Tuesday, April 16, 2024

Исследователь внимательный и трудолюбивый: к 170-ю со дня рождения Владимира Зеноновича Завитневича (1853–1927)

«Исследователь внимательный и трудолюбивый» – так назвал свою монографию о Владимире Зеноновиче Завитневиче известный белорусский краевед В.Н. Киселев[1]. До сегодняшнего дня она остается единственным монографическим исследованием о жизни и деятельности малоизвестного белорусского ученого: историка, археолога и богослова, профессора Киевской духовной академии. В текущем году исполнилось 170 лет со дня его рождения. К сожалению «круглая дата» осталась незамеченной и не вызвала в ученом сообществе историков Беларуси и ближнего зарубежья интереса к осмыслению научного наследия исследователя. Скорее всего забвение вызвано тем, что историки Церкви и богословы, вышедшие из российских духовных школ в XIX – начале XX вв., усилиями одного из лидеров БНР А. Цвикевича, в большей степени политика, чем историка, отнесены к апологетам «западнорусизма»[2],  того направления общественно-политической мысли, которое якобы враждебно идее белорусского национально-государственного строительства. Даже фундаментальное исследование Д. Карева[3], лучшее из того, что появилось за последние десятилетия в белорусской историографии, не содержит сведений о В.З. Завитневиче. Открытое противостояние, которое до сегодняшнего дня сопровождает изучение этого исторического явления, тормозит научное осмысление интеллектуальной истории Беларуси. Попыткой восстановления из небытия имени и трудов забытого белорусского ученого является наша статья.

В.З.Завитневич. открытые источники интернет.

Владимир Зенонович Завитневич родился 2 апреля 1853 в деревне Литвяны Минского уезда (ныне Узденского р-на Минской обл.) в семье сельского православного священника. Его отец – Зенон Павлович Завитневич (1819–1901) – выпускник Минской духовной семинарии (1843) принадлежал к тому поколению православного духовенства, которое осознавало свою сопричастность к тем изменениям в жизни белорусского народа, которые произошли после Полоцкого церковного собора 1839 г. 

В 1844 г. З.П. Завитневич был рукоположен во священника к Белорусской церкви Минского уезда и вскоре перемещен к Литвянской церкви того же уезда. Из Литвян он был переведен во вновь построенную Покровскую церковь в м. Койданово Минского уезда (ныне город Дзержинск Минской области). Более 30-и лет Зенон Павлович состоял законоучителем Койдановского народного училища. В своем приходе священник организовал четыре школы грамоты. Активная деятельность на поприще просветительства и народного образования дала ему возможность в 1894 г. получить права потомственного дворянства.

Своему сыну он дал типичное для выходцев из духовного сословия образование: начальное –  Узденское волостное приходское училище и Минское духовное училище. В 1875 г. В.З. Завитневич закончил Минскую духовную семинарию и поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. 

Время пребывания в академии оказалось весьма важным в формировании мировоззрения В. З. Завитневича. Научным руководителем будущего исследователя был проф. М. О. Коялович, с 1869 по 1891 гг. возглавлявший кафедру русской гражданской истории. Курс истории России, который читал М.О. Коялович, включал достаточно полный раздел по истории Великого княжества Литовского, благодаря чему в сердцах воспитанников Санкт-Петербургской академии, выходцев из белорусско-украинских земель, удалось пробудить интерес к историческим судьбам Православия их малой родины и создать одно из направлений той церковно-историческая школы, которая в XIX – начале XX в. сформировалась в стенах Санкт-Петербургской духовной академии. Это ярко выраженное исследовательское направление было связано с изучением церковной истории Беларуси и Украины, входивших в XV – XVII вв. в состав Киевской митрополии. Одна из проблем, волновавшая М.О. Кояловича, была связана с исследованием феномена Брестской церковной унии, к изучению которой он привлекал и своих учеников. Так, П.Н. Жукович в качестве докторской диссертации избрал тему сеймовой борьбы православного западнорусского дворянства с церковной унией[4]. После кончины учителя он возглавил кафедру гражданской истории и продолжил научные традиции своего учителя. В период с 1891 по 1915 гг. под научным руководством П.Н. Жуковича было написано и защищено 124 кандидатских диссертации, раскрывающие разные аспекты истории Киевской митрополии, что составляло 40% из числа всех работ, защищенных в стенах академии[5]. Тему Брестской церковной унии разрабатывал и В.З. Завитневич. Между двумя историками еще на студенческой скамье завязалась дружба, которую ученые пронесли через всю свою нелегкую жизнь. 

     Тема кандидатской диссертации В.З. Завитневича была посвящена изучению жизни и деятельности одного из наиболее ярких православных богословов XVII века Захария Копыстенского. Защитив   в 1879 г. диссертацию на степень кандидата богословия по церковно-историческому отделению с правом получения степени магистра без дополнительных устных испытаний, Завитневич уехал в Варшаву, где получил работу учителя арифметики и географии в Варшавском духовном училище, а также преподавателя русской литературы в реальном училище Панкевича.

В Варшаве он продолжил изучение«Палинодии», дополнив исследование   источниками на греческом, латинском, славянском, польском и западнорусском языках, которые не вошли в кандидатскую диссертацию. В 1883 г. работа была закончена и представлена в Совет Санкт-Петербургской духовной академии в качестве магистерской диссертации. Выбор темы диссертации ««Палинодия» Захарии Копыстенского и ее место в истории западнорусской полемики XVI-XVII веков»[6] был не случаен и определялся прежде всего религиозной позицией историка. «Палинодия» архим. Захария Копыстенского, написанная православным мыслителем еще в 1621 г. для опровержения сочинения униатского митрополита Льва Кревзы «Оборона унии» (1617), была направлена против «латинского учения и защиту Православной церкви от несправедливых обвинений со стороны латынян»[7]. Эта же цель была поставлена В. З. Завитневичем и в диссертации. В первых двух разделах работы В.З. Завитневич всесторонне охарактеризовал историческую обстановку, создавшуюся в Киевской митрополии в период, предшествовавший Брестской унии 1596 г. и представил обзор всей полемической литературы, вышедшей на белорусско-украинских землях Речи Посполитой до «Палинодии». В следующих трех разделах даны описание жизни и деятельности Захарии (Копыстенского), анализ причин появления «Палинодии» с изложением ее содержания и подробными комментариями. С точки зрения В.З. Завитневича, «Палинодия» является самым сильным произведением, вышедшим из-под пера западнорусских полемистов XVI–XVII вв. Историк видел в «Палинодии» пример богословской мысли окрепшей греко-славянской школы и считал это сочинение пограничным, написанным в период перехода западнорусской полемической литературы от первоначального периода в развитии восточнославянского православного богословия к новому периоду, ориентированному на разъяснение теоретических богословских вопросов и заслуживающий специальное исследование.        

В 1884 г., пройдя конкурс в Киевской духовной академии, В.З. Завитневич был утвержден на должность доцента кафедры русской гражданской истории, а в 1890 г. историк получил разрешение Совета академии на дополнительное штатное преподавание истории в Киевском институте благородных девиц, где он вел этот предмет до 1914 г. Как правило, лекции В.З. Завитневича вызывали большой интерес слушателей. Не случайно Завитневич входил в состав комиссии академии для разработки программ публичных лекций по истории и словесности. В 1899 г. Завитневич был назначен на должность экстраординарного профессора кафедры русской гражданской истории и в 1901 г. вошел в состав Совета академии.

К этому времени Завитневич был уже членом Церковно-археологического общества при Киевской духовной академии (1885 г.), в 1888-1908 гг. – помощником секретаря общества. С 1892 г. он являлся членом библиотечной комиссии академии, сотрудничал с Историческим обществом при университете св. Владимира и Обществом Нестора летописца, в котором с 1884 г. состоял членом совета, а с 1895 г. – секретарем. Входил в состав Общества истории и древностей российских при Московском университете, Московского археологического общества, Военно-исторического общества, Общества охраны памятников старины в Киеве, был членом Комитета по разбору древних актов при киевском генерал-губернаторе. Участвовал в деятельности Богоявленского братства при духовной академии для помощи служащим и студентам.

Активная общественная работа, которую вел В. З. Завитневич в Киевский период жизни, была неразделимо связана с научной деятельностью.  Начиная с 1891 г. на протяжении 21 года историк работал над изучением феномена русского славянофильства через рассмотрение философско-богословского мировоззрения А.С. Хомякова[8], личность которого он ставил в один ряд с такими выдающимися деятелями истории России  как Петр I, М. В. Ломоносов и А. С. Пушкин, полагая, что подобные люди появляются только в переломные моменты жизни государства, когда установившиеся традиции нуждаются в изменениях. В декабре 1902 г. он защитил докторскую диссертацию о жизни и творчестве А. С. Хомякова и опубликовал 1500-страничный том «Алексей Степанович Хомяков»[9], состоящий из двух книг: «Молодые годы, общественно-исследовательская деятельность Хомякова» и «Труды Хомякова в области богословия». В 1913 году выходит второй том исследования с подзаголовком «Система философско-богословского мировоззрения Хомякова», в котором Завитневич рассмотрел философско-богословское мировоззрение философа «со своеобразной гносеологией, онтологией, учением о Церкви и критикой немецкого рационализма, с одной стороны, и западных исповеданий – с другой». За это сочинение автор получил премию митрополита Московского Макария и почетный отзыв Санкт-Петербургской Академии наук. Завитневич считал, что сумел точно воспроизвести суть богословско-философской концепции Хомякова. Не случайно проф. Санкт-Петербургской духовной академии И. С. Пальмов в рецензии на книгу отметил, что Завитневич вместе с Хомяковым пережил «все богатство оставленных им идей, перечувствовал силу их великого исторического значения». Диссертацию Завитневича Пальмов считал отправной точкой для дальнейших исследований славянофильства. Ученый не ошибся. В 1912 г. с исследованием В. З. Завитневича при подготовке работы о философии Хомякова знакомился Н. Бердяев. Он признал работу Завитневича «самой ценной из всего написанного до сих пор о Хомякове», обратив внимание на ее «слишком апологетический характер»[10].     

В 1916 г.  было издано исследование   свящ. Павла Флоренского «Около Хомякова: (Критические заметки)»[11], посвященное разбору только что изданной работе Завитневича. П. Флоренский отмечал исключительную роль этой монографии о Хомякове как первой, единственной и самой обширной по объему, в которой предпринята попытка определения места славянофильства в истории общественной мысли России. П. Флоренский охарактеризовал сочинение Завитневича как труд «почтительного сердца и согласного ума», при этом отметил, что автор, вплотную приблизившись к изображаемому им лицу и его мировоззрению, «потерял способность взглянуть со стороны, может быть, более холодным, но зато и более острым глазом». По мнению П. Флоренского, сочинение о Хомякове не нуждается во взятом автором апологетическом тоне, который помог автору скрыть «более глубокое проникновение в суть дела». Вместе с тем П. Флоренский подробно рассмотрел ошибки, допущенные Завитневичем, и этим определил дальнейшее направление в развитии исследования, которого, к сожалению, не последовало до настоящего времени. Фундаментальное исследование В. З. Завитневича было отмечена премией митрополита  Московского и Коломенского Макария (Булгакова) и почетным отзывом Академии наук. Материалы о Хомякове, не вошедшие в монографию, В.З. Завитневич публиковал в “Трудах Киевской духовной академии”, затем в отдельных оттисках.

Зачастую историческое прошлое В.З. Завитневич расценивал как назидание современникам. Так в событиях революции 1905-1907 гг. историк заметил аналогию Смутному времени 1605-1608 гг. В статье «Значение великой Московской смуты в общем ходе политического развития допетровской Руси»[13] причины Смуты он увидел в недовольстве своим положением разных общественных групп и полагал, что в подобной ситуации «непоколебимой оставалась лишь Церковь. Только Церковь поддержала знамя законности и порядка – спасение основ государственного здания, в то время, когда все кругом шаталось, криводушничало и малодушествовало». Ученый призывал обратить внимание на исторические параллели. В 1908 г. за работу «Значение великой Московской смуты в общем ходе политического развития допетровской Руси» он получил похвальный отзыв Совета Киевской духовной академии и 2-ю премию митр. Макария (Булгакова).

Близко к церковно-историческим исследованиям В. З. Завитневича примыкают его работы литературоведческого характера: «Памяти А. С. Пушкина: К вопросу о значении личности в истории»[14], «Религиозное состояние Н. В. Гоголя в последние годы его жизни»[15], «Особенность поэтического творчества А. С. Хомякова»[16].  

В общей сложности В.З. Завитневич подготовил и издал около 100 научных работ: монографий, статей, отзывов, рецензий. Ученик и последователь школы М.О. Кояловича, Завитневич придавал большое значение комплексному изучения источников, полагая, что только привлечение достаточного числа разнообразных источников позволит сделать в изучаемом явлении правильные исторические обобщения. Историк отрицал возможность объективного отображения исторического процесса, считая, что исторические исследования базируются на субъективных подходах различных школ и личностей.

По воспоминаниям ректора Киевской духовной академии проф. В. П. Рыбинского, Завитневич был талантливым, эрудированным, трудолюбивым ученым, отличался обширным кругом интересов, деликатностью и уважением к мнению оппонентов.  Скончался историк в Киеве в марте 1927. Могила В. З. Завитневича на Щековицком кладбище в Киеве, которое в 60-х гг. XX в. упразднили, не сохранилась


[1]Киселев, В.Н. Исследователь внимательный и трудолюбивый: о жизни и деятельности историка и богослова, профессора В. З. Завитневича / В.Н. Киселев – Минск: Изд.: “Издатель Ильин В.П.”, 2007. – 377 с.  

[2] Цвикевич, А. Западно-руссизм: Нарысы з гісторыі грамадзкай мысьлі на Беларусі ў XIX і пачатку XX в. / А.  Цвикевич. – Мн.: Беларускае дзяржаўнае выдавецтва, 1929. — 340 с.; 2-е изд.: Мн.: Навука і тэхніка, 1993. — 352 с.

[3] Карев, Дмитрий Владимирович Белорусская историография в конце XVIII – начале ХХ вв.: автореф. дис. … д-ра ист. наук : 07.00.09 / Д. В. Карев ; АН Беларуси, Ин-т истории. – Минск, 1995. – 47 с. 

[4]  Жукович П.[Н]. Сеймовая борьба православного западнорусского дворянства с церковной унией. Вып.1–6. – Спб., I-й вып. Тип. Гл. упр. уделов; другие вып.–тип. М. Меркушева, 1901–1912.

[5] Карпук,  Д.А. Разработка истории Киевской митрополии в Санкт- Петербургской духовной академии в конце  XIX –  начале  XX вв. / Д. А. Карпук– https://old.spbda.ru/publications/razrabotka-istorii-kievskoy-mitropolii-v-sankt-peterburgskoy-duhovnoy-akademii-v-konce-xix-nachale-xx-vv/ – Дата доступа: 28. 07. 2023.  

[6] «Палинодия» Захарии Копыстенского и ее место в истории западнорусской полемики ХVI-ХVII вв.:   Варшава: Тип. Варшав. учеб. окр., 1883. 

[7]Завитневич, В.З. О значении западно-рус. богословско-полемич. лит-ры кон. XVI и нач. XVII вв. и месте, занимаемом в ней Палинодией Захарии Копыстенского    (речь, произнесенная учителем Варшав. д. училища В. Завитневичем 18 дек. 1883 г. перед публичною защитой дис. на степень магистра богословия под загл. «Палинодия Захарии Копыстенского») // Христианское чтение. 1884. Кн. 1–2. С. 225– 71.  

[8] Завитневич,  В.З. Значение первых славянофилов в деле уяснения идей народности и самобытности» – Речь, произнес. на годичном акте Киевской духовной академии 26 сентября 1891 г. // Труды Киевской дух. акад. № 11. С. 353–397 (отд. отт.: Киев: Тип. Г. Т. Корчак-Новицкого, 1891.[2], 45 с.). 

[9] Алексей Степанович Хомяков. К., 1902. Т. 1. Кн. 1-2; 1913. Т. 2. (т. I,1902; т. II, 1913)

[10] Бердяев Н. А.  Алексей Степанович Хомяков /А.С. Бердяев – https://dereksiz.org/nikolaj-aleksandrovich-berdyaev-aleksej-stepanovich-homyakov.html – Дата доступа: 29. 07. 2023. 

[11] Флоренский, П. А., свящ. Около Хомякова. (Критические заметки) / священник П. А. Флоренский –  Сергиев Посад: типография Св.-Тр. Сергиевой Лавры,  1916.     

[12] Великий князь Киевский Святослав Игоревич и историческое значение его богатырских подвигов // Труды Киевской дух. акад. 1888. № 3. – С. 366–391 (отд. отт.: Киев: Тип. Г. Т. Корчак-Новицкого, 1888. [2], 23 с.); Владимир Святой как политический деятель // Труды Киевской дух. акад. № 6. С. 351–441; № 8. – С. 635–755 (отд. отт.: Киев: Тип. Г. Т. Корчак-Новицкого, 1888. [2], 210 с.); О месте и времени крещения Св. Владимира и о годе крещения киевлян // Труды Киевской дух. акад. 1888. № 1. – С. 126–152; Возражения на сообщение А. И. Соболевского: в каком году было крещение Руси? // Чтения в историческом обществе Нестора Летописца. 1889. Кн. 3, отд. 1. – С. 5–9.

[13] Завитневич, В. З. Значение великой Московской смуты в общем ходе политического развития допетровской Руси / З.В. Завитневич –Труды Киевской дух. акад. 1908. Т. 2, № 5. С. 52–92; № 6. С. 208–323 (отд. отт.: Киев: Тип. И. И. Горбунова, 1908. [2], 65 с.).

[14] Памяти А. С. Пушкина. О значении личности в истории // Там же. 1899. № 6. С. 205–218.

[15] Религиозно-нравственное состояние Н. В. Гоголя в последние годы его жизни // Там же. Вып. 1/3, отд. 2. С. 338–424 (отд. отт.: Киев: Тип. Р. К. Лубковского, 1902. 89 с.

[16] Особенность поэтического творчества А. С. Хомякова // Сборник статей в честь Д. А. Корсакова. – Казань, 1912–1913.

Валентина ТЕПЛОВА
Валентина ТЕПЛОВА
Валентина Анатольевна Теплова - к.и.н., доцент. Заведующая кафедрой церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии, доцент исторического факультета Белгосуниверситета, член Синодальной исторической комиссии БПЦ.

последние публикации