Thursday, April 18, 2024

Ламенне и новая политическая культура организованного католицизма

За тринадцать месяцев существования «L’Avenir» социальные теории, также выраженные в основных работах Ламенне «О различии в материи религии», «О религии, рассматривающей отношения между политическим и гражданским порядком», «Прогресс революции и борьба с терроризмом» и др. стали более радикальными – он призвал католиков возглавить движение за политическую демократию и экономическую справедливость. Параллельно с журналом он основал «Агентство по защите религиозной свободы», программа этого общества уже не имела ничего общего с философией, а носила конкретную социально-политическую направленность: защита свободы церкви и поддержка католических учебных заведений. Тогда впервые была сформулирована политическая программа Ламенне: всеобщее избирательное право, выборность местной власти и децентрализация государства. Сочетание идей обновления католической церкви с активной политической позицией, своего рода союз церкви с демократией, привели к необычайному росту популярности Ламенне, сочетавшего талант католического священника убеждать со способностью политического полемиста увлекать массы яркими и модными идеями.

Ламенне зашел настолько далеко, что перешел к убеждению, что папа некомпетентен в политических вопросах и напрочь отказался менять свою позицию даже после того, как папа Григорий XVI в своей энциклике «Mirari vos» (1832) осудил идеи, пропагандируемые в «L’Avenir», хотя ни Ламенне, ни его не менее известные сотрудники, граф де Монталамбер и Анри Лакордер, не упоминались по имени. Тем не менее давление, оказанное на Ламенне, заставило его в конце 1833 г. подписать некую бумагу о лояльности папской власти. Но, раскаявшись в минутной слабости, он написал книгу «Paroles d’un Croyant» («Слова верующего»), по сути, призвав к прекращению господства одних людей над другими. Осуждающей его за эту книгу энциклике «Singulari nos» Григория XVI Ламенне отчасти подчинился: свернул деятельность «Агентства по защите религиозной свободы» и закрыл «L’Avenir». В 1841 г. за свои громкие нападки на политику июльской монархии в брошюре «Налоги и управление» он был заключен в тюрьму на год, и этот год оказался фатальным для него – он вышел из тюрьмы совершенно больным человеком, однако еще более непоколебимым в новых убеждениях. Спустя два года разрыв с папой произошел окончательный, в дальнейшем приведя к отказу Ламенне даже от догматов христианства, отходу всех его сторонников и к полной изоляции. После революции 1848 г. он был избран в Палату депутатов, но результатом его недолгого пребывания в законодательном органе стало очередное разочарование. Ламенне продолжал писать вплоть до своей одинокой смерти в Париже 27 февраля 1854 г. На смертном одре он отказался принять священника для исповеди, а его останки сопровождала только толпа бедняков. Похоронили его в соответствии с последней волей, в безымянной общей могиле[1]. Французский исследователь Даниэль Ропс отмечает, что Ламенне «несомненно, был гением, чья работа была бы более эффективной, если бы его сокровенное сердце не было запятнано смертельной гордыней», он был «высокомерен, нетерпим и жесток настолько, что часто был невыносим», у него «была почти сатанинская уверенность в том, что он один владеет истиной, что ему доверена задача донести ее до мира. Эта гордость обманула его, помешала ему увидеть препятствия, заставила его отождествлять свои страсти с разумом», «он был реформатором, который был неспособен реформировать самого себя…»[2].

Политический либерализм, антиклерикализм и социалистические идеи с момента своего появления стали непримиримыми противниками для церкви, либеральный католицизм был призван стать им политическим противовесом. Римская церковь искала свой путь, пытаясь пройти между Сциллой и Харибдой либерализма и социализма. Католический либерализм появился как научный и оперативный контрответ на угрожающие глобальной политической гегемонией течения и, по примеру Контрреформации, был призван усвоить чуждые для себя идеи. В связи с этим либеральный католицизм не был цельным течением, идейный спектр его представителей был весьма широк. Ламенне в течение жизни неоднократно менял взгляды, переходя от консерваторов к либералам, а затем от либералов к революционным демократам, выступая за «новое социально-демократическое сообщество», «основанное на очищенном христианстве»; всеобщее избирательное право, всеобщее бесплатное образование; дифференцированный налог; упразднение образовательной монополии университета и отделение церкви от государства и против централизованного правительства.

Но главной заслугой Ламенне стало появления под его влиянием во Франции движение под названия «За защиту католической веры». Именно Ламенне предложил изменить вектор борьбы римо-католической церкви: она должна быть направлена не на создание некоего абстрактного общества, основанного на истинной вере, а на формировании национального общества, основанного на религиозных нормах.

В двадцатые годы XIX в. в Европе несколько наций, исповедующих католицизм, оказались в роли религиозного меньшинства: бельгийцы, поляки и ирландцы. Ламенне ввел в политический оборот понятие «неписанных прав христианских наций», апеллируя не столько к религиозным чувствам, сколько к политической активности, выступая за то, чтобы Римский престол взял их под свою прямую защиту. Именно с этого момента одним из ключевых понятий в риторике Ламенне становится понятие «свобода», которое понималось им, прежде всего, как свобода народа, исповедующего истинную веру, от неверного, а потому деспотического правителя. Нидерландский и английский короли и русский император являлись для него деспотами не по политическим действиям, а по своей «еретической природе». В своих статьях 1829-1830 гг. Ламенне пропагандировал право католических народов на восстание и на введение республиканского строя.

Приобретя статус самого активного и, во многом радикального деятеля французской церкви, Ламенне добился права институализировать свой пропагандистский порыв: на рубеже 1828-1829 гг. он получил разрешение папы на основание Конгрегации Св. Петра у себя на родине – более гибкой, нежели традиционные католические ордена, организации. С течением времени движение под руководством Ламенне расширилось так, что в целом была сформирована «школа Ламенне». Философской основой Конгрегации служили базовые идеи, изложенные в трудах самого Ламенне, но реальная цель была более приземленной: поднять уровень образования религиозных преподавателей, которые должны были взять на себя труд «правильного» просвещения нации в независимых от государства учебных заведениях. Образованные священники должны были также способствовать идее объединения католического мира. Но более всего Ламенне в свойственном ему стиле – эффектно, резко, бескомпромиссно – пропагандировал идею обновления церкви, превращения католицизма во внегосударственную (точнее, надгосударственную) просветительскую и организационную силу.

В феврале 1831 г. в манифесте, обращенном к Римскому папе, Ламенне потребовал отделения церкви от государства, утратившего христианские начала и объединения верующих-католиков в борьбе за свободу церкви вплоть до создания международных организаций[3]. На призыв Ламенне первыми откликнулись бельгийские католики, восставшие против буржуазно-либеральных Нидерландов. Иерархи бельгийской церкви активно занимались преподаванием, прежде всего, философии, поэтому они с интересом подхватили идею о свободе образования, которая в такой трактовке звучала как свобода заниматься преподаванием для религиозных деятелей. Таким образом, соединением идеи «Бога и свободы» Ламенне способствовал объединению оппозиционных бельгийских партий. Как видим, в либеральном католицизме затейливым, практически неестественным, образом соединились идеи либерализма об индивидуальной свободе, свободе совести, самосознании индивидуальных прав, конституционном государстве, полномочия которого контролируются гражданским обществом, демократии, равенства и социальной справедливости с традиционными для католицизма «древним естественным правом», «естественными обязанностями населения», этикой «установленной добродетели», «моралью убеждения», а также формами общественно-политической организации римской церкви.

Католическое движение появилось и в южно-американских землях, там его сторонники добились права назначать на должности епископов представителей местного американского духовенства. Католические организации были основаны в Польше, они были направлены против русского императора, но особым успехом их деятельность не увенчалась.

Однако идеи Ламенне и далее, на протяжении 50-х и 60-х годов XIX в., оказали серьезное влияние на католическую мысль в Европе. Помимо прочего, он оказал решающее воздействие на деятельность виднейшего представителя германского ультрамонтанизма, архиепископа Майнцкого Кеттелера, автора идеи догмата о непогрешимости папы, принятого на Ватиканском Соборе в 1870 г.  Так, не найдя поддержки у папы, Ламенне стал основоположником движения, которое привело к принятию важнейшего для папства догмата – о непогрешимости папы. Плодотворность идей Ламенне нашла подтверждение впоследствии, в виде христианско-демократического движения в Западной Европе, что является особой заслугой этого католического и политического европейского деятеля. И обратным образом на самого Ламенне повлияли идеи выдающихся католиков из других стран, таких, как Деллингер и Геррес из Германии, Джоберти и Росминисербати из Италии, Бальмес и Доносо Кортес из Испании, Малу и Ван Боммель из Бельгии, Дж.Дж. Ле Сейдж тен Брук из Нидерландов, Уайзман из Англии и О’Коннелл из Ирландии.

В условиях расширения наступления государства на права и привилегии церкви именно либеральный католицизм сформулировал универсальный и эластичный ответ римо-католицизма на вызовы времени в виде создания массовых католических организаций.

На территории европейских стран началось массовое создание католических обществ. Первым примером стала ирландская «Католическая ассоциация», созданная в 1829 г. под руководством О`Коннела. Затем примерно к середине столетия во Франции появилась организация «Ligue catholique pour la defense de L`Eglise», в Бельгии – «L`Union catholique», в Германии – «Katholischer Verein» и «Katholikentag». Немного позднее возникли различного рода молодежные организации: «Volksrein» в Германии, «Piusverein» в Швейцарии, «Catholic union» в Англии, «Asociacion de catolicos» в Испании, «Associazione cattolica per la liberta della Chiesa» (запрещенная впоследствии, она возродилась под названием «Societa della gioventu cattolica italiana») в Италии[4].

Так Римская церковь, руководствуясь монополией на мораль, в ответ на непредвиденные проблемы в виде либеральных и социалистических течений выпестовала своеобразный гибрид социальных теорий и этической философии, что в итоге трансформировалось в такое причудливое явление, как либеральный католицизм. Главной целью либерального католицизма было вернуть религию на исходные позиции, абсорбировать либеральную парадигму и сделать церковь неотъемлемой частью личной и общественно-политической жизни. Идеал политического устройства, предшествующий Французской революции, в новых условиях мог быть возвращен только «снизу вверх» созданием глубинной «политической культуры» и социального мировоззрения, основанных на новой католической апологетике.


[1] Cook B. Lamennais, Hugues-Felicité Robert de // Encyclopedia of Revolutions of 1848. URL: https://www.ohio.edu/chastain/ip/lamann.htm

[2] Piedra A.  Felicite De La Mennais and the founding of L’Avenir // The Institute of World Politics April 24, 2018. URL: https://www.iwp.edu/articles/2018/04/24/felicite-de-la-mennais-and-the-founding-of-lavenir/The Institute of World Politics

[3]Екмечић М. Црква и нација код Хрвата // Зборник о Cрбима у Хрватској. Београд, 1999. Књ. IV. C. 14.

[4] Perоvić B. Hrvatski katolički pokret. Moje uspomene. Roma, 1976. S. 27.

последние публикации