Saturday, June 15, 2024

Битва под Оршей – «День воинской славы» или очередной миф белорусской оппозиции?

Битва под Оршей, состоявшаяся 8 сентября 1514 года, долгие годы остается одним из тех событий, вокруг которого разгораются не только исторические, но политико-идеологические дискуссии. Произошедшее тогда стало своеобразным символом для белорусских националистов, которые еще с конца 1980-х годов не стеснялись заявлять о том, что «москалей» под Оршей разбили белорусы. Подтверждению этому националистически настроенные исследователи пытались найти даже на картине XVI века, где был замечен бело-красно-белый флаг, который в реальности был придуман Клавдием Дуж-Душевский в 1917 году. Более того, в период с 1991 по 1994 года 8 сентября было официально объявлено Днем белорусской воинской славы. В последующем, Оршанская битва стала использоваться в идеологической борьбе и пропаганде националистами не только Белоруссии, но и других стран. Например, летом 2013 года в Верховной Раде Украины был зарегистрирован проект постановления «О праздновании 500-летней годовщины битвы под Оршей» с целью «увековечивания 500-летней годовщины участия украинцев» в данном событии, так как они «внесли в победу большой вклад». В Литве 2014 год и вовсе был объявлен «Годом битвы под Оршей». Кроме того, тогда юбилей Оршанской битвы был отмечен в Белоруссии: в республике был создан Национальный оргкомитет по празднованию «500-летия Великой победы под Оршей», а Национальный банк выпустил юбилейную медаль. Однако, как это часто бывает в истории, продолжалось это недолго, так как основной смысл «вечной борьбы белорусов с Россией», закладываемый в прошлые годы местной оппозицией и националистами в празднование «Дня белорусской воинской славы», при более дательном рассмотрении оказывается искусственно созданным и мало что имеет с реальностью [7].

Юбилейная медаль Национального банка Белоруссии. Открытые источники интернет.

Главный тезис, который долгие годы лежал в центре восхваления Оршанской битвы, заключается в том, что поражение русских войск под Оршей 8 сентября 1514 года является «победой белорусского оружия», а участие в битве войск Польши и Великого княжества Литовского (ВКЛ) объявляется «боевым польско-литовско-белорусским братством». Однако в реальности сражение было лишь частью шедшей тогда русско-литовской войны 1512–1522 годов и не стало в ней поворотным моментом, так как не привело к главной цели – захвату Смоленска, который был взят русскими войсками еще 31 июля 1514 года. Поэтому неслучайно в русской историографии битва упоминается довольно редко, в то время как среди польских авторов данное событие оказалось окружено политической помпой и многочисленными преувеличениями. По мнению исследователей, таким образом поляки, проигрывая войну, еще в XVI веке пытались привлечь на свою сторону широкую европейскую коалицию, а потому история с битвой под Оршей была намеренно раздута [7]. Что же на самом деле происходило на современных белорусских землях в 1514 году?

В начале XVI века Русское государство вело довольно кровопролитные войны с соседней Литвой за часть нынешних белорусских земель, а также Смоленщину. События 1514 года стали частью военных действий в период так называемой десятилетней войны, начавшееся двумя годами ранее, между Русским государством (Московское княжество) с одной стороны, и ВКЛ и Польшей – с другой. Еще в декабре 1512 года русские войска осадили Смоленск, который к тому времени уже более столетия находился под властью литовского княжества. Однако ни тогда, ни летом следующего года осада не принесла никакого результата. Для третьей осады Василий III собрал большую армию с тяжелой осадной артиллерией под общим руководством Даниила Щени. Смоленской операцией руководил Михаил Глинский. В этот раз после месячной осады город был взят, а 1 августа 1514 года московский князь торжественно въехал в Смоленск, где назначил наместником князя Василия Шуйского. После этого русские войска приняли решение продвигаться вглубь ВКЛ, где на оршанском направлении действовал отряд воеводы Василия Шадрина, состоящий из нескольких сотен конницы. Однако дальнейшее развитие событий оказалось для российских войск довольно печальным, так как прибывшие под Смоленск отряды Михаила Глинского фактически предали Василия III, а сам князь обидевшись за то, что не получил в свою вотчину всю Смоленщину, передал литовскому-польскому королю Сигизмунду (Жигимонту) I информацию о составе русских войск и маршруте их продвижения. Поэтому армия ВКЛ и Польши начала ускоренную подготовку к встрече с русскими полками. Для этого под командованием великого гетмана литовского Константина Острожского и гетмана надворного Короны Польской Януша Сверчовского были отправлены войска к Орше, куда после взятия Дубровно выдвинулись и полки Московского княжества [3].

Сегодня есть множество различных мифов и теорий о том, что происходило под Оршей в сентябре 1514 года, среди которых особое место занимает вопрос о численности войск с обеих сторон. В частности, различные польско-литовские источники называют огромную численность армии Московского княжества, ссылаясь на эпистоле польского короля папе Льву X, где говорится об «орде московитов» в 80 тыс. человек [4]. По оценкам польского историка Здзислава Жигульского, численность войска Василия III была около 70 тысяч [1]. При этом русские летописи, наоборот, отмечают численное превосходство польско-литовской армии. Как отмечают исследователи, повторяемая в польских источниках цифра в 80 тыс. разбитых под Оршей «московитов», была призвана подчеркнуть «доблесть победителей и явилась одним из элементов развернутой при ягеллонском дворе шумной пропагандистской кампании» [2]. В реальности же, большинство экспертов склонны считать, что с учетом реальных возможностей Русского государства и прочего, численность армии Василия III была лишь около 12 тыс. человек [4].

В то же время, до конца непонятно и количество польско-литовского войска, которое на две трети состояло из поляков и наемников-европейцев, которых насчитывалось порядка 9 тыс. человек. Некоторые историки указывают общую численность объединенного войска Сигизмунда I в 12-16 тыс., куда входили и литовское посполитое рушение, и конница, и пехота с артиллерией. С учетом же того, что польский король оставил в Борисове около 4 тыс. человек из литовских радных панов и их «почты», по подсчетам историка Алексея Лобина, в битве при Орше принимали участие около 12 тыс. [5]. Таким образом, силы двух армий были приблизительно равны, что конечно, не укладывается в распространяемый с XVI века миф о том, что польско-литовская армия сумела разбить превосходящее его по численности русское войско. Последнее сегодня является одним из главных инструментов польских, литовских, белорусских и даже украинских националистов для доказательства превосходства ВКЛ и Польши над Москвой.

Известно, что в конце августа 1514 года войско Острожского, перейдя реку Березина, нанесло несколько небольших поражений сторожевых отрядам русской армии, вследствие чего основанная часть московского войска переправилась на левый берег Днепра и расположилась между Оршей и Дубровно, на реке Крапивне. Примечательно, что после этого Острожский начал переговоры с русскими воеводами, одновременно организовав переправу своих подразделений через Днепр, которая фактически закончилась к утру 8 сентября. Перед началом битвы польско-литовское войско выстроилось в две линии: в первой в центре стояла польская конница, по флангам – литовская. Во второй находилась пехота и полевая артиллерия. Причем бой начался с атаки русских войск, которые, как отмечают некоторые историки, планировали окружить противника путем охвата с флангов для последующего сбрасывания его в реку. Однако атака полка Правой руки под командой князя Михаила Булгакова захлебнулась после того, как в контратаку пошла польская кавалерия под командой Сверчовского.

Развертывание сил перед битвой. Открытые источники интернет.

После провала первой попытки воевода Иван Челяднин решил атаковать Острожского основными силами. Наступление левого крыла на польско-литовские позиции сначала развивалось удачно, но, увлекшись атакой, русские войска попали в западню. Как писал Сигизмунд Герберштейн в своих «Записках о Московии», литовцы после упорного сопротивления специально обратились в бегство и навели противника в узкое место между оврагов и ельником под свои пушки. После артиллеристского удара по наступающим русским войскам, последние были обращены в бегство. Часть отступающих войск и вовсе оказалась зажатой на берегу Крапивны и понесла основные потери. По словам Герберштейна, пытаясь переправиться через Крапивну, «московиты тонули в ней в таком количестве, что заставили ее выйти из берегов» [3]. После разгрома корпуса Челядина Острожский взялся добивать отставшие полки противника, после чего отправил в погоню за отступающими свой резерв в 800 человек. Поэтому, исходя из имеющихся на сегодня данных, основные потери русская армия понесла не в ходе сражения, как это навязывается некоторыми польскими и националистически настроенными белорусскими историками, а при беспорядочном отступлении, в котором и «произошло избиение московитов» [6].

Более того, миф об огромных потерях русского войска (30–40 тыс. убитых и 1,5–2 тыс. пленных) при небольших у ВКЛ и Польши сегодня не подтверждается серьезными данными и берет свое начало в письмах Сигизмунда I к европейским государям. Так, извещая об Оршанской победе ливонского ландмейстера Тевтонского ордена, он писал, что литовцы взяли в плен 8 верховных воевод, 37 второстепенных начальников и 1,5 тыс. дворян, а всего убитых и пленных «московитов» было 30 тыс. из 80-тысячного войска. При этом стоит понимать, что потери русского войска, действительно, были большими. Об этом может свидетельствовать то, что из 11 больших воевод в плен попало 6, в том числе и Иван Челяднин, Михаил и Дмитрий Булгаковы, 2 было убито, и только три сумели спастись. Кроме того, на второй день после поражения Василий III покинул Смоленск, так как оставаться в нем стал небезопасно, что также свидетельствует серьезных потерях, которые не давали возможности русскому государю быть уверенным в том, что город удастся удержать [3].

Однако и польско-литовской войско было значительно обескровлено, а на поле битвы навсегда остались не только наемники и часть посполитого рушения, но и многие представители знатных родов ВКЛ и Польши. Именно из-за потерь Острожский не был готов идти на Смоленск, а потому ждал резервов от Сигизмунда I, которые пришли только через две недели. При этом польско-литовское войско смогло выставить для осады города только около 2 тыс. ополчения и 4 тыс. не участвовавших, которых прислал король из Борисова. Однако, как показали последующие события, этого оказалось мало, чтобы взять Смоленск. И здесь разрушается еще один миф – о грандиозной значимости Оршанской битвы.

Сражение, конечно, имело тактический успех для войска Сигизмунда I, однако в стратегическом плане оно не стала решающим, так как вернуть Смоленск не удалось. Острожский, каким бы гениальным его не рисовали современники и нынешние любители старины, не имел тяжелой осадной артиллерии, без которой шансов отбить город у него не было. Кроме того, если с польско-литовской стороны под Оршу пришли чуть ли не все силы, которые на тот момент смог собрать Сигизмунд I, то Москва потеряла в битве лишь небольшую часть своих войск, одновременно успев подготовить Смоленск к обороне. В итоге, взять город Острожскому так и не удалось, а при осаде он еще и потерял значительную часть своего обоза («многие возы и телеги с скарбом оставивше»), о чем написал даже почитаемый сегодня многими белорусскими и польскими исследователями Мацей Стрыйковский [3]. В последующем, Василий III, восстановив силы, снова начал наступление и в начале 1515 года захватил Рославль, после чего продолжил организовывать набеги на северо-восточнее земли современной Белоруссии. В ответ отряды ВКЛ при поддержке крымских татар разоряли земли Русского государства, пока попытка в 1517 году Острожского осадить Опочку не обернулась для него разгромным поражением, которое полностью обесценило события под Оршей. Итогом войны стало заключенный в 1522 году мирный договор, по которому Смоленск вместе с рядом других территорий (всего 23 тыс. кв. км.) остался в составе Русского государства [8].

Таким образом, Оршанская битва несомненно была крупным сражением начала XVI века и, по сути, стала первой большой победой ВКЛ и Польши над Русским государством. Однако, длившееся почти день сражение, оставившее после себя множество упоминаний не только в официальных документах, но и в фольклоре народов восточной Европы, так и не стало «великим». Несмотря на это, нынешние польские, белорусские, литовские и украинские националисты продолжают настаивать на том, что Оршанская битва имеет большое историческое значение, так как она якобы позволила ВКЛ отстоять свою независимость, остановив «агрессию» Москвы и даже определив современную государственную границу Белоруссии. В реальности же, по своим масштабам и последствиям сражение под Оршей имело лишь тактическое значение, и только за счет развернувшейся в те годы пропаганды со стороны польско-литовского государства, было превращено в «грандиозный» успех и разгром Москвы.

Литература

  1. Жигульский мл. З. «Битва под Оршей» — структура картины // Rocznik Historii Sztuki. T. 12. Wroclaw-Warszawa-Krakow-Gdansk, 1981. S. 85—132.
  2. Кром М. М. О численности русского войска в первой половине XVI в. // Российское государство в XIV—XVII вв.: Сборник статей, посвящённый 75-летию со дня рождения Ю. Г. Алексеева. СПб., 2002. – С. 79.
  3. Лобин, А. Н. Взятие Смоленска и битва под Оршей 1514 г. / Алексей Лобин. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2015. – 56 с.
  4. Лобин А. Н. К вопросу о численности вооружённых сил Российского государства в XVI в.//Studia Slavica et Balcanica Petropolitana 2009 № 1—2. – С. 61.
  5. Лобин А. Н. К вопросу о численности и составе польско-литовской армии в битве под Оршей в 1514 г. // Праблемы інтэграцыі і iнкарпарацыі ў развіцці Цэнтральнай і Усходняй Еўропы ў перыяд ранняга Новага часу. — Мн.: БIП-С ПЛЮС, 2010. — С. 18—42.
  6. Мифы Оршанской битвы. Белорусские историки Валентина Теплова и Александр Гронский о битве. [Электронный ресурс]. Режим доступа: ttps://zapadrus.su/zaprus/istbl/1085-k-500-letiyu-bitvy-pod-orshej.html
  7. Павловец Ю. С. Битва под Оршей – миф, который выгоден белорусским русофобам [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ross-bel.ru/analitika-portala-vmeste-s-rossiey/news_post/yuriy-pavlovets-bitva-pod-orshey-mif-kotoryy-vygoden-belorusskim-rusofobam
  8. Русско-литовская война 1512-1522 гг. Присоединение Смоленской земли. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://topwar.ru/15419-russko-litovskaya-voyna-1512-1522-gg-prisoedinenie-smolenskoy-zemli.html

последние публикации