Friday, February 23, 2024

Деятельность «Союза поляков Беларуси» в 1990-е гг.: поиск политических союзников и открытая оппозиционность

Аннотация. Статья продолжает серию материалов о деятельности «Союза поляков Беларуси», размещенных на сайте. В начале 1990-х гг. организация осуществляла активный поиск политических партнеров, в разные периоды склоняясь к диаметрально противоположным силам (Белорусский народный фронт, Партия народной свободы). С приходом к власти А.Г. Лукашенко «Союз поляков Беларуси» сразу же переходит в открытую оппозицию к Президенту. Деятельность организации в 1990-е гг. является ярким примером политизации этничности. «Союз поляков Беларуси» намеренно провоцировал конфликты с властями, несмотря на объективное содействие последних национально-культурным инициативам польского меньшинства.

_______________________________________________________

Отношения «Союза поляков Беларуси» (далее – СПБ) с другими политическими силами независимой Беларуси складывались неоднозначно. Активисты Белорусского народного фронта (далее – БНФ) – крупнейшей националистической организации (с 1993 г. – партии) – могли видеть в деятельности СПБ угрозу для «белорусского национального возрождения». С другой стороны, обе политические организации апеллировали к лозунгам «преодоления наследия русификации», что способствовало их тактическому сближению. Руководитель СПБ Т. Гавин подчеркивает, что в отношении двух организаций преобладали позитивные тенденции, хотя имели место довольно острые обоюдные выпады. Так, в апреле 1993 г. один из лидеров БНФ в Гродно, журналист и депутат городского совета В. Задаля в статье для газеты «Погоня» («Пагоня») отметил необходимость недопущения «разыгрывания польской карты на Гродненщине». Позже, однако, общественный деятель изменил свое мнение и с сочувствием относился к деятельности СПБ. 27 мая 1999 г. в газете «Погоня» он писал: «Поляки Гродно такие же граждане, как мы, белорусы, и имеют право на проведение своих мероприятий и аренду городских помещений, а отказ им в этом является противоправным» [1, с. 314]. Подобным образом свое отношение к СПБ выражал один из лидеров БНФ, заместитель Председателя Комиссии по образованию, культуре и сохранению исторического наследия в Верховном Совете Республики Беларусь, известный историк О. Трусов. В начале 1992 г. он по поручению Председателя Верховного Совета С. Шушкевича подготовил ответ на требования СПБ об активизации польского национального движения. В данном документе подчеркивалось отсутствие какого-либо давления на активистов польской диаспоры со стороны властей. Однако вскоре О. Трусов изменил свой подход к «польскому вопросу». 11 ноября 1992 г. на приеме в польском посольстве в Минске политик публично заявил о поддержке преподавания польского языка во всех школах Гродненской области как обязательного школьного предмета [1, с. 314].

В начале 1992 г. активисты СПБ сближаются с Партией народного согласия (далее – ПНС). В партию вошли народные депутаты, преподаватели вузов, предприниматели, директора предприятий, многие представители управленческой элиты, которых отпугивали радикализм БНФ, необходимость знать белорусский язык и которым не нашлось «достойного места» во властных структурах [2, с. 275]. Показательно, что сотрудничество с ПНС некоторое время осуществляло также Общественно-культурное объединение «Полісьсе» Н. Шеляговича, которое позиционировало себя в качестве борца за национально-культурные права западных полешуков (жителей отдельных районов Брестской области), якобы подвергавшихся насильственной белорусизации. На координационном совещании по созданию ПНС 29 февраля 1992 г. выступил заместитель Председателя СПБ Т. Малевич. В его речи содержалась негативная оценка национальной политики Беларуси, которая характеризовалась как «шовинистическая»: «В программе нашей партии должны найти [место – О.К.] вопросы межнациональных отношений. Сейчас эти вопросы решаются не так, как бы хотелось. При нынешней власти возрождение национальных культур бесперспективно. Закон “О языках” не дает нам нормально возрождаться. Антипольские шовинистические статьи появились в газетах “ЛіМ” (“Литература и искусство” – О.К.), “Гродненская правда”, в журнале “Березка”. Надо добиваться, чтобы проблемы национальных меньшинств решались в республике грамотно, нам хочется, чтобы власти относились с уважением к проблемам национальных меньшинств. Сейчас главенствует концепция мононационального, монокультурного государства. Нужно создавать государство многонациональное, многоязыковое, многокультурное. Я надеюсь, что создаваемая ПНС будет решать эти проблемы» [3, с. 36]. СПБ вошел в состав ПНС в качестве коллективного члена на учредительном съезде партии в апреле 1992 г. В это время СПБ принял активное участие в обсуждении проекта закона «О национальных меньшинствах в Республике Беларусь». В Комиссию по национальной политике и межнациональным отношениям Верховного Совета Республики Беларусь было направлено три письма, в которых были представлены замечания и предложения. Одно из них касалось изменения названия закона: вместо формулировки «О свободном развитии национальных и этнических групп» была предложена ныне действующая [4, с. 76–77].

В печатном органе ПНС – газете «Согласие» («Згода») – публиковались материалы активистов СПБ. Так, одна из заметок Т. Малевича была посвящена принятому в 1992 г. закону «О национальных меньшинствах в Республике Беларусь». Заместитель Председателя СПБ позитивно оценивал декларируемое право на свободный выбор национальной идентичности: «Статья 1 Закона положила конец стремлениям, целью которых является желание убедить нас, что мы – это ополяченные белорусы, а не поляки, а статья 12 устанавливает ответственность авторов публикаций и других лиц, если их деятельность приведет к разжиганию мсжнациональной вражды». В то же время Т. Малевич отмечал, что государство не брало на себя необходимых финансовых обязательств по обеспечению свободного культурного развития национальных меньшинств: «В принятой редакции пункт а статьи 5 можно понимать так, что государство перекладывает свое обязательство по развитию образования и культуры национальных меньшинств на плечи самих меньшинств, декларируя исключительно только право меньшинств на получение для этих целей помощи со стороны государства. Каждый закон должен иметь денежные гарантии выполнения и только на таких условиях приниматься парламентом. Поэтому наше право на печать и распространение информации на родном языке, которое закреплено в пункте б статьи 5, мы понимаем не только как создание изданий (газет и журналов) на языке национальных меньшинств, но и их финансирование государством. Однако власти до этого времени рассматривали наше право на печать на родном языке исключительно как выдачу разрешения на издание и содержание газет и журналов самими меньшинствами. Мы же считаем, что право национальных меньшинств на доступ к печати на родном языке одновременно является обязанностью государства по созданию и финансированию органов печати (изданий) на языках национальных меньшинств» [5, с. 3]. Показательно, что многолетний лидер СПБ Т. Гавин в своих работах не упоминает о сотрудничестве между организацией и ПНС. Данный факт не соответствует тезису Т. Гавина о «прочном союзе» между СПБ и белорусскими политическими организациями националистической направленности (ПНС выступала с критикой национальной программы БНФ).

После избрания в 1994 г. Президентом Республики Беларусь А. Лукашенко СПБ занял отчетливую оппозиционную нишу в политическом спектре страны. Происходит очередное сближение СПБ и БНФ. 12 января 1995 г. депутат Верховного Совета, член оппозиции от БНФ Н. Маркевич выступил с парламентской речью в поддержку желания поляков построить две польские школы в Гродно и одну школу в Волковыске (в 1990-е гг. были открыты по одной школе в указанных городах). Это было первое выступление в белорусском парламенте по польскому вопросу за всю его историю [6, s. 37].

В 1995 г. в Беларуси по инициативе Президента А. Лукашенко проводился референдум, на который, среди прочего, были вынесены вопросы о придании русскому языку статуса второго государственного языка (с 1990 г. единственным государственным языком являлся белорусский язык) и об изменении государственной символики (вместо бело-красно-белого флага и герба «Погоня» предлагалось установить в качестве государственной символику на основе герба и флага Советской Беларуси образца 1951 г.). Активисты СПБ со страниц газеты «Голос над Неманом» призывали голосовать против предложенных Президентом мер и выражали свою поддержку тем политическим силам, которые выступали за сохранение за белорусским языком статуса единственного государственного языка. 19 апреля 1995 г. в Гродно состоялся митинг сторонников СПБ, от имени которого Президенту Республики Беларусь А. Лукашенко было направлено обращение с просьбой воздержаться от проведения референдума [7, s. 1]. На состоявшемся 14 мая 1995 г. республиканском референдуме абсолютное большинство его участников поддержало предложения А. Лукашенко.

В 1994–1996 гг. поступательно нарастал конфликт между Президентом и Верховным Советом. В этой ситуации СПБ делает ставку на сотрудничество с депутатами белорусского парламента, находящихся в оппозиции к Президенту. Представители белорусского руководства по различным каналам сообщали активистам СПБ, что их сближение с политиками, открыто выступавшими против курса А. Лукашенко, негативно скажется на перспективах диалога власти и организации польского национального меньшинства. В частности, городские власти Гродно в 1996 г. настоятельно рекомендовали председателю СПБ Т. Гавину не приглашать на открытие польской школы депутата С. Домаша, который во время пребывания на посту Председателя Гродненского областного исполнительного комитета (1993–1994 гг.) оказывал некоторое содействие польским национально-культурным инициативам. Тем не менее, С. Домаш принял участие в торжественном открытии школы, в ходе которого зачитал обращение Председателя Верховного Совета Республики Беларусь С. Шарецкого [8, s. 296].

15 августа 1996 г. состоялся визит Президента Республики Беларусь А. Лукашенко в Гродно. На встрече с общественностью, проходившей в Драматическом театре, присутствовали и активисты СПБ. Основная часть выступления А. Лукашенко была посвящена обоснованию необходимости нового референдума, который должен был окончательно разрешить конфликт между Президентом и Верховным Советом. От имени СПБ Президенту была подана записка, в которой содержались требования более широкого содействия государства «польскому возрождению» (открытие польских школ, увеличение финансирования газеты «Голос над Неманом», улучшение положения римско-католической церкви). А. Лукашенко отметил, что разговоры о якобы имевшем место притеснении католиков со стороны государства не соответствовали действительности [9, s. 1].

На референдум, состоявшийся 24 ноября 1996 г., Президент и фракции коммунистов и аграриев Верховного Совета вынесли проекты изменений в Конституцию 1994 г. Проект А. Лукашенко предусматривал значительное усиление полномочий Президента, проект части депутатов Верховного Совета – возвращение Беларуси к существовавшей в 1991–1994 гг. форме правления (парламентская республика). Большинство населения страны проголосовало за вариант изменений в Конституцию, предложенный Президентом. Вместо однопалатного Верховного Совета учреждался двухпалатный парламент – Национальное собрание Республики Беларуси, состоящий из Палаты представителей (нижняя палата) и Совета Республики (верхняя палата). В состав нового парламента вошли лояльные Президенту депутаты. Лидер СПБ Т. Гавин выступил с публичной критикой результатов референдума. В ответ на это А. Лукашенко во время выступления по белорусскому телевидению 26 марта 1997 г. обвинил лидеров польского движения в «спровоцированных извне» антиправительственных выступлениях и «черной неблагодарности», которой они ответили на лояльное отношение государства к развитию системы образования на польском языке [10, с. 76]. Конфликт между СПБ и белорусскими властями набирал силу.

К концу 1990-х гг. актуализировался вопрос финансирования издания СПБ «Голос над Неманом». В 1994–1999 гг. газета издавалась за счет средств государственного бюджета Республики Беларусь. В марте 1999 г. Государственный комитет по делам печати Республики Беларусь подверг критике данное издание за публикацию материалов деструктивного характера. В частности, речь шла о призывах Т. Гавина к проведению несанкционированных пикетов перед зданием Гродненского областного исполнительного комитета, Новогрудского районного исполнительного комитета (участники акций требовали открытия польской школы в Новогрудке), освещении участия руководства СПБ в политических акциях – мероприятиях незарегистрированного объединения «Хартия 97», «Конгресса демократических сил». В декабре 2000 г. Государственный комитет по делам печати Республики Беларусь сообщил, что государственное финансирование газеты «Голос над Неманом» далее не представлялось возможным [10, с. 46–47].

Таким образом, с избранием на должность Президента А. Лукашенко СПБ подчеркнуто декларировал негативное отношение к власти. Активисты организации продолжили выставлять польское меньшинство в качестве «жертвы режима», несмотря на объективное содействие центральных и местных властей их многочисленным инициативам (открытие польскоязычных школ, государственное финансирование прессы на польском языке и др.). Политизация этничности набирала обороты: все католическое население Беларуси в традиционном для СПБ ключе трактовалось как «притесняемые властью» поляки, в то время как большинство католиков не знало польский язык, не отождествляло себя с польской национальностью и в целом не было заинтересовано в активном участии в общественно-политической жизни. С приходом к руководству в организации Т. Кручковского в 2000 г. СПБ отошел от тактики агрессивной конфронтации с властью.

Литература:

1. Гавін Т. Пад прэсінгам палітыкі. Польская нацыянальная меншасць у Беларусі ў 1919–2017 гг. – Беласток: Wydawnictwo «Prawo i Partnerstwo», 2018. –  428 с.

2. Котляров И.В. Социология политических партий. – Минск: Беларуская навука, 2011. – 388 с.

3. Анапреенко Я.Г. Мы мечтали о согласии: к 10-летию создания Партии народного согласия. – Минск: [б.и.], 2002. – 71 с.

4. Ясев В.В. Проблемы обеспечения прав национальных меньшинств в деятельности Партии народного согласия // Религия и общество – 4: сборник научных трудов / под общ. ред. В.В. Старостенко, О.В. Дьяченко. – Могилев: УО «МГУ им. А.А. Кулешова», 2009. – С. 76–78.

5. Малевіч Т. Які мы маем закон? // Згода. – 1993. – Сакавік. – С. 3.

6. Giebień H. Polska mniejszość narodowa zagrożeniem dla ładu wewnętrznego Białorusi?: Zarys stosunku władz państwowych do polskiej mniejszości na Białorusi // Wschodnioznawstwo. – 2012. – S. 29–50.

7. Karaczun R. Krzyk rozpaczy // Głos znad Niemna. – 1995. – 1 maja. – S. 1.

8. Gawin T. Polskie odrodzenie na Białorusi 1988–2005. – Białystok: Wyzsza Szkoła Administracji Publicznej im. Stanisława Staszica, 2010. – 406 s.

9. Karaczun R. Jak w Grodnie witano Prezydenta // Głos znad Niemna. – 1996. – 26 sierpnia. – S. 1.

10. Пушкін І.А. Нацыянальныя супольнасці Беларусі: грамадска-палітычная і культурна-асветніцкая дзейнасць (1990–2005 гг.). – Магілёў: МДУ імя А.А.Куляшова, 2007. – 206 с.

Олег КАЗАК
Олег КАЗАК
Казак Олег Геннадьевич - кандидат исторических наук, доцент кафедры политологии Белорусского государственного экономического университета

последние публикации