-XV вв. приняла характер, несвойственный христианству. Мирный путь распространения евангельского учения при посредстве проповеди и убеждения был оставлен. Римская церковь при обращении неверующих охотнее допускала насильственные меры — огонь и меч. Она не стеснялась также посылать своих миссионеров в те страны, где действовали православные миссионеры, вытесняла их и увлекала в латинство уже крещенных в православную веру. Она не стеснялась также распространить свое учение между православными, пытаясь обратить их в латинство.

            Этими способами, распространяемо было ими христианство в Европе на пространстве:

  • прибалтийских славян (вендов), для обращения которых в XII в. было устроено несколько крестовых походов;
  • пруссов, которых в XIII в. обращали в христианство силой оружия — сначала орден прусских рыцарей, а потом орден немецких рыцарей;
  • Лифляндии, Эстляндии и Курляндии, где христианство было утверждено в XII в. мечем и огнем меченосцами;
  • Литвы, сделавшейся в XIV в. страной католической по случаю брака литовского князя Ягайло с наследницей польского престола Ядвигой. Литовцы-язычники были крещены силою, а литовцы-православные подверглись преследованию[5].

Здесь в полной мере проявился агрессивный и жестокий характер наследников Римской империи и их ближайших родственников — германских племен. Такой же беспощадный силовой напор, истребление и покорение славянских и прибалтийских народов.

Восточный экспансионизм римских пап и германцев привел к перерождению прибалтийских народов, близких к славянам, когда сотрудничество и взаимопонимание сменились отчуждением и враждебностью.

На западных рубежах страны возникла непосредственная угроза для русских людей, и необходимо было принимать меры по противодействию и пресечению враждебных действий римских пап. И такие меры были приняты русскими князьями во главе с Александром Невским.


[1] Тальберг Н. История христианской церкви. Москва: «ИНТЕРБУК», Нью-Йорк «АСТРА», 1991. С. 267.

[2] История Древней Греции. Москва: «Высшая школа», 2001. С.114.

[3] Тальберг Н. История христианской церкви. Москва: «ИНТЕРБУК», Нью-Йорк «АСТРА», 1991. С. 239.

[4] Тальберг Н. История христианской церкви. Москва: «ИНТЕРБУК», Нью-Йорк «АСТРА», 1991. С. 318.

[5] Тальберг Н. История христианской церкви. Москва: «ИНТЕРБУК», Нью-Йорк «АСТРА», 1991. С. 313.

последние публикации