Sunday, May 26, 2024

Изменение оценок Польского восстания 1863 – 1864 гг. в работах В.М. Игнатовского в 1919 – 1925 гг.

Среди ранних белорусских националистов был заметный дефицит людей с высшим образованием исторического профиля. Автор первой белорусскоцентричной истории В.У. Ластовский был не только дилетантом, но ещё и фальсификатором. Тем не менее, профессиональные историки в этой среде встречались. Таким оказался Всеволод Макарович Игнатовский, закончивший до революции Императорский Юрьевский университет. Однако даже профессиональная подготовка не спасает историков от следования идеологическим догмам, если их начинает продвигать заинтересованная политическая сила. С В.М. Игнатовским произошла подобная трансформация. Это можно проследить на изменении содержания книги «Краткий очерк истории Белоруссии» («Кароткі нарыс гісторыі Беларусі»). Она переиздавалась несколько раз, т.к. литературы по истории Белоруссии было не так много. Издание пользовалось спросом, по нему учили историю Белоруссии. Сам краткий очерк появился из лекций, которые В.М. Игнатовский читал в Минске.

Всеволод Макарович Игнатовский. Источник: https://vid1.ria.ru/ig/infografika/Sputnik/bel/KUPALARUS/images/tild3062-6638-4466-b863-303765633130___1743.jpg

В 1919 г. в Минске вышло первое издание «Краткого очерка» [1]. В период польского контроля над Минском книга была конфискована, однако её не уничтожили. В этом первом издании В.М. Игнатовский описал в том числе и Польское восстание 1863 – 1864 гг. По его мнению, польское общество в Российской империи находилось под влиянием европейских революций, что провоцировало поляков на новую попытку восстановить польскую независимость. Попытка 1830 – 1831 гг. оказалась неудачной, но поляки не отказались от своих целей. В результате было организовано подпольное польское национальное правительство. На территории Белоруссии, которую польские революционеры того времени рассматривали как часть польских земель, ситуация была не слишком радужной для будущих повстанцев. Как писал В.М. Игнатовский, «в Белоруссии польский элемент не был сильный, потому что он состоял из небольшого количества панов и зависимых от них людей» [2]. Но «польская интеллигенция, стоявшая во главе восстания», понимала роль, которую в протестах играют массы, поэтому было решено начать белорусскоязычную пропаганду. Также повстанческое руководство понимало, что крестьяне не мыслили национальными категориями, а заинтересовать их можно было обещаниями свободы и экономической самостоятельности, которые должны были якобы царить в будущей Польше. Учёт этих особенностей крестьянского мировоззрения должен был отражаться на содержании повстанческих воззваний к массам. Таким образом, логика повествования В.М. Игнатовского говорит о том, что повстанцы не мыслили какими-то категориями белорусского суверенитета, а крестьян рассматривали как массовку восстания. Как утверждал В.М. Игнатовский, повстанцы для привлечения крестьян создали миф о том, что смыслом всех русско-польских войн был следующий: «народу поляк хотел дать свободу», «мужики, как станут поляками, будут равны панам», «только поляки есть настоящие друзья белорусского мужика, только они дадут ему вольную и счастливую жизнь в Польше, независимой от России» [3].

В.М. Игнатовский однозначно заявляет, что крестьяне не поддержали восстание, «потому что в повстанцах видели только крепостников. Хоть они были и тёмной массой, но понимали, что восстание было не их социально-мужицким делом, а делом только политическим». Наоборот, крестьяне ждали улучшение своего положения не от повстанцев, а от русского императора [4].

Таким образом, в первом издании «Краткого очерка истории Белоруссии» В.М. Игнатовский однозначно показал, что польское восстание не стало делом белорусских крестин.

Обложка пятого издания книги В.М. Игнатовского «Кароткі нарыс гісторыі Беларусі». Источник: https://kamunikat.org/assets/images/9004-1.jpg

В 1921 г. в Вильно без ведома автора вышло переиздание его книги [5]. За исключением небольших мелочей, которые никак не влияли на смысл, виленское издание полностью повторяло издание 1919 г.

В том же 1921 г. второе издание «Краткого очерка…» вышло и в Минске [6]. Оно было переработано. Переработка затронула и описание Польского восстания 1863 – 1864 гг. Так, если ранее польский элемент в Белоруссии был указан как помещики и экономически зависящие от них люди, то сейчас к ним добавилась близкая к помещикам интеллигенция [7].

Причины появления повстанческой белорусскоязычной пропаганды В.М. Игнатовский переформулировал, хотя суть оставил прежнюю: «Польское панство и интеллигенция, к которым нужно добавить ещё и католических ксендзов, хорошо понимали, что мужик только тогда может и будет сочувствовать делу, когда оно будет полезно для него и затронет его интересы. Мужик совсем не интересовался политическим восстановлением Речи Посполитой, ему нужна была свобода от крепостничества и экономическая обеспеченность». Использовавшиеся повстанцами призывы переходить в «веру отцов», «под которой понимается униатство или католичество», по убеждению В.М. Игнатовского, «есть уже дополнение ксендзовское». Далее в тексте автор повторяет основные тезисы из первого издания. Во втором минском издании В.М. Игнатовский проиллюстрировал повстанческую пропаганду цитатой из польской листовки «Беседа старого деда» («Гутарка старога дзеда»). Однако пропаганда не затронула крестьян, которые «в повстанцах видели только панов и крепостников. Хоть они были и тёмной массой, но понимали социальным чувством, что восстание было только политическим делом, которое совсем не затрагивало их» [8].

По сравнению с первым изданием во втором оказалось, как минимум, одно изъятие. В 1919 г. В.М. Игнатовский указывал, что в своей борьбе за достижение социально-экономического благополучия крестьяне делали ставку на русского императора. Во втором минском издании это упоминание исчезло. Скорее всего, данное исчезновение можно объяснить нежеланием хоть как-то упоминать императора в положительном свете.

Помимо «Краткого очерка истории Белоруссии» В.М. Игнатовский написал ещё и «Краткий очерк национально-культурного возрождения Белоруссии» («Кароткі нарыс нацыянальна-культурнага адраджэньня Беларусі») [9]. Это очерк был издан в том же 1921 г. В книге В.М. Игнатовский провёл анализ литературы «времён польского восстания 1863 года» [10]. Анализу подверглись «Мужицкая правда», «Беседа старого деда», «Предсмертный разговор пустынника Петра» («Мужыцкая праўда», «Гутарка старога дзеда» и «Перадсмертны разгавор пустэльніка Пятра»). Анализ сопровождался однозначным выводом: «В таком польском, клерикально-шляхетском направлении написаны и все другие воззвания поляков-повстанцев к мужикам белорусам». Крестьяне понимали, что восстание было «делом только политическим той самой Польши, которая была им хорошо известна своим панским образом жизни» [11].

В 1925 г. вышло очередное, издание «Краткого очерка истории Белоруссии» [12]. Оно было обозначено как четвёртое, видимо, издатели учли существование двух вторых изданий, изданных одновременно в Вильно и Минске. В оценке Польского восстания 1863 – 1864 гг. это издание резко отличалось от всех предыдущих. В.М. Игнатовский всё ещё называет его польским [13], но формирующийся миф о борьбе белорусов против «царского режима» должен был на что-то опираться. Поэтому В.М. Игнатовский сконструировал некую особую реальность восстания на белорусских территориях. Он писал: «в Белоруссии оно стало с одной стороны крестьянским движением, направленным против панов, с другой стороны политико-освободительным движением, направленным против царизма» [14]. В итоге В.М. Игнатовский создаёт противоречие: польские повстанцы, которые ранее упоминались как в массе паны-помещики с небольшой кучкой экономически зависимых от них людей и интеллигенцией, боролись против самих себя и против той идеи восстановления Польши, носителями которой они являлись.

Теперь В.М. Игнатовский пишет о том, что существовало «литовско-белорусское правительство, которое делилось на “красных” и “белых”». «Белые» состояли из «белорусских панов», описываемых в ранних изданиях как поляки. Тем не менее, эти «белорусские паны», по скорректированному мнению В.М. Игнатовского, выступали «за создание великой Польши», но не Белоруссии. «Красные», по новому мнению В.М. Игнатовского, выступали за «радикальное решение в Белоруссии крестьянского вопроса и создание независимой от России и Польши Белорусской республики» [15]. В реальности речь ни о какой Белорусской республике не шла. И «белые» и «красные» повстанцы видели своим идеалом Польшу. Различия их взглядов состояли лишь в том, какой строй и какая система у этой будущей Польши должны быть.

Именно в этом издании «Краткого очерка…» у В.М. Игнатовского появляется К. Калиновский. Он назван уже не Константином, а идеологически верным именем Кастусь [16]. Его деятельность меняет характер восстания: когда «во главе восстания в Белоруссии […] становится революционер-народник, красный диктатор Кастусь Калиновский», тогда «движение принимает выразительный антишляхетский характер». Калиновский призывает уничтожать дворян и «не желает слушать Варшаву», а крестьяне «принимают деятельное участие в восстании». Между тем «белые» повстанцы, как утверждает В.М. Игнатовский, начинают сотрудничать с генерал-губернатором М.Н. Муравьёвым [17], который с мая 1863 г встал во главе Северо-Западного края Российской империи и активно занялся подавлением восстания. С точки зрения В.М. Игнатовсокго, после этого К. Калиновский был вынужден сражается на два фронта. Естественно, восстание сошло на нет.

Таким образом, информация о польском восстании 1863 – 1864 гг., содержащаяся в издании 1925 г. резко отличается от информации, содержащейся во всех предыдущих изданиях. Причём, новая информация противоречит предыдущей. Советская белорусская пропаганда в середине 1920-х гг. активно искала белорусских борцов с «проклятым царизмом». Поскольку в 1860-х гг. таких найдено не было, пришлось срочно перепрофилировать в белорусы польского повстанца. В.М. Игнатовский, помимо всего прочего, являлся ещё и советским функционером. Возможно, это также наложило отпечаток на такое резкое изменение взглядов на восстание. Политическим деятелям Советской Белоруссии необходимо было шагать в ногу с требованиями советской пропаганды, формирующей образы национальных борцов за народное счастье. А если таковых не находилось, их переделывали из исторических персонажей с другими национальными устремлениями.

[1] Ігнатоўскі Ў. Кароткі нарыс гісторыі Беларусі. 1-е выд. Менск: Друкарня Я. Грынблята, 1919. 127 с.

[2] Там же. С. 126.

[3] Там же.

[4] Там же. С. 126-127.

[5] Ігнатоўскі Ў. Кароткі нарыс гісторыі Беларусі. Выд. 2-е. Вільня: Выдавецтва У. Знамяроўскага, 1921. 112 с.

[6] Ігнатоўскі Ў. Кароткі нарыс гісторыі Беларусі. Лекцыі, чытаныя на курсах лектараў беларусазнаўства. Выд. 2-е. Менск: Дзержаўнае выдавецтва Беларусі, 1921. 128 с.

[7] Там же. С. 121.

[8] Там же. С. 121-122.

[9] Ігнатоўскі У. Кароткі нарыс нацыянальна-культурнага адраджэньня Беларусі (лекцыі, чытаныя для студэнтаў Менскага Педагагічнага інстытуту у г. Яраслаўлі ў 1917 – 1918 року). Менск: Дзяржаўнае выдавецтва Беларусі, 1921. 80 с.

[10] Там же. С. 23-26.

[11] Там же. С. 28.

[12] Ігнатоўскі Ў. Кароткі нарыс гісторыі Беларусі. Выд. 4-е, пераробленае. Менск: Дзяржаўнае выдевецтва Беларусі, 1925. 176 с.

[13] Там же. С. 156.

[14] Там же.

[15] Там же. С. 156-157.

[16] Там же. С. 157.

[17] Там же.

Александр ГРОНСКИЙ
Александр ГРОНСКИЙ
Александр Дмитриевич Гронский - кандидат исторических наук, доцент. Ведущий научный сотрудник Сектора Белоруссии, Молдавии и Украины Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Российской академии наук. Заместитель председателя Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви. Доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии им. святителя Кирилла Туровского. Заместитель заведующего Центром евразийских исследований филиала Российского государственного социального университета в Минске.

последние публикации