Tuesday, January 31, 2023

ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ЯН НАЛЕПКА: ОТ ОФИЦЕРА СЛОВАЦКОЙ ОККУПАЦИОННОЙ АРМИИ ДО ПАРТИЗАНСКОГО КОМАНДИРА

Капитан словацкой армии Ян Налепка, перешедший с группой словацких офицеров-антифашистов на сторону белорусских советских партизан в мае 1943 г. и впоследствии успешно воевавший против немецких оккупантов в советских партизанских отрядах, героически погиб в бою за освобождение г. Овруч в ноябре 1943 г., получив за это звание Героя Советского Союза. Имя Яна Налепки – одного из первых иностранцев, удостоенных этого звания – по праву является ярким символом как антифашистского сопротивления в Словакии, так и совместной борьбы народов Чехословакии и СССР против нацистской Германии и её сателлитов.

Ян Налепка родился 20 сентября 1912 г. в небогатой крестьянской семье неподалеку от г. Спишска-Нова-Вес в Восточной Словакии. После окончания учительской семинарии Налепка несколько лет работал учителем в сельской школе и активно сотрудничал с чехословацкой «Учительской газетой», часто публикуя в ней свои статьи, в которых уже в это время в полной мере проявились его антифашистские и просоветские настроения [4: 23]. В 1934 г. молодого учителя призвали в чехословацкую армию, что было связано с резким ростом напряженности в Центральной Европе после прихода к власти в Германии национал-социалистов и обострением отношений между Чехословакией и Германией. После успешного окончания офицерской школы Налепка получил звание подпоручика чехословацкой армии.

Чехословацкий внутриполитический кризис 1938 г. и решения конференции в Мюнхене в сентябре 1938 г., когда лидеры Великобритании и Франции после переговоров с Гитлером согласились с оккупацией приграничной Судетской области Чехословакии Германией, оказались шоком для Я. Налепки [4: 97]. Еще более травмирующим опытом для него была окончательная ликвидация Чехословакии в марте 1939 г., когда чешские земли и Моравия были оккупированы вермахтом и включены в состав Третьего рейха в качестве Протектората Богемия и Моравия, а Словакия под давлением Берлина провозгласила фиктивную независимость. Будучи убежденным приверженцем идеи славянского братства и сторонником сохранения единого государства чехов, словаков и карпатских русинов, Налепка крайне болезненно воспринял распад Чехословакии и образование независимого Словацкого государства, которое сразу же превратилось в послушную марионетку Берлина [4: 97-98]. После нападения Германии на СССР 22 июня 1941 г. Словакия в числе прочих сателлитов Третьего рейха присоединилась к агрессии Берлина, отправив свои воинские подразделения на Восточный фронт для поддержки вермахта.

Уже летом 1941 г. 2-я словацкая пехотная дивизия, в которой служил Налепка, оказалась на советско-германском фронте. Здесь, став свидетелем многочисленных нацистских зверств в отношении гражданского населения на оккупированной территории СССР, Налепка еще больше утвердился в своих антифашистских взглядах и в симпатиях к Советскому Союзу и советскому народу. Заняв весной 1942 г. должность начальника штаба 101-го пехотного полка словацкой Охранной дивизии, расквартированной в Южной Белоруссии для охраны местных коммуникаций, и выполняя по совместительству функции офицера разведки, он получил доступ к ценной информации военного характера, которую начал регулярно передавать партизанам через связных из местного населения. Как обоснованно полагает служивший под командованием Я. Налепки В. Шалгович, также перешедший впоследствии на сторону советских партизан и написавший после войны книгу о своем командире, Налепка сознательно добивался назначения на данные должности, чтобы получить доступ к интересующей партизан информации [4: 112].

Уже весной 1942 г. капитан Налепка, опираясь на тщательно подобранную им группу словацких офицеров-антифашистов, развернул активную подпольную деятельность на территории белорусского Полесья под псевдонимом «капитан Репкин». Установив связи с минскими и полесскими партизанами, Налепка выполнял их задания, часто рискуя при этом собственной жизнью. В частности, Налепка и руководимые им словацкие военнослужащие регулярно информировали партизанское командование о передвижении немецких воинских частей, о работе железнодорожного транспорта, а также о готовившихся карательных акциях немцев и полицаев против партизан и местного населения [1: 125]. Помимо этого, Налепка и другие словацкие офицеры-антифашисты оказывали помощь местному населению, снабжая его медикаментами, солью, сахаром и стараясь защищать от насилий и произвола со стороны полицаев и немецких солдат. Словацкие военнослужащие часто передавали партизанам оружие и боеприпасы через связных из числа местных жителей, с которыми у них быстро установились тесные дружеские отношения. 

8  декабря 1942  г. группа словацких офицеров-антифашистов во главе с  Налепкой встретилась в лесу неподалеку от железнодорожной станции Копцевичи с руководителями партизанского движения в Белоруссии Р.Н. Мачульским и  К.Т. Мазуровым. Как вспоминал впоследствии К.Т. Мазуров, в ходе этой встречи, которая велась на русском языке и проходила в доверительной атмосфере, Налепка прямо заявил о себе как о «друге советского народа», добавив, что хотя он не знает, как закончится война, он «готов бороться с немецкими фашистами» [2: 146]. Характеризуя ситуацию в словацкой Охранной дивизии, Налепка обратил внимание советских руководителей партизанского движения на то, что во главе его полка стоит немец и что среди личного состава дивизии «немало немецких агентов, поэтому надо проявлять осторожность» [2: 146]. Отметил Налепка и хорошие отношения между словацкими солдатами и местным населением, добавив при этом, что словацкие военнослужащие «преследуют и избивают полицейских, и те боятся встречаться со словаками» [2: 146]. Налепка не скрывал своего брезгливо-презрительного отношения к предателям-коллаборационистам из числа местного населения, которые шли служить в полицейские формирования.

На встрече была достигнута важная договоренность о том, что словацкая охрана железной дороги на участке Житковичи – Калинковичи на время покинет участок в районе моста через реку Бобрик, тем самым дав возможность партизанам заминировать и взорвать этот мост. В итоге партизанский отряд имени Н.Ф. Гастелло успешно провел операцию по взрыву моста, нарушив железнодорожное движение на данном участке на неделю. В ходе этой же операции на сторону партизан перешло 20 словацких военнослужащих во главе с сержантом Я. Микулой, которые сразу включились в активные боевые действия [2: 147].

В конце 1942 г. Налепка со своими единомышленниками из числа офицеров-антифашистов подготовил смелый план перехода на сторону партизан всего личного состава 101-го полка Охранной дивизии. Однако реализовать его не удалось, поскольку среди старших офицеров Охранной дивизии было немало этнических немцев и убежденных словацких фашистов, давно подозревавших Налепку в связях с партизанами. В результате доноса за Налепкой было установлено наблюдение; часть его коллег-сослуживцев была переведена в другие подразделения. В итоге Налепке с группой словацких офицеров удалось перейти к партизанам значительно позже – ранним утром 15 мая 1943 г. у деревни Ремезы в белорусском Полесье [4: 158].

В составе партизанского соединения генерала А. Сабурова бывший учитель и капитан словацкой армии Ян Налепка был сразу же назначен командиром отдельного чехословацкого подразделения, образованного 18 мая 1943 г. по приказу Сабурова [3: 120]. Первоначально данное подразделение состояло из 56 партизан, из них 48 человек были словаками, а остальные – русскими и белорусами. Помимо легкого стрелкового оружия, чехословацкое подразделение имело на вооружении два тяжелых и один легкий пулемет [3: 121]. По мере перехода к партизанам новых словацких военнослужащих численность подразделения Налепки постоянно росла. При этом сотни словацких антифашистов воевали в это время в других партизанских отрядах на территории Белоруссии и Украины. Главной задачей чехословацкого подразделения, по словам Налепки, была борьба с фашизмом как с «врагом демократии и свободы», а также с оккупационной деятельностью немцев и венгров, «главных врагов независимости чехословацкого народа» [3: 121].

На митинге в селе Чапаевка Ельского района Белоруссии в мае 1943 г. Налепка и его партизаны от имени чехословацкого народа дали клятву верности СССР и дружбы с советским народом. Капитан Налепка оказался строгим, взыскательным, но справедливым партизанским командиром, быстро установив в  своем подразделении железную дисциплину. Большое внимание Налепка уделял не только боевой, но и политической подготовке личного состава, во многом взяв за образец деятельность комиссаров советских партизанских отрядов и работу комсомольских организаций.

Летом и осенью 1943 г. Налепка успешно руководил боевыми действиями своего отряда на территории украинского и  белорусского Полесья, приняв активное участие в отражении карательных акций немецких и  венгерских войск против местных партизан. Так, 26 июня 1943 г. его подразделение и партизанский отряд имени С.М. Буденного организовали успешную засаду на автотрассе. В  ходе ожесточенного боя была полностью разгромлена крупная немецкая автоколонна и уничтожено более 70 немецких солдат и офицеров и 5 грузовиков. Через два дня, 28 июня 1943 г. в ходе очередного боя партизаны Налепки уничтожили около 30 немцев и венгров, сумев избежать собственных потерь [4: 188]. На следующий день, 29 июня 1943 г. отряд Налепки совершил успешное нападение на моторизованную колонну немцев и венгров на трассе Боровое – Тонеж в белорусском Полесье, уничтожив 17 вражеских солдат и офицера и потеряв одного партизана – десятника Мажярика [4: 188].

16 ноября 1943 г. партизаны отряда Налепки во взаимодействии с  другими партизанскими соединениями и войсками 1-го  Украинского фронта участвовали в сражениях за освобождение г. Овруч Житомирской области Украины. В этот день в ожесточенном бою за здание городского железнодорожного вокзала, стремясь подавить огневую точку противника, отважный словацкий офицер погиб.

Вместе со своим соотечественником, чехом капитаном Отакаром Ярошем, уроженцем г. Сланы под Прагой, павшим смертью храбрых в бою с наступавшими частями германской армии в марте 1943 г. у местечка Соколово под Харьковом, Ян Налепка вошел в  число первых иностранцев, удостоенных звания Героя Советского Союза. В указе Президиума Верховного Совета СССР говорилось, что высокая награда присвоена ему за умелое командование партизанским отрядом и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Памятники Яну Налепке были установлены в г. Овруч и в его родном г. Спишска-Нова-Вес. За мужество, отвагу и образцовое выполнение боевых заданий командования, проявленные в  борьбе с  оккупантами в  тылу, советскими орденами и медалями были награждены сотни словацких партизан, воевавших в белорусских и украинских партизанских отрядах.

Бывший солдат словацкий Охранной дивизии Микулаш Ревилак, перешедший на сторону советских партизан, воевавший в белорусских партизанских отрядах и ставший впоследствии подполковником Чехословацкой народной армии, оставил следующие проникновенные строки: «Партизанское братство никогда не забуду. О  белорусском народе я  сохранил самые лучшие воспоминания. Никогда не забуду всех, кто принял нас как братьев, с кем мы делили радости и  печали, неудачи и  успехи в борьбе против общего врага. Братская дружба белорусов и словаков, выкованная в  партизанских боях против фашистских захватчиков, останется нерушима навеки» [1: 20].

К сожалению, в  современной Словакии, политическая элита которой послушно выполняет указания своего евроатлантического начальства, заветы Ревилака и  других словацких воинов-антифашистов преданы забвению. Ярким проявлением сервильности официальной Братиславы стало демонстративное наказание посла Словакии в Республике Беларусь Йозефа Мигаша. Вопреки категорическому запрету Евросоюза, посол Словакии – единственный из стран-членов ЕС – принял участие в торжествах по случаю Дня Победы в Минске 9 мая 2020 г., публично заявив, что как сын партизана и антифашиста он не может игнорировать этот священный праздник. Сразу после этого Мигаш был отозван с должности и уволен с дипломатической службы… 

Все более агрессивная ревизия истории Второй мировой войны в странах Европы вызывает справедливое возмущение значительной части словацкой общественности, особенно людей среднего и  старшего поколения, которые усматривают в этом не только беспардонную фальсификацию исторических реалий, но и откровенное надругательство над памятью об их соотечественниках – чехословацких антифашистах и воинах Красной армии, погибших за освобождение Чехословакии.

Список использованных источников

  1. Ветров И. Братья по оружию. Минск: Беларусь, 1965.
  2. Мазуров К.Т. Незабываемое. Минск: Беларусь, 1987. 
  3. Falt’an S. Slováci v partizánských bojoch v Sovietskom Sväze. Bratislava: Slovenské vydavatelstvo politickej literatury, 1957.   
  4. Šalgovič V. Kapitán Repkin odchádza. Ján Nálepka – učitel’, partizán, hrdina. Bratislava: Obzor, 1968.  
Кирилл ШЕВЧЕНКО
Кирилл ШЕВЧЕНКО
Кирилл Владимирович Шевченко - доктор исторических наук, профессор Филиала РГСУ в Минске.

последние публикации