Sunday, May 26, 2024

Белорусский Экзархат Русской Православной Церкви как объект совместных действий Фанара и Ватикана в начале XXI в. Ч.1.

В наши дни социологические исследования рисуют картину малой вовлеченности населения в деятельность религиозных организаций. Отсюда делается вывод о незначительном влиянии религии на общество. Это глубокое заблуждение. Дело в том, что религия формирует культурный код народа, ощущение «свое – чужое», «важное – неважное», «правильное – неправильное», «приятное – неприятное» и т.д. Культурный код определяет направление развития и внутреннее содержание всех отраслей культуры народа. Поэтому люди могут не только быть равнодушными к религии, но даже искренне не верить в Бога, но несмотря на это религия предков все-равно оказывает на их восприятие мира определяющее влияние через продукты культуры. В результате именно религия создает фундамент единства народа, направляет вектор его развития и влияет на взаимоотношения с окружающими народами. Соответственно – изменения в религиозной жизни радикально меняют общество, что влечет за собой трансформацию государства.

Именно на такое представление о значении религии опираются те, кто планирует дестабилизацию и переформатирование современного белорусского государства. Против Республики Беларусь развязана когнитивная война – война за умы. В ее рамках осуществляются попытки подорвать духовный фундамент жизни белорусского общества посредством раскола, дискредитации и маргинализации Белорусской Православной Церкви (БПЦ). Цель этих действий – уничтожение православного культурного кода белорусов, создание помех динамичному развитию современного формата белорусской государственности, препятствование строительству Союзного государства Республики Беларуси и Российской Федерации.

Подрыв положения Белорусского Православия инициируется внешними силами, заинтересованными в расшатывании общественно-политической ситуации в Республике Беларусь. Об этом представители правительственных кругов США и ЕС заявляют открыто. Для достижения своих целей они привлекают религиозные организации, которые имеют в Беларуси собственные интересы – Константинопольский патриархат (Фанар, Вселенский патриархат) и руководство Римо-Католической Церкви (Ватикан). Их привлечение западными гегемонистами к решению геополитических проблем является вполне логичным. В начале XXI в. мир вошел в эпоху постсекуляризма, который, помимо прочего, характеризуется тем, что религиозные идеи и институты не уходят в прошлое, а по-прежнему занимают значительное место в современных обществах, энергично влияют на их состояние и развитие (Habermas, Jürgen. Notes on Post-Secular Society // New Perspectives Quarterly : journal. — 2008. — September (vol. 25, no. 4). — P. 17—29.). В наши дни наблюдается нарастание всесторонней активности древних религиозных центров, которая закономерно притягивает внимание геополитических акторов, и используется ими в своих интересах.

Действия Фанара против БПЦ

Предыстория. В первые столетия после Крещения Руси святым князем Владимиром в 988 г. Русская Церковь представляла собой митрополию Константинопольского патриархата. К середине XV в. Русская митрополия оказалась разделенной государственной границей, проходившей между католическим Великим княжеством Литовским и православным Великим княжеством Московским. Это послужило разделению в 1459 г. Русской Церкви на Московскую и Литовскую (иначе – Киевскую) митрополии. Судьба этих митрополий сложилась по-разному. Московская митрополия уже в 1448 г., стремясь избежать вовлечения в заключенную между Константинополем и Римом в 1439 г. Флорентийскую церковную унию и сохранить православие, заявила об отделении от Константинопольского патриархата и провозгласила себя автокефальной (самоуправляемой), что привело к учреждению патриаршества в Москве в 1589 г.; Литовская митрополия (часть современных украинских территорий, белорусские земли, часть современной Прибалтики и восточные регионы современной Польши) после 1459 г. осталась в составе Константинопольского патриархата, не способного в силу удаленности и исторических обстоятельств поддерживать православное население ВкЛ. Это стало одной из причин введения в 1596 г. в Речи Посполитой Брестской церковной унии.

В ходе русско-польской войны 1654–1667 г. начал подниматься вопрос о восстановлении единства Русской Церкви. В 1686 г. под давлением русской дипломатии Константинопольским патриархом Дионисием IV и Синодом Константинопольского патриархата было принято решение о передаче Киевской митрополии из Константинопольского патриархата в состав Московского патриархата. Решение 1686 г., оформленное соответствующим документом – томосом, восстановило каноническое единство Русской Церкви. Совместно с положениями вечного мира между Речью Посполитой и Московским государством, заключенного в том же 1686 г., это обеспечило покровительство православному населению Польско-Литовского государства со стороны России.

Восстановление единства РПЦ в 1686 г.  позволило Православной Церкви на белорусско-украинских территориях выжить в крайне неблагоприятных для нее правовых, общественно-политических и конфессиональных условиях католической Речи Посполитой. В то же время руководством Константинопольского патриархата утрата обширных территорий в Восточной Европе воспринималась и воспринимается болезненно, как национальное унижение греков. Положение усугубляется тем обстоятельством, что после вхождения территорий Константинопольского патриархата в состав Османской империи в 1453 г., между Фанаром и Турецким правительством в XVIXVIII вв. сложился симбиоз, позволивший патриархам Константинополя к середине XVIII в. подчинить своей власти все Православные Поместные Церкви, канонические территории которых располагались в пределах Турции. Независимыми от Фанара оставались только Русская и Грузинская Православные Церкви, не расположенные в границах Великой Порты. Такое расширение власти Фанара послужило формированию у греческого духовенства представления об особых полномочиях Константинопольских патриархов во Вселенском Православии. Якобы все Православные Поместные Церкви обязаны подчиняться Фанару подобно тому, как Ватикану подчиняются все католики во всех странах мира.

Впервые Фанар заявил о своих властных претензиях на территории бывшей Киевской митрополии в конце XVIII в. В 1790-м г. Константинопольский патриарх Неофит VII предпринял попытку денонсировать томос 1686 г., согласно которому Киевская митрополия передавалась под власть Московского патриарха. Отвечая на пожелание польских правительственных кругов, стремившихся пресечь российское влияние на русских подданных Польско-Литовского государства, патриарх Неофит обратился к православному населению Польши с пастырским посланием. В нем он резко критиковал РПЦ за ее неспособность обеспечить бесконфликтное существование православного населения в Польше, прямо говорил о том, что их возвращение под его власть исправит ситуацию.

В целом из послания к православным Речи Посполитой следует, что Константинопольский патриарх Неофит VII в 1790-м г. считал себя вправе по своему усмотрению вмешиваться в дела других Поместных Церквей и брать под свой омофор любую из их частей в случае, если, по его мнению, руководство той или иной Поместной Церкви поступает неправильно. В своем обращении он не столько увещевает польских собратьев по вере, сколько выступает в качестве верховного предстоятеля, которому принадлежит суд и право действовать без учета интересов священноначалия других Православных Поместных Церквей. За непослушание себе он грозил духовными карами. Не называя прямо Святейший Синод РПЦ, Константинопольский предстоятель укорял его в служении Российской империи. При этом он подобострастно восхвалял власть турецких султанов и выражал готовность таким же образом восхвалять польских королей.

В конце XVIII в. Фанару не удалось вернуть под свою власть православное население Польши, поскольку им не был учтен расклад мировых сил и катастрофическое состояние Речи Посполитой. Положение изменилось в первой четверти ХХ в., когда по итогам Первой Мировой войны в 1918 г. была восстановлена польская государственность. В состав возрожденной Польши вошли несколько белорусских и украинских епархий Русской Православной Церкви. Польское правительство обратилось к Константинопольскому патриарху Григорию VII с предложением изъять эти епархии из состава Московского патриархата, что патриарх Григорий VII охотно сделал. В сентябре 1925 г. в Варшаве был торжественно обнародован томос о создании автокефальной Польской Православной Церкви, в которую входили территории западной Беларуси. Надо иметь в виду, что дарование автокефалии Константинополем ведет к созданию самоуправляемого, но зависимого в критически важных вопросах духовной жизни от Фанара, церковного объединения. Поэтому создание Польской Православной Церкви можно считать мягким вариантом возвращения части бывшей Киевской митрополии под власть Константинополя.

Во второй половине ХХ – начале ХХI в. греческие богословы продолжили активно развивать учение об исключительном положении Вселенской патриархии в православном мире и продвигать это учение в другие Православные Поместные Церкви. Это, как и ранее, тесно связывалось с претензией на окончательную денонсацию томоса 1686 г. В наши дни для этого сложились благоприятные условия. Константинопольская патриархия возлагает надежды на геополитическое поражение и лишение суверенитета Российской Федерации и Республики Беларусь и на русофобию, поразившую страны Прибалтики и Восточной Европы. В 1996 г. Фанаром был учинен раскол в Эстонии, где при поддержке властей была создана «Эстонская Апостольская Православная Церковь», находящаяся в составе Константинопольского патриархата и действующая параллельно эстонским епархиям РПЦ. В 2019 г. Министерство юстиции Латвийской Республики зарегистрировало «Латвийскую Православную Автономную Церковь в юрисдикции Константинопольского патриархата».

Действия Фанара в отношении БПЦ. В 2018 г. Константинопольский патриарх Варфоломей легализовал украинских раскольников и ввел их в состав Константинопольского патриархата под названием Православная Церковь Украины (ПЦУ). Сразу после этого акта от представителей Фанара прозвучали заявления о том, что Константинопольская патриархия рассматривает Беларусь и Литву в качестве зоны своей канонической ответственности. Таким образом была сделана недвусмысленная заявка на восстановление власти Фанара над православным населением Республики Беларусь и Литовской Республики, т.е. прекращение действия на этих территориях томоса 1686 г. События 2020 г., показавшие прочность политической власти в Республики Беларусь, не позволили Фанару начать процесс раскола БПЦ по образцу прибалтийских стран. Поэтому его усилия были перенесены в соседние с Беларусью страны.

В ходе официального визита в Турцию 23 мая 2021 г. президент Польши Анджей Дуда встретился в Стамбуле с Константинопольским патриархом Варфоломеем. На новостных сайтах сети интернет сообщалось, что в ходе разговора они, помимо прочего, обсудили общественно-политическую и религиозную ситуацию в Республике Беларусь, выразили обеспокоенность якобы имеющимися фактами преследований государственными органами Беларуси православных верующих по политическим мотивам.

Через два дня после стамбульской встречи президента Дуды и патриарха Варфоломея среди белорусского духовенства, начали циркулировать слухи о достигнутой между ними договоренности о создании на территории Польши автономной Православной Церкви Беларуси (ПЦБ) по образцу раскольнической Православной Церкви Украины (ПЦУ). Поскольку распространители слухов черпали информацию не из официальных источников и не из сети интернет, а получили ее от представителей белорусских оппозиционных кругов, которым было доведено содержание конфиденциальной части переговоров, состоявшихся в Стамбуле 23 мая, можно говорить об осуществлении специальной информационной операции. Она, очевидно, была направлена на зондирование настроений белорусских священников – их отношения к возникновению подчиненной Константинопольской патриархии ПЦБ.

7 июня 2021 г. президент Дуда в сопровождении предстоятеля Польской Православной Церкви (ППЦ) Блаженнейшего митрополита Саввы и представителей польского православного епископата посетил Подляшье, где компактно проживает белорусское православное меньшинство. Особо стоит отметить, что Дуда, помимо посещения православных святынь, побывал и в селе Залешаны, где в 1946 г. партизаны Армии краёвой – польские националисты-католики – убили большое число православных белорусов, обвинив их в русофильстве и сотрудничестве с Советскими военными. Дуда почтил паять жертв этой этнической чистки, что является нетипичным поведением для современных руководителей польского государства. Помимо этого, президент встретился с самым состоятельным и влиятельным православным бизнесменом в Польше – Мартынюком. Визит был предпринят Анджеем Дудой с целью выяснить отношение православного духовенства и верующих к созданию подчиненной Фанару ПЦБ, определить возможность ее возникновения в Польше.

В 2021 г. усилия польского руководства и Фанара не увенчались успехом из-за позиции блаженнейшего митрополита Саввы, который высказался резко против создания ПЦБ в Польше. Однако активность Константинопольской иерархии на белорусском направлении не угасла, но была перенесена из Польши в Литву.

20 марта 2023 г. Константинопольский патриарх Варфоломей прибыл с визитом в Литовскую Республику. На следующий день – 21 марта – он провел встречи с представителями литовского правительства, руководством Католической Церкви в Литве, а также с 5-ю бывшими священниками Литовской епархии РПЦ, в начале 2023 г. перешедшими в Константинопольский патриархат, членами литовской, украинской, белорусской и греческой православных сообществ, которые проживают в Литве. Патриарх Варфоломей подписал совместно с премьер-министром Литовского правительства Ингридой Шимоните соглашение о создании в этой стране структуры Константинопольского патриархата – епархии. Соглашение предусматривает строительство и безвозмездную аренду у государства храмовых помещений, осуществление миссионерской, просветительской и благотворительной деятельности. Клирики Константинопольского патриархата получат такой же правовой статус, как и священнослужители других традиционных для Литвы христианских конфессий.

Во время подписания соглашения Ингрида Шимоните, помимо прочего, заявила, что епархия Константинопольского патриархата позволит белорусам, «которые переехали в Литву из-за репрессий на родине», «исповедовать православную веру без конфликта с совестью». Без сомнения, речь идет о формировании в новосоздаваемой епархии, так сказать, белорусского отделения, призванного проецировать на БПЦ фанарское влияние и тем раскалывать ее со всеми вытекающими каноническими, духовными и политическими последствиями.

Первые плоды действий патриарха Варфоломея в Литве уже появились. Два священника Белорусского Экзархата – Александр Кухта (Минская епархия) и Георгий Рой (Гродненская епархия) – объявили о переходе во Вселенский патриархат, мотивировав свой поступок неудовлетворенностью церковной жизнью в РПЦ и несогласием с деятельностью ее священноначалия. Первую службу на белорусском языке эти священники провели на Пасху 16 апреля.

По итогам визита патриарха Варфоломея в Литву приходится ожидать создания Литовским правительством условий, при которых продолжение деятельности Литовской епархии РПЦ будет затруднено. БПЦ стоит готовиться к тому, что среди белорусского духовенства и мирян будет активно распространяться пропаганда, направленная против Русской Церкви и правительственных кругов Республики Беларусь.

ПРодолжение следует…

последние публикации