Sunday, May 26, 2024

Отечественная война 1812 г. в учебнике по истории Белоруссии, изданном в 2011 г.

В 2011 г. в белорусских средних школах появился новый учебник, посвящённый истории Белоруссии конца XVIII – начала ХХ в. [1]. В нём упоминались и события 1812 г. Следуя сложившейся к тому времени традиции, авторы учебника назвали параграф, посвящённый войне, «Беларусь в период войны 1812 г.» [2], исключив слово «Отечественная» из названия события.

Начинается параграф описанием ситуации в Белоруссии накануне войны. При этом разбирается единственный сюжет – после образования Великого герцогства Варшавского Александр I обеспокоился возможной поддержкой местной шляхтой Наполеона, поэтому решил создать автономию на землях бывшего Великого княжества Литовского, присоединённых к России в ходе разделов Польши. Для императора была подготовлена записка, получившая название «План Огинского», содержащая проект автономии. Но это так и не было реализовано. Других сюжетов в описании ситуации накануне вторжения Наполеона авторы не приводят.

Учебник указывает, что в наполеоновской армии было много «подчинённых Франции народов Европы». Также «в ней было много уроженцев Литвы и Беларуси, которые в 1807 ‒ 1812 гг. перебрались в Варшавское герцогство и поступили на военную службу» [3]. В качестве примера приведён князь Доминик Радзивилл, выставивший за свой счет трехтысячный уланский полк, который первым торжественно вошёл в Вильно [4]. Авторы учебника пишут, что «во время отступления российские войска применяли так называемую “скифскую тактику”, или тактику “выжженной земли”. Ее суть заключалась в том, что на территориях, которые оставлялись противнику, уничтожению подлежали все продовольственные и другие ресурсы» [5]. Хотя и не сообщают об эффективности этой тактики и о её распространении.

Описание боевых действий даётся кратко: «Российские войска вели ожесточенные бои под Кобрином, Миром, Салтановкой, Островно, Полоцком. Первой значительной победой российских войск в войне 1812 г. стала битва под Клястицами около Полоцка. В ней отличился генерал-майор Яков Петрович Кульнев ‒ один из лучших кавалерийских генералов российской армии по оценке Наполеона» [6]. Поскольку судьба Я.П. Кульнева связана с территорией Белоруссии – родился в Клястицах и погиб недалеко от них – генералу посвящён не лишённый патетики абзац: «Еще в 1809 г. Кульнев был назначен шефом Белорусского, а потом Гродненского гусарского полка, входившего в состав 1-й российской армии под командованием М.Б. Барклая де Толли. Раненный ядром, которое оторвало ему обе ноги, генерал сорвал с мундира все свои ордена, чтобы противник не узнал о такой крупной потере. Последним усилием генерал завернулся в шинель простого солдата, потому что пожелал умереть как простой рядовой великой российской армии. В честь заслуг Кульнева его имя в 1900 г. было присвоено Полоцкой учительской семинарии, а в 1909 г. ‒ Клястицкому гусарскому полку, который до 1824 г. назывался Гродненским» [7]. Обращает на себя внимание, что, несмотря на отказ признавать эту войну Отечественной, авторы учебника пишут о «великой российской армии». Также легендарным подвигом учебник называет действия солдат Н.Н. Раевского под Салтановкой [8]. Немного выходя за пределы Белоруссии, авторы упоминают о Смоленском сражении, а также об участвовавшей в нём кавалерист-девице Н.А. Дуровой. Появление упоминания об Н.А. Дуровой, видимо, объясняется тем, что она также связана с территорией Белоруссии. На это и обращает внимание учебник: «С 1811 г. служила в Литовском уланском полку, расположенном в Гродно» [9].

Карта «Война 1812 г. на территории Беларуси. Нашествие наполеоновской армии» (Источник: Морозова С.В., Сосно В.А., Панов С.В. История Беларуси, конец XVIII – начало ХХ в.: учеб. пособие для 9-го кл. Минск: Изд. центр БГУ, 2011. С. 17).

Ещё одним примером белорусского взгляда на 1812 г. является отрицание партизанских действий на белорусской территории. Учебник об этом говорит так: «Одним из средств борьбы российского командования с наполеоновской армией стало направление небольших военных отрядов, состоявших из легкой кавалерии, на территории, подконтрольные “Великой армии”. Такие отряды захватывали пленных, сжигали продовольственные запасы, инициировали создание отрядов народной самообороны среди местного населения» [10]. Т.е. учебник признаёт наличие на белорусских территориях летучих отрядов русской армии и отрядов местной крестьянской самообороны, но ни те, ни другие не называет партизанскими. В реалиях начала XIX в. партизанскими отрядами назывались именно армейские подразделения, т.е. те, которые учебник называет «небольшими военными отрядами, состоявшими из легкой кавалерии». В период советской власти под партизанскими отрядами стали понимать группы гражданских лиц, действующие в тылу противника. Этот взгляд нашёл отражение в советской историографии, которая упоминала о партизанских отрядах в период Отечественной войны 1812 г., имея в виду, в том числе и крестьянские отряды самообороны. Белорусский учебник не называет партизанами даже те армейские подразделения, которые в то время партизанскими являлись, т.е. летучие отряды [11].

Об одном из крестьянских отрядов самообороны упоминается особо. Это отряд, состоявший из крестьян села Жарцы Полоцкого уезда. Его участники не только защищали своё село от французов, но потом влились в ряды русского ополчения, освобождали Полоцк и даже получили памятные медали [12]. Т.е. защиту от французских мародёров своего села можно признать самозащитой и желанием сохранить своё добро, но участие в ополчении вряд ли стоит относить к простой заботе о своём хозяйстве. Вообще, отсутствие упоминания о действиях партизан на белорусских землях в 1812 г. можно объяснить тем, что авторы не желают использовать в отношении противников Наполеона термин, имеющий положительную окраску. Даже если использовать терминологию того времени и не называть крестьянские группы партизанами, то летучие армейские отряды, которые в то время именовались партизанскими, на территории Белоруссии действовали. Т.е. партизаны на белорусских землях были. Интересно, что тот же учебник использует термин «партизанские действия» в отношении деятельности отряда Михаила Воловича – участника польского восстания 1830 – 1831 гг., который в 1833 г. тайно вернулся в своё поместье и создал отряд для борьбы с российской администрацией. Судьба отряда, кстати, оказалась незавидной [13].

Карта «Война 1812 г. на территории Беларуси. Изгнание наполеоновской армии» (Источник: Морозова С.В., Сосно В.А., Панов С.В. История Беларуси, конец XVIII – начало ХХ в.: учеб. пособие для 9-го кл. Минск: Изд. центр БГУ, 2011. С. 20).

Также упоминается и роль местных уроженцев в русской армии: «В победу России в войне 1812 г. внесли вклад и солдаты-рекруты из белорусских губерний. Несколько десятков тысяч их было в частях 1-й армии, особенно в дивизиях, отличившихся в Бородинском сражении» [14]. Упоминая о низших слоях, из которых набирались рекруты, учебник умалчивает о том, что в русской армии служили и местные шляхтичи. Рекрутские наборы были принудительными, поэтому крестьянам было некуда деваться. А служба неподатных сословий ‒ добровольной. Если упоминать про это, тогда получается, что «белорусские» шляхтичи без принуждения служили империи, которая поучаствовала в разделе условно белорусского государства – Первой Речи Посполитой. Указывать то, что среди офицеров русской армии были и уроженцы белорусских территорий, вступившие в русскую армию без принуждения, значит подвергать сомнению теорию о том, что война 1812 г. для Белоруссии характеризуется «участием различных социальных групп населения Беларуси в армиях противоборствующих сторон» [15]. На этом настаивают некоторые белорусские историки. На это же указывает и школьный учебник, в котором учащихся просят составить таблицу «Отношение к наполеоновским войскам со стороны различных слоёв населения» [16]. При этом в самом учебнике в отношении шляхты сказано, что она не полностью поддержала Наполеона, «часть её продолжала поддерживать российского императора Александра I» [17]. Таким образом, требования составить таблицу, где нужно описать отношение различных слоёв населения к Наполеону, является нелогичным.

Интересным и показательным представляется перечень понятий и терминов, который должен усвоить школьник после прочтения параграфа «Беларусь в период войны 1812 г.». Это следующие понятия и термины: автономия и «план Огинского» [18]. Т.е. параграф, в котором основной объём материала посвящён войне ,предлагает запомнить лишь термины, направленные на иллюстрацию того, что польские магнаты стремились создать на этих землях автономию. И то, что эта автономия никакого отношения к белорусской идее не имела, показывает представленная в учебнике цитата из «плана Огиньского». Земли Литвы и Белоруссии в цитате представлены как «часть Польши, присоединённая к Российской империи» [19].

Портрет Михаила Клеофаса Огинского (Источник: Морозова С.В., Сосно В.А., Панов С.В. История Беларуси, конец XVIII – начало ХХ в.: учеб. пособие для 9-го кл. Минск: Изд. центр БГУ, 2011. С. 15).

В целом, учебник по истории Белоруссии, изданный в 2011 г., фиксирует частично закрепившееся в белорусской исследовательской среде веяние, состоящее в игнорировании указание на то, что война 1812 г. была Отечественной. Однако это игнорирование оказалось обосновано лишь идеологическими выкладками. По тексту авторы учебника упоминают «великую российскую армию»; легендарный подвиг Н.Н. Раевского; заслуги уроженцев Белоруссии, набранных в русскую армию, в Бородинской битве; активные действия крестьян против французских войск. Из фактов поддержки «белорусами», а на самом деле местными поляками, Наполеона указаны создание князем Д. Радзивиллом уланского полка; торжественные встречи наполеоновских войск горожанами, шляхтой и католическим духовенством; создание Временного правительства Великого княжества Литовского. Белорусской идентичности в тот момент не существовало. Те, кто поддержал Наполеона, были поляками. Те, кто его не поддержал, относились к разливным идентичностям, в том числе и к польской. А часть крестьян вообще не мыслила этническими категориями.

Странно выглядит учебная задача параграфа: «Определить характер участия дворянства и крестьянства Беларуси в войне 1812 г.» [20]. Дворянство разделилось на три группы – поддерживавших Наполеона, не поддержавших Наполеона и выжидавших, чем всё закончится. Крестьянство же практически полностью отнеслось к Наполеону негативно по причинам в первую очередь бытовым – наполеоновские войска не слишком считались с крестьянской собственностью. А поведение отельных групп крестьян можно определить, как патриотизм к своему Отечеству – Российской империи.

[1] Морозова С.В., Сосно В.А., Панов С.В. История Беларуси, конец XVIII – начало ХХ в.: учеб. пособие для 9-го кл. учреждений общ. сред. образования с рус. яз. обучения / под ред. В.А. Сосно; пер. с белорус. яз. Т.Н. Шахмуть. Минск: Изд. центр БГУ, 2011. 199 с.

[2] Там же. С. 15.

[3] Там же. С. 16

[4]  Там же.

[5] Там же.

[6] Там же.

[7] Там же. С. 16 ‒ 17.

[8] Там же. С. 17

[9] Там же. С. 18

[10] Там же. С. 19.

[11] Подробнее о проблеме наименования армейских летучих отрядов и крестьянской самообороны в белорусской историографии см.: Гронский А. Партизаны в литовско-белорусских губерниях в 1812 г.: миф или реальность? // Вера. Наука. Культура. Режим доступа: https://naukaverakuljtura.com/партизаны-в-литовско-белорусских-губ/ (дата обращения: 24.07.2023).

[12] Морозова С.В., Сосно В.А., Панов С.В. История Беларуси, конец XVIII – начало ХХ в. С. 19 ‒ 20.

[13] Там же. С. 31.

[14] Там же. С. 21.

[15] Лукашевич А.М., Яцкевич Д.Л. Предисловие // Беларусь и война 1812 г. Документы / сост. А.М. Лукашевич, Д.Л. Яцкевич; редкол. В.И. Адамушко [гл. ред.] [и др.]. Минск: Беларусь, 2011. С. 3.

[16] Морозова С.В., Сосно В.А., Панов С.В. История Беларуси, конец XVIII – начало ХХ в. С. 23.

[17] Там же. С. 19.

[18] Там же. С. 22.

[19] Там же. С. 17.

[20] Там же. С. 15.

Александр ГРОНСКИЙ
Александр ГРОНСКИЙ
Александр Дмитриевич Гронский - кандидат исторических наук, доцент. Ведущий научный сотрудник Сектора Белоруссии, Молдавии и Украины Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Российской академии наук. Заместитель председателя Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви. Доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии им. святителя Кирилла Туровского. Заместитель заведующего Центром евразийских исследований филиала Российского государственного социального университета в Минске.

последние публикации