Thursday, June 13, 2024

Этническая природа русинов в оценках венгерского политика Миклоша Козмы (1938–1941 гг.)

Аннотация

В статье анализируются взгляды известного венгерского политика Миклоша Козмы на решение национального вопроса в Подкарпатской Руси (1938–1941 гг.). Козма являлся одним из главных теоретиков и практиков политики «угро-русинизма», направленной на формирование локальной русинской этнической идентичности. Анализ документов свидетельствует, что подобного рода действия отнюдь не являлись заботой венгерских властей о развитии уникальной русинской национальной культуры, а представляли собой инструмент решения геополитических задач Будапешта. Принцип «разделяй и властвуй» не теряет своей актуальности и сегодня, находя воплощение в политике ряда государств в отношении славянских народов.

_________________________________________________________

Национально-культурная политика Будапешта в Подкарпатской Руси в 1939–1944 гг., получившая название «угро-русинизм», базировалась на поддержке и фаворизации русинофильского крыла интеллигенции (наиболее слабого в межвоенный период). Центральные власти и склонные к конформизму представители интеллектуальных элит края предпринимали активные меры по конструированию локальной русинской идентичности жителей восточнославянской окраины Венгрии и блокированию их участия в русофильском и украинофильском национальных проектах, представлявших опасность для Будапешта ввиду их явной политической окраски. Важнейшую роль в разработке и реализации данного национально-культурного курса играл М. Козма (1884–1941 гг.) – венгерский политический и государственный деятель. После распада Австро-Венгрии сблизился с контр-адмиралом М. Хорти, включился в работу его штаба в Сегеде. После занятия М. Хорти поста регента стал королевским советником, директором венгерского радиовещания (1925–1941 гг.), министром внутренних дел (1935–1937 гг.). В 1938–1939 руководил «политической акцией» по присоединению Подкарпатской Руси к Венгрии. М. Козма являлся вторым регентским комиссаром Подкарпатской территории (12 сентября 1940 г. – 7 декабря 1941 г.), то есть руководил венгерской администрацией в Подкарпатской Руси. М. Козма стал инициатором кодификации русинского литературного языка, создания «Подкарпатского общества наук» – организации академического типа, члены которой с научных (часто-квазинаучных) позиций доказывали идею существования отдельного русинского народа. Интеллектуальным, культурным элитам края не возбранялось культивирование русинского языка, духовного наследия, но в пределах, не предполагавших социальной и политической мобилизации.

Миклош КОзма. Источник: https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Козма,_Миклош

Обоснование поддержки венгерским государством идеи самостоятельности русинского народа М. Козма впервые представил в рукописи «Русинский вопрос», датированной 1938 г. Тезис об отдельном русинском народе М. Козма считал «защитой от православного и панславистского политического давления», а также от возможного присоединения Подкарпатской Руси к Украине [1, с. 163]. Подробнее свою позицию М. Козма изложил 23 апреля 1939 г. (на тот момент он занимал пост директора венгерской службы радиовещания) в интервью иностранным журналистам. Он заметил, что Венгрии парадоксальным образом выгодно существование СССР: если «Россия станет национальной», она начнет «великославянскую игру», заключающуюся в экспансии «через земли южных и западных славян на неславянские страны – Румынию и Венгрию». В такой ситуации, по мнению М. Козмы, «украинская и русская тенденции» являлись одинаково опасными для Венгрии. Оптимальным виделось существование народа с локальным русинским самосознанием, который «хотя и находился бы на низком уровне в культурном и цивилизационном плане», но «благодаря религии и истории ориентировался бы на Запад», «противопоставлялся бы Великой России» [2, s. 24–25]. М. Козма считал, что русины и поляки «выступают против православия, против русских и украинцев» и являются единственными славянскими народами, которые «не поддерживают великославянскую идею России» [2, s. 28–29]. При этом глава венгерской радиовещательной службы отмечал, что большинству русинского населения не стоит опасаться мадьяризации: «Венгерский язык не несет опасности языку, на котором разговаривают русины. Словацкий, чешский, украинский языки несут угрозу русинскому языку, а венгерский – нет, потому что между венгерским и русинским языками нет никакого сходства». Впрочем, М. Козма считал, что русинская интеллигенция должна стремиться освоить венгерский язык, чтобы иметь больше возможностей для самореализации в рамках всего государства [2, s. 2–23].

Уже будучи регентским комиссаром Подкарпатской территории, М. Козма опубликовал аналитическую работу «Украинский вопрос в Подкарпатье», в которой концептуализировал свои взгляды относительно русинов как этноса: «Закономерно, что после воссоединения Подкарпатья с Венгрией в местной политике произошли изменения. Они являлись ничем иным, как возвращением к традициям многолетнего прошлого, где учитывались интересы и брался во внимание факт самодостаточности русинского народа. Наша позиция состоит в том, что русинский народ не является ни великорусским, ни украинским, а самостоятельным, хотя и малочисленным славянским народом, который имеет самостоятельную религию, собственные народные интересы, в церковной сфере ориентирован на Запад. Его единственное стремление – остаться тем, кто сможет самостоятельно формировать свои народные интересы. Будучи великорусским или украинским, этот народ исчезнет, как капля в большом море. […] При рассмотрении русинского национально-культурного вопроса следует отметить, что очень небольшое число интеллигенции, а точнее четверть- и полуинтеллигенции, полностью оторванной от народа, ведет работу в великорусском или украинском направлении, чем ставит под угрозу существование народа. […] Великорусское и украинское направления политически ведут за границу» [3, 251. old.]. Вышеизложенные идеи М. Козма многократно озвучивал в ходе публичных выступлений. Например, в речи перед членами Общества им. М. Берчени в Ужгороде 26 марта 1941 г. он заявил: «Вы не хотите быть никем, кроме русинов. Мы же не хотим вас мадьяризировать, но не хотим также русифицировать или украинизировать» [4, 121. old.].

Если официальная пропаганда позиционировала Будапешт в качестве опекуна уникальной и самобытной русинской культуры, то в реальности мадьяризационное давление проявлялось в самых различных сферах общественной жизни Подкарпатской Руси. Непосредственное участие в обсуждениях переселенческих практик, направленных на усиление венгерского влияния в регионе, принимал и регентский комиссар М. Козма. По его мнению, переселение в регион 50000 венгров-секеев из Северной Трансильвании, которые стали гражданами Венгрии после Второго Венского арбитража (30 августа 1940 г.), имело бы положительное значение, так как «русины быстро освоили бы венгерский язык и через одно – два десятилетия только старики говорили бы на русинском языке» [5, с. 101]. Только забота Будапешта о своем международном имидже не позволила осуществиться подобным планам. Выступая на заседании правительства в октябре 1940 г., М. Козма отметил, что «все больше венгерских деревень на границе с Подкарпатьем рутенизируются». Мадьяризационные акции венгерских властей, таким образом, позиционировались как сугубо защитная мера [6, 60. old.].

Таким образом, М. Козма являлся одним из главных теоретиков и реализаторов венгерской национально-культурной политики в Подкарпатской Руси в 1938–1941 гг. Суть данной политики заключалась в сознательном культивировании официальными идеологами в среде восточнославянского населения региона локальной русинской идентичности, которая имела отчетливую антирусскую и антиукраинскую направленность. Неприкрытый конформизм приверженцев «угро-русинизма» в среде местной интеллигенции, существенная разница между декларируемой свободой культурного развития и имевшем место в реальности мадьяризационным давлением, неумелые попытки официальных идеологов компромиссно решить наиболее дискуссионные проблемы национальной жизни региона обусловили неуспех данного курса в крае.

Литература

  1. Черничко, С. Наш місцевий Вавилон: Історія мовної політики на території сучасного Закарпаття у першій половині ХХ століття (до 1944 року) / С. Черничко, Ч. Фединець. – Ужгород :Ліра, 2014. – 236 с.
  2. Vortrag über die russinische Frage des Geheimen Rates und Präsidenten des Magyar Táviratí Iroda Nikolaus von Kozma im Verein des Ausländischen Berufskorrespondenten am 23. Mai 1939. – [Budapest], [1939]. – 31 s.
  3. Kozma, M. Az ukrán kérdés Kárpátaljan / M. Kozma // Kozma Miklós. A visszacsatolt Kárpátalja : Napló / szerk.: L. Brenzovics. – Ungvár, 2009. – 247–254. old.
  4. Kozma, M. Beszéd a Bercsényi-Szövetség táborozásán. Ungvár, 1941. március 26 / M. Kozma // Kozma Miklós. Beszédek, cikkek, előadások, nyilvatkozatok. 1940–1941 / szerk.: L. Tarr. – Budapest, 1942. – 116–124. old.
  5. Пашкуй, З.А. Політика мадяризації українського населення на Закарпатті в 1939–1944 рр. / З.А. Пашкуй // Український історичний журнал. – 1972. – № 4 (133). – С. 98–104.
  6. Vitéz leveldi Kozma Miklós meghívott, kárpátaljai kormánybiztos ismerteti Kárpátalja általános politikai és gazdasági helyzetét: ukrán mozgalmakkal szemben önálló ruszin népi öntudat fejlesztése, a zsidó mozgalmak jelentősége, a római katolikusok áttérése a görögkeleti és görög katolikus hitre a pár-bér fizetése miatt, a Tisza-szabályozás fontossága, az Országos Központi Hitelszövetkezet és a Hangya feladatai // Magyar Nemzeti Levéltár Országos Levéltára. – F. K 27 (1940.10.11.).
Олег КАЗАК
Олег КАЗАК
Казак Олег Геннадьевич - кандидат исторических наук, доцент кафедры политологии Белорусского государственного экономического университета

последние публикации