Wednesday, May 22, 2024

Контрольный выстрел. Ч.1. «Всё для Родины, всё для Победы!» и Н.С.Хрущев

Есть ключевые моменты в истории России, от которых зависела ее судьба и дальнейшее развитие. Один из самых критических периодов наступил для нашей страны во время нападения гитлеровской Германии.

Прошли десятилетия, но споры о причинах столь тяжелых потерь, понесенных в войне, до сих пор не дают ясного и понятного ответа.

Сегодня наиболее распространенное мнение высказано в капитальной работе «История Великой Отечественной войны Советского союза 1941-1945», изданной в шести томах Военным издательством Министерства обороны Союза ССР в Москве в 1961 г., где утверждается, что «И.В. Сталин, будучи генеральным секретарем Центрального Комитета Коммунистической партии, а позже и главой Советского правительства, в предвоенные годы допустил ряд серьезных ошибок. Он не заметил новых явлений в углублении общего кризиса капитализма и недооценил реальную угрозу войны против Советского Союза со стороны гитлеровской Германии… Расчеты Сталина на то, что Советскому правительству удастся предотвратить назревавший между Германией и СССР конфликт мерами политического и дипломатического характера, оказались ошибочными. Эти расчеты повлекли за собой стратегически неправильные решения и предопределили трудности ликвидации последствий внезапного нападения врага»[1].

Обвинение серьезное, исходило оно от Хрущева Н.С., но необходимо разобраться, насколько оно было обосновано.

В сороковых годах XX века обозначился основной враг Советского Союза в лице Германии, Гитлер не скрывал своих замыслов, когда в 1936 г. на Нюрнбергском съезде  нацисткой партии заявил: «Каждая немецкая хозяйка почувствует облегчение, когда мы получим Урал, Сибирь и Украину»[2].

            Как относился И.В. Сталин к международной обстановке и внутреннему положению в  стране? Наиболее часто цитируется его высказывание, произнесенное в 1931 г. на первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут»[3].

Здесь высказано предельно ясное понимание о грозящей стране опасности после прихода нацистов к власти. Руководитель государства, обращаясь к народу, не  скрывает серьезность положения нашей страны в окружении враждебных государств.

Конференция проводится после подведения итогов трех лет первой пятилетки (1928-1932 гг.) и задачи, поставленные на ней И.В. Сталиным, определяют развитие страны на весь предвоенный период и готовность ее к отражению агрессии.

Сталинские выводы по итогам конференции: «Что требуется для того, чтобы выполнить контрольные цифры, чтобы дать прирост продукции в 45 %, чтобы добиться выполнения пятилетки не в 4, а по основным и решающим отраслям в 3 года?

            Для этого требуются два основных условия.

            Во-первых, чтобы были реальные или, как у нас выражаются, «объективные» возможности для этого.

            1. Прежде всего требуются достаточные природные богатства в стране: железная руда, уголь, нефть, хлеб, хлопок. Есть ли они у нас? Есть. Есть больше, чем в любой другой стране.

            2. Требуется наличие такой власти, которая имела бы желание и силу двинуть использование этих огромных природных богатств на пользу народа. Есть ли у нас такая власть? Есть.

            3. Еще требуется, чтобы эта власть пользовалась поддержкой миллионных масс рабочих и крестьян. Пользуется ли наша власть такой поддержкой? Да, пользуется.

            4. Нужно еще наличие такого строя, который давал бы серьезные преимущества перед капитализмом.

            5. Требуется наличие партии, достаточно сплоченной и единой для того, чтобы направить усилия всех лучших людей рабочего класса в одну точку, и достаточно опытной для того, чтобы не сдрейфить перед трудностями и систематически проводить в жизнь правильную, революционную, большевистскую политику. Есть ли у нас такая партия? Да, есть.

            Таким образом, первое условие для выполнения плана – «объективные» возможности – у нас есть налицо.

            Во-вторых, чтобы было желание и уменье руководить нашими предприятиями таким образом, чтобы эти возможности были претворены в жизнь.

            Что значит руководить производством?

            Задача, стало быть, состоит в том, чтобы нам самим овладеть техникой, самим стать хозяевами дела. Только в этом гарантия того, что наши планы будут полностью выполнены.

            Иногда спрашивают, нельзя ли несколько замедлить темпы, придержать движение. Нет, нельзя, товарищи! Нельзя снижать темпы! Наоборот, по мере сил и возможностей их надо увеличивать. Задержать темпы – это значит отстать. А отсталых бьют.

            Максимум в десять лет мы должны пробежать то расстояние, на которое мы отстали от передовых стран капитализма. Для этого есть у нас все «объективные» возможности. Не хватает только уменья использовать по-настоящему эти возможности. А это зависит от нас. Только от нас!

            Пора усвоить другую, новую, соответствующую нынешнему периоду установку: вмешиваться во все. Если ты директор завода – вмешивайся во все дела, вникай во все, не упускай ничего, учись и еще раз учись.

          Нам осталось немного: изучить технику, овладеть наукой. И когда мы сделаем это, у нас пойдут такие темпы, о которых сейчас мы не смеем и мечтать. И мы это сделаем, если захотим этого по-настоящему!»[4]

Сталин И.В. принимает все меры для развития страны. Трудно себе представить, какой потребовался титанический труд народа для восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства после мировой и гражданской войн.

Главная задача, по подготовке профессиональных кадров, из которых формировались  руководители, была успешно выполнена.

            В народном хозяйстве СССР в начале 1941 г. было занято 908 тыс. специалистов с высшим образованием и 1 492 тыс. со средним специальным образованием.

            Это позволило резко увеличить производство сложной военной техники и быстро разрабатывать новые военные образцы.

            С 1926 по 1939 г. численность инженеров увеличилась в 7,7 раза, агрономов – в 5 раз, научных работников – в 7,1 раза. Таких темпов подготовки высококвалифицированных кадров не знала ни одна капиталистическая страна.

            В довоенный период число квалифицированных рабочих с 1926 по 1939 г. увеличилось: токарей – в 6,8 раза, фрезеровщиков – в 13 раз, машинистов локомотивов – в 3,3 раза, шоферов – в 40 раз, трактористов – в 215 раз[5].

            В предвоенном 1940 г. только за один год было подготовлено и переподготовлено 3 млн. 139 тыс. квалифицированных рабочих.

            Общая численность рабочих и служащих, занятых в народном хозяйстве Советского Союза, в 1940 г. составляла 31,2 млн. человек.[6]     

            Советское государство в кратчайший срок сумело накопить материальные средства, необходимые для расширенного воспроизводства социалистической экономики.

            Капитальные вложения осуществлялись преимущественно в тяжелую промышленность и транспорт (от 65 до 70%). Это явилось определяющим фактором высоких темпов развития народного хозяйства страны.

            Среднегодовые темпы роста производительности труда в промышленности Советского Союза составили в период с 1928 г. по 1932 г. – 8,2 %, с 1932 г. по 1936 г. – 13,9 %[7].

            Крупных успехов добился Советский Союз накануне Великой Отечественной войны в развитии транспорта: железнодорожного, водного, автомобильного и воздушного.

            Во всех видах перевозок ведущее место занимал железнодорожный транспорт. В 1940 г. в общем грузообороте СССР он составил 85,1 %, в пассажирообороте – 92,2 %[8].

За годы довоенных пятилеток было построено около 9 тысяч крупных промышленных предприятий. В результате осуществления  огромной программы капитального строительства были созданы новые производственные мощности, без которых нельзя было наладить военное хозяйство во время войны[9].        

Накануне Великой Отечественной войны советская черная металлургия имела мощную сырьевую базу и не зависела от импорта. Была создана вторая угольно-металлургическая база СССР. На Востоке страны возникли гиганты черной металлургии, оснащенные передовой техникой: Магнитогорский, Кузнецкий и Новотагильский комбинаты, Челябинский и Новосибирский заводы.

            Огромное оборонное значение имело развитие цветной металлургии, без которой немыслимо было производство современного вооружения. В 1940 г. работало несколько сотен предприятий по производству цветных металлов. Создана была промышленность редких металлов.

            Уголь и металл являлись первостепенным элементам военно-промышленной базы. В Советском Союзе к середине 1941 г. удельный вес добычи топлива (в пересчете на условное топливо) составил: уголь – 60 %, нефть – 18,7 %, дрова – 14 %, торф – 5,6 %.

Нефтяная промышленность была оснащена современной передовой техникой и добыча нефти в 1940 г. составила 31,1 млн. тонн[10].

Это обеспечивало жидким топливом вооруженные силы в условиях надвигавшейся войны.

Машиностроение являлось ведущей отраслью в экономике страны. Дореволюционная Россия имела современных орудий производства в 4 раза меньше, чем Англия, в 5 раз меньше, чем Германия и в 10 раз меньше, чем в США. Но уже накануне Отечественной войны СССР по объему машиностроения занял второе место в мире и первое в Европе[11].

            Огромное значение для развития военно-промышленной базы имело производство металлорежущих станков. К 1941 г. в Советском Союзе насчитывалось 710 тысяч.

            Производственные мощности электростанций нарастали в больших масштабах. В 1940 г. было введено в строй 11 турбогенераторов мощностью 281,2 тыс. квт, а в 1941 г. – 24 турбогенератора мощностью 414,1 тыс. квт. Электростанции были оснащены современным оборудованием и имели высокие технико-экономические показатели[12].

Высокими темпами развивалось сельское хозяйство. Накануне Великой Отечественной войны в Советском Союзе (в границах до 17 сентября 1939 г.) насчитывалось 236,9 тыс. колхозов, 7069 машинно-тракторных станций, 4159 совхозов.

            В 1940 г. в сельском хозяйстве имелось 531 тыс. тракторов, 181,7 тыс. зерновых комбайнов и 228 тыс. грузовых автомобилей (включая автоцистерны)[13].

            Советский Союз стал крупнейшей индустриальной державой и независимым государством.

            В целях укрепления обороны страны был пересмотрен государственный бюджет СССР. Особенно рост крупных ассигнований на оборону наблюдался в предвоенные годы. В 1938 г. расходы на оборону составили 2,7 млрд. руб., в 1939 г. уже 34,5 млрд. руб., в 1940 г.- 56,9 млрд. руб. и в 1941 г. они достигли 83 млрд, руб. (43,4% всех бюджетных расходов)[14].

            Увеличение расходов на оборону Советского государства сопровождалось ростом военной промышленности. Еще в годы первой пятилетки была создана советская артиллерийская, танковая и авиационная промышленность, способная оснастить Советскую Армию необходимой боевой техникой. Во второй пятилетке ставилась задача создать такие Вооруженные Силы, численность которых, мощь вооружения и боевая готовность обеспечили бы оборону страны от нападения коалиции крупнейших капиталистических стран.

            В выполнении этих задач огромную роль играл рост производства вооружения, в особенности танков, самолетов, артиллерии, минометов, боеприпасов.

            Танковая промышленность в предвоенный период развивалась высокими темпами. К 1939 г. были уже выпущены крупные серии танков Т-26, Т-28, Т-35, Б-Т. Советские конструкторы совместно с работниками танковой промышленности создали лучшие в мире танки —  тяжелый KB (в 1939 г.) и средний Т-34 (в 1940 г.)[15].

Советская авиационная промышленность в предвоенный период достигла больших успехов. Авиаконструкторы А. Н. Туполев, С. В. Ильюшин, С. А. Лавочкин, В. М. Петляков, Н. Н. Поликарпов, А. С. Яковлев,  по праву считались одними из лучших конструкторов в мире. Авиационная промышленность начала в 1940 г. серийный выпуск новых типов боевых самолетов: МиГ-3, ЛаГГ-3, Як-1, Ил-2, Пе-2[16].  

            Накануне войны большое развитие получила артиллерийская промышленность.

            Советские конструкторы В. Г. Грабин, И. И. Иванов, Ф. Ф. Петров, Б. И. Шавырин и другие в те годы создали ряд новых оригинальных типов орудий, а артиллерийская промышленность с 1931 по 1940 г. выпустила 24 новых образца орудий.

            Одной из самых распространенных артиллерийских систем была 76-мм пушка, считающаяся одной из лучших в мире. Большими достоинствами обладала 122-мм гаубица образца 1938 г. (М-30).

В довоенные годы производство орудий в СССР шло быстрыми темпами и к 1 января 1939 г. насчитывалось 45 790 орудий[17].

С 1940 г. до начала Великой Отечественной Войны производство орудий осуществлялось очень высокими темпами и орудийный парк увеличился более чем в 1,5 раза.

            Реактивная артиллерия в СССР накануне войны находилась в стадии разработок и испытаний. Первые боевые машины БМ-8 и БМ-13 («Катюши») армия получила от промышленности в начале войны.

            Огромное значение во Второй мировой войне имели боеприпасы.          

Боеприпасы поглощали огромную массу металла —  больше, чем какой-либо другой вид вооружения. Расходы на боеприпасы составляли, как правило, самый высокий процент бюджетных ассигнований по сравнению с расходами на другие виды вооружений. Производство боеприпасов является самым массовым и многоассортиментным. По мобилизационным планам к их изготовлению привлекалось огромное количество предприятий самых различных промышленных министерств и отраслей производства.

            Были ли ошибки при проведении такого масштабного перевооружения? Безусловно. По мере выявления принимали все меры для их устранения. Страна динамично развивалась и наращивала промышленный потенциал.

            Но было и разгильдяйство, и вредительство, которые обнаружились в военном производстве и нанесли нашей обороне прямой ущерб. Это видно по производству бронебойных снарядов.

Записка Г. И. Кулика И. В. Сталину

19 июня 1941 г.

Сов. секретно

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СОЮЗА ССР

тов. СТАЛИНУ И. В.

            Постановлением СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) № П-32/116 от 14 мая 1941 г. на наркома боеприпасов тов. ГОРЕМЫКИНА возложена обязанность выполнить дополнительный заказ 1941 года на бронебойные выстрелы. Пунктами 48 и 70 постановления особенно подчеркнута персональная ответственность директоров заводов за выполнение этого заказа и секретарей обкомов за контроль и обеспечение помощи директорам заводов. Истекший месяц работы наркоматов и заводов со всей очевидностью показал, что несмотря на особую важность этого заказа и особенно резкую постановку вопроса о его обеспечении, ни Наркомат боеприпасов, ни директора заводов, ни обкомы партии не обеспечивают указанного постановления, и дело явно клонится к срыву заказа…

            Завод № 73 НКБ — директор т. КАКУНИН, имел на май задание на 21 000 снарядов и на июнь 47 000. Завод не сдал ни одного снаряда в мае и срывает также задание на июнь. В то же время этот завод обеспечен металлом и оборудованием, имеет опыт по производству 76 мм бронебойных снарядов с 1939 года и находится в самых благоприятных условиях в производственном отношении, по сравнению со всеми другими заводами. Срыв заказа директор завода объясняет неосновательными ссылками на разные объективные причины. Несмотря на мои личные ежедневные требования, тов. КАКУНИН ограничивается обещаниями и ничего не предпринимает. Самая худшая организация производства на этом заводе, который должен был быть ведущим в производстве бронебойных снарядов,— заставляет считать, что главной причиной срыва заказа является саботаж директора и руководства завода»[18].

            Это было ведущее предприятие страны по производству 76-мм снарядов, которое находилось на Украине в г. Сталино (в настоящее время Донецк). Почему это могло произойти? Саботаж директора завода? Бесконтрольность секретаря обкома? Да это невозможно без покровительства и покрывания указанных лиц руководителем Украины.

            Первым секретарем ЦК КП(б) Украины был в то время Никита Сергеевич Хрущев, который также являлся ответственным лицом за выполнение оборонного заказа и мог быстро привести в чувство любого директора завода и секретаря области. Знал ли он о ближайшем времени нападения Германии на СССР? Прекрасно знал. Поэтому и мог так безнаказанно себя вести. Война все спишет.

            Из приведенных сведений видно, что руководство страны во главе со И.В. Сталиным сделали все возможное для подготовки к войне и обеспечили наши вооруженные силы необходимым вооружением.

            Приведенное мнение о каких-то мифических расчетах И.В. Сталина на политический и дипломатический характер предотвращения войны не более чем выдумка, и опровергается в этой же «Истории ВОВ Советского союза 1941-1945», где предельно четко сказано, что «Накануне Великой Отечественной войны советская экономика располагала материально-технической базой, позволявшей в случае необходимости развернуть массовое производство всех видов современного вооружения и боевой техники и одновременно обеспечить в необходимых размерах и на длительное время другие потребности Советских Вооруженных Сил и населения в условиях войны. Советская оборонная промышленность, опиравшаяся на мощную тяжелую индустрию, была способна еще до войны дать нашей армии нужное количество новой боевой техники, создать резервы для восполнения потерь и обеспечить новые формирования в начале войны». Все это вместе, с наличием богатейших сырьевых ресурсов означало, что «в экономическом отношении Советский Союз был подготовлен к отражению фашисткой агрессии»[19].

            Обвинения, выдвинутые Н.С. Хрущевым, не соответствовали действительности и искажали правду о подготовке к войне.

            Так почему при такой готовности страны к отражению агрессии мы потерпели в начальный период войны тяжелое поражение? Почему это произошло и кто это сделал? Разберем в следующих статьях.


[1] История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. М.: Воениздат, 1961. Т. 2. С. 48.

[2] История дипломатии. Дипломатия в период подготовки Второй мировой войны (1919-1939 гг.). М.: ОГИЗ-Государственное издательство политической литературы, 1945. Т. 3. С. 723.

[3] Правда, № 35. 5 февраля 1931 г.

[4] Правда, № 35. 5 февраля 1931 г.

[5] Вознесенский Н. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. М.: ОГИЗ – Госполитиздат, 1948. С. 27.

[6]Народное хозяйство СССР в 1956 г. Статистический сборник. М.: Государственное статистическое издательство, 1956. С. 189.

[7] Социалистическое строительство Союза ССР (1933-1938 гг.). Статистический сборник. М.: Госпланиздат, 1939. С. 38.

[8] БСЭ. М.: Советская энциклопедия, 1926-1947. Изд. 2. Т. 15. С. 629, 635-636; Т. 11. С. 12.

[9] История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. М.: Воениздат, 1961. Т. 1. С. 409.

[10] История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. М.: Воениздат, 1961. Т. 1. С. 405.

[11] История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. М.: Воениздат, 1961. Т. 1. С. 409.

[12] Промышленность СССР. Статистический сборник. М.: Госстатиздат, 1957. С. 171.

[13] Народное хозяйство СССР. Статистический сборник. М., 1956. С. 144-145.

[14] Государственные бюджеты СССР соответствующих лет.

[15] ЦГАОР. Ф. 5446. Оп. 32. Д. 282. Л. 45.

[16] ЦГАОР. Ф. 8418. Оп. 25. Д. 199. Л. 1-5.

[17] История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 – 1945. М.: Воениздат, 1961. Т. 1, С. 90-91.

[18] Известия ЦК КПСС. №5. 1990. С.203-204.

[19] История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 – 1945. М.: Воениздат, 1961. Т. 1, С. 405.

последние публикации