Tuesday, January 31, 2023

Властные амбиции и “мягкая сила” Фанара

На фоне напряженности, возникшей в последнее время во Вселенском Православии в связи с легализацией Константинопольским патриархом Варфоломеем украинских раскольников и созданием Православной Церкви Украины, часто можно столкнуться с рядом следующих мнений: 1) экклезиология, на основании которой Фанар полагает себя вправе вмешиваться в жизнь автокефальных Православный Церквей, сложилась в ХХ столетии; 2) Экуменическая патриархия является инструментом в руках враждебных российскому государству сил и современные проблемы межцерковных взаимоотношений связаны с личными качествами патриарха Варфоломея, якобы другой Константинопольский предстоятель вел бы себя иначе; 3) Фанар крайне слаб во всех отношениях, он не имеет ресурсов в противостоянии с Русской Православной Церковью. С подобными мнениями можно отчасти согласиться. В то же время они, на мой взгляд, не совсем адекватно рисуют действительность.   

Итак, по порядку.

– Первое. Хорошо известны претензии Константинопольской патриархии на особые властные полномочия во Вселенском Православии, связанные с государственно-церковным симбиозом, сложившимся в Османской империи после 1453 года, а также представлением Константинопольской иерархии о продолжении своей власти на всех территориях, входивших прежде в состав Ромейской империи. Пользуясь поддержкой турецкого правительства, Фанар в течение нескольких столетий без особых церемоний вмешивался в дела Поместных Церквей, оказавшихся в пределах Великой Порты, и последовательно подчинял их своей власти.

Однако не так хорошо известно, что в 1790-м году Константинопольский патриарх Неофит VII предпринял попытку денонсировать томос 1686 года, согласно которому Киевская митрополия передавалась под омофор Московского патриарха. Отвечая на пожелание польских правительственных кругов, стремившихся пресечь российское влияние на русских подданных Польско-Литовского государства, патриарх Неофит обратился к православному населению Польши с пастырским посланием. В нем он резко критиковал РПЦ за ее неспособность обеспечить бесконфликтное существование православной паствы в Польше, прямо говорил о том, что ее возвращение под его власть исправит ситуацию.

В целом из послания к православному населению Речи Посполитой следует, что Константинопольский патриарх Неофит VII в 1790-м г. считал себя вправе по своему усмотрению вмешиваться в дела других Поместных Церквей и брать под свой омофор любую из их частей в случае, если, по его мнению, руководство той или иной Поместной Церкви поступает неправильно. В послании он не столько увещевает польских собратьев по вере, сколько выступает в качестве верховного предстоятеля, которому принадлежит суд и право действовать без учета интересов священноначалия других Поместных Церквей. За непослушание себе он грозит духовными карами. Не называя прямо Св. Синод РПЦ, Константинопольский предстоятель укоряет его в служении Российской империи. При этом он подобострастно восхваляет власть турецких султанов и готов таким же образом восхвалять польских королей.

Послание патриарха Неофита, датированное 1790-м годом, в полной мере согласуется с церковной политикой современной Константинопольской патриархии. Оно служит свидетельством сложившегося представления об универсальной власти патриарха Константинополя во Вселенской Церкви по меньшей мере уже во второй половине XVIII века. Действительно, до этого Фанар подчинял себе Поместные Церкви на территории Османской империи. В 1790-м году он позволил себе бесцеремонное вмешательство в дела РПЦ, которая обладала покровительством одного из могущественнейших государств Европы – Российской империи. А это уже более высокий уровень властных амбиций.

В итоге можно с полным правом говорить о том, что нынешняя экклезиология Фанара с ее претензией на господство во Вселенской Церкви вызрела значительно ранее ХХ века.

– Второе. Фанар не является инструментом в руках враждебных России сил. Дело в том, что в описанном выше эпизоде не только польские власти пытались воспользоваться услугами Фанара, но и, очевидно, патриарх Неофит VII стремился использовать польскую политику ради греческого реванша на современных белорусско-украинских землях. Хронологически это был первый случай проявления откровенной враждебности Фанара к России и ее Церкви. Последующие недружественные шаги Константинополя в отношении РПЦ имели место в ХХ в связи с исчезновением Российской империи и антирелигиозной политикой в СССР. Они продолжаются и в начале XXI в., являясь фактором современного противостояния мировых сил. Во всех подобных случаях прослеживается присоединение руководства Константинопольской патриархии к тем геополитическим силам, которые выступали противниками СССР, а ныне выступают противниками современной Российской Федерации. Складывается впечатление, что как Фанар использовался мировыми силами в качестве инструмента, так и Фанар пользовался мировыми силами для достижения своих целей. Кажется, что ответ на вопрос: кто кого использовал, зависит от наблюдателя. Однако тут стоит обратить внимание на следующее обстоятельство: нынешняя экклезиология Фанара, претендующего на власть во Вселенском Православии, слишком походит на католическую экклезиологию, с ее папоцентризмом. Их схожесть отмечается всеми богословами. Она следует из того факта, что экклезиология Фанара и экклезиология Ватикана имеют один общий корень – идеологию универсальной империи. На Западе и на Востоке по-разному складывались исторические условия, что повлияло на специфические черты и время окончательного складывания Римской и Константинопольской экклезиологий. Но важно заметить, что когда эти универсалистские экклезиологии вызрели, то они заставили как Римские, так и Константинопольские церковные структуры ставить перед собой неизменные цели. Поэтому для Фанара все мировые силы, которые якобы используют его в своих интересах, подобны пузырям на луже под прямым дождем. Как быстро возникают, так и в мгновение ока исчезают, а Вселенская патриархия продолжает существовать, и ее цели не меняются. Так кто кого использует? На мой взгляд ответ очевиден.

В прошлом Фанар опирался на Османскую империю, а в конце XVIII века пытался использовать Речь Посполитую. Ныне он приспосабливает к достижению своих целей другие силы. При этом удивительно, но приходится заметить, что руководство Константинопольской патриархии ради достижения господства не гнушается сотрудничать с теми, кто стремится искоренить православие: с правительством Речи Посполитой в конце XVIII, а теперь с глобалистами по обе стороны Атлантического океана. Отсюда следует тщетность надежд на новых людей в руководстве Костантинопольской патриархии. Пока современная экклезиология Фанара не будет рассмотрена и осуждена на Всеправославном Соборе, он не оставит попыток подчинить себе весь Православный мир, прибегая к услугам геополитических игроков, даже тех, которые являются носителями антиправославной идеологии.

-Третье. Имеет ли Фанар силу в противостоянии с Русской Православной Церковью? Имеет. Эту силу не стоит переоценивать, но и не нужно недооценивать. Она состоит в том, что на всем пространстве канонической территории РПЦ среди ее духовенства имеются сторонники Фанара. Их количество не известно. Все они выступают с критикой священноначалия Московского Патриархата и выражают недовольство практикой своей церковной жизни. В особенности имеются в виду вопросы участия духовенства в церковном управлении, церковно-правовые аспекты его функционирования и проблемы материального обеспечения священнослужителей. Оздоровление ситуации они видят в подчинении Константинополю. Фанар представляется им идеалом, допущение верховного вмешательства которого во внутреннюю жизнь РПЦ автоматически решает многочисленные проблемы церковной жизни.

По сути, речь идет об отказе от собственных усилий по исправлению недостатков в жизни своей Матери Церкви. Эти недостатки каким-то мистическим образом должны исчезнуть с распространением на канонической территории РПЦ власти Фанара. На вопрос: почему так должно случиться, как правило даются многословные ответы, которые, на самом деле открывают не столько разумное обоснование подобных мнений, сколько веру в то, что так обязательно должно случиться. Все это подозрительно напоминает настроения советской интеллигенции во второй половине 1980-х гг. Советская интеллигенция тогда свято верила в то, что живет в отсталой отвратительной стране, что, отказавшись от социализма и подчинившись доминированию Запада, СССР сразу же получит от Запада огромную всестороннюю помощь, превратится в преуспевающее государство, обеспечивающее своим гражданам свободную и богатую жизнь. Итог известен, о нем и говорить не хочется. Однако общественные настроения в позднем СССР были не единственным в истории и не последним свидетельством странной склонности восточных славян к самоуничижению, неуемной критике всего самобытного русского и вере в оздоравливающее внешнее вмешательство. Представляется, что распространение профанарских настроений в среде современного нашего духовенства вполне соответствуют этой склонности. Несмотря на это соответствие, оно не может быть оправдано, поскольку, во-первых, духовенство должно являться хранителем веры и культурного кода народа, а не стоять в рядах тех, кто стремиться их разрушить.

Профанарские настроения некоторой части духовенства РПЦ представляют собой «мягкую силу» Константинопольской патриархии на постсоветском пространстве. Она особенно опасна для тех частей РПЦ, которые расположены вне границ Российской Федерации. В них число сторонников Фанара в процентном отношении значительно выше, чем в российских епархиях, и общественно-политические обстоятельства не столь благоприятны для сохранения целостности РПЦ. Поэтому в рассуждениях о действиях Фанара в наши дни, нельзя не учитывать его «мягкую силу».

Статья написана в июне 2021 года.

Александр РОМАНЧУК
Александр РОМАНЧУК
Александр Романчук - заведующий кафедрой церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной семинарии, доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии, кандидат богословия, председатель Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви, заместитель заведующего Центра Евразийских исследований Минского филиала Российского государственного социального университета. Протоиерей.

последние публикации