Monday, September 26, 2022

Грюнвальдская битва и ее современные трактовки

В истории любого народа есть события и даты, которые являются одними из опорных для формирования его идеологической картины мира. Грюнвальдская битва, состоявшаяся 15 июля 1410 года, представляется таковой для некоторых стран Европы, считающих ее одной из поворотных точек их исторического развития.

Известно, что битва под Грюнвальдом (в немецкой традиции – под Танненбергом) была частью «Великой войны» 1409-1411 годов, которая стала продолжением многолетней политики крестовых походов Тевтонского ордена, пришедшего на восточнославянские земли еще в XIII веке. С тех пор на протяжении многих десятилетий на территории Восточной Европы не утихали военные сражения, в которых выковывались новые средневековые государства, одним из которых стало Великой княжество Литовское (ВКЛ), обладавшее к XIV веку обширными землями, сейчас принадлежащими Литве, Белоруссии, России и Украине. Причинами начала «Великой войны» большинство исследователей называют не только экспансионистскую политику Тевтонского ордена, но и стремление Королевства Польши (КП), которое к этому времени заключила союз с ВКЛ, вернуть потерянные в середине XIV века земли, а литовского государства – Жемайтию (северо-западная часть современной Литвы). Сама война началась после того, как в мае 1409 года именно в жемайтских землях началось очередное восстание против крестоносцев, которое было поддержано литовским князем Витовтом, а позже и польским королем Ягайло. В итоге, 6 августа 1409 года великий магистр Тевтонского ордена Ульрих фон Юнгинген объявил войну Польскому Королевству и Великому княжеству Литовскому, а главные события развернулись в 1410 году, пиком которых и стала Грюнвальдская битва [3].

Стороны готовились к решающим сражениям довольно серьезно. Ягайло и Витовт планировали наступать на тевтонскую столицу — Мариенбург, в то время как Орден был вынужден придерживаться оборонительной тактики. Для наступления союзные войска собрали к лету 1410 года 91 «хоругвь» (полков), из которых 51 были польскими, а 40 литовскими, большая часть из которых представляли территории современных России, Украины и Белоруссии. По данным исследователей, общая численность польско-литовского войска была от 16 до 39 тыс. человек, в то время как Тевтонского ордена — от 11 до 27 тыс. При этом войска Ордена считались более боеспособными, так как их костяком была рыцарская конница. Как показала Грюнвальдская битва, расчет на это был напрасным, а значительную роль в поражении тевтонцев сыграла численное превосходство союзных войск [8].

14 июля 1410 польско-литовские войска подошли к месту сосредоточения сил Тевтонского ордена, находившемуся между Танненбергом, Грюнвальдом и Людвигсдорфом (сейчас это территория Польши), где на следующий день и началось решающее сражение «Великой войны». Результаты битвы оказались для тевтонцев катастрофическими: больше 200 рыцарей, включая высшее руководство Ордена, были убиты, а спастись удалось лишь незначительной части войска. Считается, что Тевтонский орден потерял в тот день около 8 тыс. человек, а примерно 14 тыс. попали в плен. Конкретные потери польско-литовского войска не известны, но, по различным подсчетам, они были порядка 5 тыс. погибших и около 8 тыс. раненных. После разгрома тевтонцы отступили в Мариенбург, который ВКЛ и КП осадили, но так и не смогли взять, что сохранило жизнь Ордену. Однако несмотря на это война была поиграна и уже 1 февраля 1411 года был заключен Торуньский мир, по условиям которого Великое княжество Литовское получало Жемайтию, а Польша — Добжиньскую землю (современная центрально-северная часть Польши).

Ян Матейко. «Грюнвальдская битва». https://pikabu.ru/story/kartina_bitva_pod_gryunvaldom_7860087?view=amp

Несмотря на то, что Орден продолжил существование, он лишился своей мощи, в том числе и финансовой, так как должен был не только выплатить контрибуции, но и выкупить пленных рыцарей. Последующие более ста лет стали эпохой заката некогда могущественной организации, а на политической карте Восточной Европы доминирующее положение оказалось у Польши и ВКЛ, которые в будущем создали союз, вошедший в серьезную конфронтацию с начавшим свое восхождение Московским княжеством.

Вся последующая историография Грюнвальдской битвы оказала сильное влияние на восприятие событий того времени, став причиной формирования разных идеологических подходов, как к самому сражению, так и его результатам в Польше, Белоруссии, Литве и Германии. Принимая тот факт, что сражение было одним из ключевых событий начала XV века, изменив последующее развитие всей Европы, каждая из сторон всегда пыталась придать данному событию свой политико-идеологически подтекст.

В частности, в среде немецких аристократов, исследователей и политиков, битва под Танненбергом воспринималась всегда как трагедия, о которой многие столетия старались публично не вспоминать. Только к началу ХХ века с ростом экспансионистских настроений в кайзеровской Германии тему событий 1410 года стали активно эксплуатировать в процессе конструирования нового политического мифа о грядущем реванше. Например, после победы немецких войск в августе 1914 года в Восточной Пруссии над 2-й армией Самсонова генерал Людендорф заявил, что «это сражение было названо Танненбергом, как наше отмщение за битву 1410 года». Тогда же главнокомандующий Восточным фронтом Гинденбург отправил кайзеру Вильгельму II поздравительную телеграмму, в которой отметил: «Наша вина за поражение 1410 года на старом месте битвы основательно искуплена» [2]. Позже власти Веймарской республики возвели целый мемориал в Танненберге в виде восьмибашенного замка, где впоследствии нацисты проводили различные торжественные церемонии, связанные с культом Тевтонского ордена (был взорван в январе 1945 года). Поражение во Второй мировой войне коренным образом изменило ситуацию, и исследованию событий начала XV века в Германии перестали уделять особое внимание. Немецкие ученые, хорошо исследовав историю Тевтонского ордена, так и не решились на более глубокую и тщательную разработку темы «Великой войны» [3].

Мемориал в Танненберге. https://www.shkolazhizni.ru/culture/articles/48951/

В русской, а затем и советской, исторической школе Грюнвальдская битва рассматривалась как великая победа славянства над агрессором в виде «германо-романского Запада» [1]. Именно так о ней писали И.П. Греков и Ф.Ф. Шахмагонов, называя борьбу с Тевтонским орденом противостоянием восточноевропейского и западноевропейского миров и битву за выживание [5]. Причем еще с XIX века решающими факторами победы над крестоносцами назывались стойкость смоленских (русских) полков и патриотический подъем союзников. После 1917 года вплоть до Великой Отечественной войны исследования, посвященные Грюнвальдская битве, в СССР не проводились, хотя в военные годы данная тема снова стала использоваться для поднятия духа бойцов. В последующие годы проблематика «Великой войны», как правило, использовалась в идеологической работе и в привычной дореволюционной коннотации героизма русских полков и вечно враждебного Запада. Именно такое отношение к данной проблематике остается превалирующим в России и сегодня.

В Польше событиям «Великой войны» посвящено, пожалуй, самое большое количество исследований, начиная с XVIII века, а Грюнвальдская битва представляется как доказательство героизма поляков и их значительной роли в Восточной Европе. При этом вхождение польских земель в состав Российской империи наложило определенный отпечаток на восприятие того периода, на что указывает отношение к сражению как апогею германо-славянского противостояния и победе над вековой агрессией Тевтонского ордена [10]. При этом для Польши Грюнвальдская битва всегда была предметом именно национальной гордости. Например, в 1910 году в Кракове (тогда территория Австро-Венгрии) были организованы торжества и воздвигнут памятник, где главной фигурой был польский король Ягайло и лишь рядом над поверженным немецким рыцарем находился Витовт. В ноябре 1943 года была даже учреждена награда – «Крест Грюнвальда», который позже утвердил Польский комитет национального освобождения, а первые экземпляры изготовили на московской фабрике Гознака [9]. Подобное отношение к Грюнвальдской битве продолжает сохраняться в Польше и по сей день, как в исторической науке, так и в сфере идеологии.

Попытка сделать сражение у Грюнвальда своим национальным достоянием была предпринята и в Литве. Литовские историки создали свою национальную концепцию «Великой войны», по которой основная тяжесть борьбы с Тевтонским орденом выпала именно на литовцев. При этом, в отличие от польской версии, генеральное сражение при Грюнвальде было выиграно благодаря полководческому таланту Витовта и маневру «заманивающего бегства», осуществленному литовскими хоругвями. Главными же результатами сражения и войны считаются возвращение в состав Литвы Жемайтии и ослабление Тевтонского ордена, из-за чего он больше не мог осуществлять агрессию в отношении Великого княжества Литовского, которое и сегодня в Вильнюсе считают своим государством, вне зависимости от того, что его центром были современные белорусские земли. Поэтому неудивительно, что в Литве еще в советские времена старались формировать соответствующее восприятие исторических событий средневековья [7], а в честь битвы были даже названы футбольный и баскетбольный клубы «Жальгирис» (название Грюнвальда на литовском языке).

Не менее активное использование темы Грюнвальдской битвы можно наблюдать и в Белоруссии. Здесь до распада СССР основные направления историографии были напрямую связаны с российской, а потом и советской исторической школой, но с начала 1990-х годов ситуация начала постепенно меняться. В республике появилось множество статей и исследований, посвященных различным аспектам белорусской истории, в том числе и отношениям ВКЛ с Тевтонским орденом. При этом на уровне исторической науки, к сожалению, белорусская историография пока не внесла в исследование Грюнвальдской битвы ничего нового, а главный упор делается на вопросы национальной принадлежности тех, кто участвовал в битве и ее результатах для Великого княжества Литовского [3].

Среди белорусских исследователей и публицистов наметились две позиции. С одной стороны, отмечается что «Великая война» и Грюнвальдская битва не имели отношения к белорусским землям, а большинство воинов ВКЛ «сражались не за свои интересы, а за интересы предков поляков и литовцев» [8].

С другой – Белоруссию называют наследницей Великого княжества Литовского и все победы этого государства приписывают отечественной истории и героизму предков современных белорусов, которых называют литвинами. Упор делается на то, что «на бой шли полотчане, витебляне, городенцы, а обратно – литвины» [6]. В этой связи отношение к данному событию XV века приобрело довольно специфический характер, превратившись в один из инструментов формирования концепции «антирусскости» истории белорусских земель. Это связано, в том числе, с изучением всего периода XV века белорусскими историками, определенная часть из которых называют годы существования Великого княжества Литовского «золотым веком» Белоруссии. Именно данный период видится многим исследователям и идеологам основой для формирования национального самосознания белорусов в противовес истории нахождения белорусских земель в составе Российской империи либо советского периода. Именно эта часть продвигает тезис о необходимости официальной героизации событий того времени, для чего организует различные мероприятия и даже предлагает называть улицы городов и устанавливать памятники в честь Грюнвальдской битвы и великого князя литовского Витовта.

Реконструкция Грюнвальдской биты в Белоруссии. https://medieval.ucoz.net/photo/rekonstrukcii/10-3

Исходя из вышеописанного, налицо различия в восприятии Грюнвальдской битвы в исторических школах стран Европы. События 1410 года всегда использовались исследователями и идеологами для формирования необходимого для них восприятия исторического прошлого. При этом в последнее время данная тенденция только усилилась. Например, сегодня в Белоруссии Грюнвальдская битва включается националистически настроенной общественностью в список десяти самых важных побед белорусов [11]. При этом она является единственной не направленной против русских земель. Таким образом, создается необходимая для националистов коннотация с явно русофобской направленностью. Не исключением в данном случае являются и украинцы, которые в последнее время все больше стали называть Грюнвальдсую битву символом своего героизма, так как в ней участвовал киевский полк. Такое влияние идеологии серьезным образом вредит беспристрастному изучению проблемы, создавая прецеденты для намеренного искажения исторических фактов в будущем.

ЛИТЕРАТУРА

  • Барбашев, А. Танненбергская битва // Журнал Министерства народного просвещения. – 1887. – T. 154. –№ 12. – С. 151–194.
  • Близнеков В. Танненберг – германский миф с недолговечной судьбой // https://politconservatism.ru/experiences/tannenberg-germanskiy-mif-s-nedolgovechnoy-sudboy
  • Гагуа Р. Б. Грюнвальдская битва в отечественной и зарубежной историографии // Беларуская думка. – 2010 – № 8 – С.58-67.
  • Гагуа, Р. Б. Вялікая вайна Вялікага Княства Літоўскага і Каралеўства Польскага з Тэўтонскім ордэнам у 1409—1411 гг. // Гістарычны альманах : навуковы гістарычны і краязнаўчы часопіс. – 2003. – Т. 8. – С. 145—166.
  • Греков, И.П. Русские земли в XIII–XV вв.: Мир истории / И.П. Греков, Ф.Ф. Шахмагонов. – М.: Наука, 1988. – С. 231–239.
  • Грюнвальдская битва (1410 год). Грюнвальдская битва — великолепная победа объединенных войск Польши и Литвы Грюнвальдская битва в каком веке// https://www.kamend.ru/tape/gryunvaldskaya-bitva-1410-god-gryunvaldskaya-bitva.html
  • Жюгжда Ю.И. Борьба литовского народа с немецкими рыцарями в XII–XV веках // Исторический журнал. – 1943. – № 8–9. – С. 27–33.
  • Когда славяне были едины. Историк – о Грюнвальдской битве // https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/kogda-slavyane-byli-ediny-istorik-o-gryunvaldskoy-bitve/
  • Потрашков С. В. Ордена и медали стран мира. — М.: Эксмо, 2007. — С. 140—142. 
  • Górski, K. Bitwa pod Grunwaldem dnia 15 lipca 1410 r. / K. Górski. – Warszawa: Pax, 1888. – 60 s.
  • 10 величайших побед белорусов // https://charter97.org/ru/news/2022/5/25/469470/.

последние публикации