Friday, February 23, 2024

Возрождение Православия в Белоруссии в 1796–1843 гг.

Влияние на церковную жизнь Отечественной войны 1812 г.

Западноевропейское нашествие под предводительством Наполеона в 1812 г. нанесло Православной Церкви в Белоруссии огромный урон. Белорусский народ понес большие человеческие потери, не менее ¼ населения, страна была страшно разорена. В ходе войны значительный ущерб как французскими, так и русскими войсками был нанесен православным церковным учреждениям, монастырям и храмам, их имущество было расхищено. В частности, в Минской епархии было уничтожено 9 и разграблено 23 храма; в Могилевской епархии оказались разрушены 5 и подверглись разорению 41 церковь. В обеих епархиях были разграблены и сожжены 95 приходских домов. Часто помещения церквей и церковных строений использовались оккупантами в качестве лазаретов, конюшен, складов продовольствия, боеприпасов и проч., что наносило им значительные повреждения. В Минской и Могилевской духовных семинариях прекратились занятия, во многих местностях духовенство оставило приходы и вместе с русской армией ушло во внутренние губернии России. На оккупированных французами белорусских землях при пособничестве созданных захватчиками местных органов власти, состоявших из представителей католической шляхты, помещики-католики, католическое духовенство латинского и униатского обрядов присвоили значительную часть церковного имущества. Вопиющим фактом такого рода стал захват и ограбление католическим епископом Яковом (Дедерко) минского архиерейского подворья, в котором архиерейская церковь была переделана в костел. Имели место случаи перевода в унию православных храмов и православного населения.

К сожалению, не все представители православного духовенства в Белоруссии оказались на высоте своего патриотического призвания. В июле 1812 г. вместе со всеми членами консистории принес присягу императору Наполеону Могилевский архиепископ Варлаам (Шишацкий). Одновременно он повелел священникам своей епархии присягнуть новой власти. Его требование исполнили до 2/3 священнослужителей. Владыка Варлаам был известен как человек сильного характера и больших дарований. В 1789 г. он, не желая идти против своей совести, отказался принести присягу польскому правительству. Существует мнение, что измену могилевского архиепископа Варлаама в 1812 г. можно оправдать тем, что он хотел этим действием облегчить беды подчиненного духовенства и верующих. В мае 1813 г. Св. Синод лишил архиепископа Варлаама архиерейского сана и священства и в качестве простого монаха определил на жительство в Новгород-Северский Преображенский монастырь, где он, ослепший от покаянных слез, скончался в 1820 г.

После изгнания Великой армии Наполеона из пределов империи российское правительство предприняло ряд решительных мер для восстановления церковной жизни и урегулирования дестабилизированной конфессиональной ситуации в Белоруссии. Церкви, захваченные во время войны униатами, уже с ноября 1812 г. стали возвращать православным. С весны 1813 г. началось восстановление пострадавших и строительство новых храмов. При этом представитель Св. Синода в Белоруссии архиепископ Рязанский Феофилакт (Русанов) выступил с программой строительства новых каменных церквей вместо сожженных деревянных, которая была одобрена Св. Синодом, но не была в полной мере реализована из-за расстройства государственной финансовой системы и бедности православных прихожан. Несмотря на повреждение зданий Минской и Могилевской духовных семинарий, в них в феврале 1813 г. возобновились занятия. Большую помощь разоренному белорусскому духовенству оказали великороссийские епархии, в которых для пострадавших были собраны значительные денежные средства и запасы продовольствия. Преодоление последствий Отечественной войны 1812 г. для церковной жизни растянулось в Белоруссии на годы. К примеру, в Минске вплоть до 1814 г. богослужения совершались только в одной маленькой церковке на Переспинском кладбище, где ныне стоит храм во имя святой равноапостольной Марии Магдалины.

События 1812 г. не изменили конфессиональную и общественно-политическую обстановку в Белоруссии. Император Александр І великодушно простил всех представителей белорусского дворянства, которые приняли участие в войне на стороне Наполеона. Они не были подвергнуты репрессиям и не лишились своих имений. К тому же этот российский монарх своими речами и действиями постоянно давал польским патриотам надежду на восстановление польской государственности. В его правление в учреждениях образования, располагавшихся в западных губерниях империи, преподавание осуществлялось на польском языке, велась активная пропаганда польских националистических идей, тесно связанных с мыслью о доминировании католичества над всеми другими религиями. Сохранение в Белоруссии религиозно-культурного, морального и экономического господства польского и полонизированного белорусского дворянства способствовало укреплению Католической Церкви латинского обряда за счет унии и препятствовало развитию православия. В эти годы не наблюдается количественного и качественного роста Православной Церкви. В сложившихся условиях не могла получить окончательного решения проблема, которая тормозила процесс становления белорусского национального самосознания, – разделение белорусов на православных и униатов.

 Конфессиональная политика императора Николая I

Положение начало постепенно меняться с приходом к власти императора Николая І, который считал вредным правовое обособление присоединенных от Речи Посполитой белорусско-украинских земель и польское религиозно-культурное господство на них. Уже в первые годы правления Николая І были предприняты шаги, призванные вытеснить польский язык из преподавания в учебных заведениях Виленского учебного округа, и заменить его на русский. В октябре 1827 г. Сенатом был издан указ, содержание которого сводилось к пресечению латинизации и полонизации униатской церкви посредством реформирования униатского монашеского базилианского ордена. Меры российского правительства привели в движение существовавшие в униатском духовенстве круги, недовольные процессом перерождения унии в польский костел, который набирал обороты в первые десятилетия XIX в. Представитель этих кругов – молодой униатский прелат Иосиф Семашко – в ноябре 1827 г. выступил перед императором с инициативой реформирования греко-католичества, имевшей целью общее воссоединение униатов с православными. В 1828 г. при личной поддержке Николая І в унии начались преобразования. Они коснулись канонической, литургической, церковно-административной сфер, а также области духовного образования.

Православное духовенство в Белоруссии не участвовало в подготовке упразднения Брестской церковной унии, которая проводилась с 1828 по 1839 г., была окружена завесой секретности, вокруг которой витал ореол слухов и домыслов. О планах упразднения униатской церкви в пределах российской империи официально не был поставлен в известность даже Св. Синод. Последнее обстоятельство привело ко многим недоразумениям, несогласованности действий церковных (как униатских, так и православных) и правительственных учреждений, торможению воссоединительных процессов и искажению первоначального плана разрыва унии.

В 1830–1831 гг. произошло восстание сторонников возрождения Речи Посполитой. В вооруженном выступлении вместе с католическими духовными лицами приняли участие и некоторые представители униатского монашества и духовенства. После подавления восстания правительство империи осуществило ряд репрессивных мер против католиков обоих обрядов. Было закрыто большое количество костелов и латинских монастырей, Почаевская лавра была отнята у греко-католиков и передана православным. Одновременно с подавлением католичества российское правительство предприняло шаги по укреплению православия в западных губерниях. 30 апреля 1833 г. Св. Синод восстановил древнюю православную Полоцкую епархию с наименованием «Полоцкая и Виленская», в которую от Минской и Псковской епархий передавались территории Виленской и Витебской губерний. Одновременно Минская епархия переименовывалась в «Минскую и Гродненскую», а Могилевская в «Могилевскую и Мстиславскую». Управляющим новой епархии был определен епископ Смарагд (Кржижановский).

Полоцкая епархия учреждалась на волне антиуниатских настроений в российском обществе, которое было возмущено событиями в западных губерниях и видело в католиках восточного обряда предателей. Такие настроения подтолкнули епископа Смарагда к миссионерской активности и огульному недоверию к греко-католическому духовенству. Поддержанный обер-прокурором Св. Синода С.Д. Нечаевым, не поставленным в известность о подготовке общего воссоединения униатов по плану епископа Иосифа (Семашко) (принял сан униатского епископа в 1829 г.), преосвященный Смарагд развернул широкомасштабную кампанию по присоединению униатов, которых в письмах к обер-прокурору он называл «полу-поляками». Эта кампания немедленно захватила все православные епархии, на территории которых проживали греко-католики. Всего из унии в православие в 1833 г. обратилось до 30 000 человек, в 1834 г. – 35 297 человек, в 1835 – 44 398, в 1836 – 46 777. Такие цифры создавали иллюзию повторения массового возвращения униатов к православию, имевшего место на Украине в Екатерининское время. В то же время православная миссия имела успех только в тех местностях, где помещиками были переехавшие в Белоруссию православные дворяне, а также среди крестьян казенных имений, которыми заведовали православные управляющие. В остальных местах, где сохранялась власть землевладельцев-католиков, миссия провалилась, вызвала в униатском обществе серьезное сопротивление и привела к многочисленным конфликтам. Против нее выступила даже та часть униатского клира, которая искренне способствовала сближению униатов с православными, поскольку эта миссия распространяла среди греко-католиков враждебное отношение к Православной Церкви и мешала реализации проекта общего воссоединения. В частности с критикой миссионерских действий епископа Смарагда выступил епископ Иосиф (Семашко).

Чтобы погасить конфликты в 1835 г. православная миссия среди униатов была ограничена составленной святителем Филаретом (Дроздовым) секретной инструкцией под названием «Мысли и советы для православных архиереев, которых паствы сопредельны с разномыслящими в вере и уклонившимся от Православия». В этом документе рекомендовалось миролюбивое отношение к католикам и униатам, а в случае противоборства с их стороны действиям православного духовенства, архиереи, не вступая ни в какие пререкания, должны были сообщать о случившемся обер-прокурору Св. Синода. С присоединениями униатов к Православию было рекомендовано не торопиться. Особо желательными считались переходы священников вместе со своими прихожанами. В новоприсоединенных приходах разрешалось оставлять некоторые особенности униатского обряда: униатскую священническую одежду и бритье бород.

В середине 1836 г. на должность обер-прокурора Св. Синода был назначен Н.А. Протасов. Епископ Смарагд (Кржижановский) лишился своего высокого покровителя и единомышленника в деле противоуниатской миссии – С.Д. Нечаева. В январе 1837 г. преосвященный Смарагд был переведен из Полоцкой на Могилевскую кафедру. С его удалением из мест компактного проживания униатов прекратилась и православная миссия.

Александр РОМАНЧУК
Александр РОМАНЧУК
Александр Романчук - заведующий кафедрой церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной семинарии, доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии, кандидат богословия, председатель Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви, заместитель заведующего Центра Евразийских исследований Минского филиала Российского государственного социального университета. Протоиерей.

последние публикации