Monday, September 26, 2022

Что принесла советская власть в Западную Белоруссию: цивилизацию или варварство?

По материалам оппозиционных интернет-СМИ, посвящённым 70-летию Польского похода Красной Армии

Белорусские оппозиционные интеллектуалы в подавляющем большинстве случаев мыслят в западных категориях, и вся их активность направлена на «вхождение в Европу». Здесь как нельзя кстати оказалось соседство с «дикой, азиатской, варварской» Россией, представляемой как европейский антипод. Если Европа, по мнению белорусских интеллектуалов от оппозиции, несёт цивилизацию, то Россия, соответственно, варварство. Это отражается и в текстах, посвящённых вхождению Западной Белоруссии в состав БССР, написанных к 70-летию этого события. Содержания текстов белорусских интеллектуалов конкретно указывает, что вступление на территорию Польши 17 сентября 1939 г. Красной армии принесло белорусам всего лишь «освобождение от нормальной человеческой жизни»[1]. В одном из текстов под фотографией, изображающей советского солдата, беседующего с местным населением, стоит показательная подпись: «Красноармеец в ватнике принёс свободу человеку в костюме и галстуке…»[2].

В статье И. Подгородецкого приводятся свидетельства очевидцев того времени, которые показывают только негативные впечатления западнобелорусского населения, наблюдавшего приход советских войск: «У нас на улице остановилось три танкетки. Молодые девушки, одетые в красивую форму, вручили танкистам букеты. Солдаты попросили принести им стакан. Они быстро распили пару бутылок водки. Нам это как-то дивно показалось – местные мужчины пили обычно на праздник из маленьких стопок, а тут – стаканами. Потом один спрашивает: “А что это на вас за фашистская форма?” Мы говорим: “Никакая не фашистская. Школьная форма”.

Перед тем как войти в Слоним, офицеры произвели в строю “чистку”: всех с порванными ботинками или грязными обмотками, с дыркой на заднице, одним словом – у кого был неряшливый вид, всех их загнали внутрь колонны… – Когда мы шли по центральной улице, солдаты с удивлением разглядывали витрины магазинов со свиными окороками, колбасой, дорогими платьями. Чтобы пресечь подобное ротозейство, комиссар приказал нам петь “Марусю”.

Около деревни остановилась колонна пехотинцев. Из полуторки вылез офицер и скомандовал: “Обед!” А мне же интересно: где полевая кухня? Может, и меня солдатской кашей угостят. Офицер достал из планшетки ломоть черного хлеба, посыпал его солью и медленно съел, запив водой из фляжки. Да, слабенький, оказывается, обед у Красной Армии!

Подпись под фото на сайте «Городец»: «Красноармеец в ватнике принес свободу человеку в костюме и галстуке… Западная Белоруссия, сентябрь 1939 года. Фотографии и документальные материалы из фондов Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны» (Источник: https://gorodec.ucoz.com/ZB_September-550.jpg)

Настоящим шоком для жителей Слонима стало прибытие офицерских жен. К своему удивлению, мы обнаружили, что они не знают, что такое ночная рубашка. Молодые женщины надевали их поверх одежды как обычные платья и гордо расхаживали по слонимским тротуарам»[3]. Таким образом, подборка фактов, описывающих Красную Армию и советских граждан, подчёркивает отсутствие элементарной культуры поведения.

Однако жизнь в европейском цивилизационном пространстве Второй Речи Посполитой для сторонников белорусской идентичности была связана с серьёзными проблемами в деле белорусского нациестроительства. То, что отношение к национальным меньшинствам в межвоенной Польше не давало белорусам практически никаких шансов на сохранение белорусской идентичности, авторы оппозиционных материалов, посвящённых 70-летию Польского похода Красной Армии, стараются упоминать вскользь. Т.е., с их точки зрения, хорошо жить для белорусов было более престижно, чем оставаться белорусами. А то, что 17 сентября 1939 г. оказалось датой, после которой для белорусских нациестроителей появилась возможность распространять на население Западной Белоруссии белорусскую идентичность, современными белорусскими интеллектуалами не упоминается. Т.е., с их точки зрения, выбор жить хорошо или быть белорусами должен был определяться в пользу хорошей жизни. Ни один из текстов не прописывает, что советская власть принесла возможность развития своей культуры национальным меньшинствам. Таким образом, белорусскость для белорусов с точки зрения нынешних белорусских интеллектуалов была не так важна, как хорошая жизнь. Однако, когда они пишут о Советском Союзе, то обвиняют его именно в попытке русификации белорусов. Налицо двойные стандарты, если уничтожением белорусской идентичности занимаются противники СССР/России, тогда про это стараются молчать или говорить об этом вскользь, если же существует намёк, что такую политику ведёт советское/российское правительство, тогда критика этого становится делом первостепенной важности и рассматривается чуть ли не как геноцид. Хотя именно советская власть сформировала белорусскую нацию, именно в СССР белорусы в массе приобрели белорусскую самоидентификацию, именно советское правительство признало ряд белорусскоязычных литераторов на государственном уровне и позволило развивать белорусскую культуру, датируя её не только из местных, но и из союзных средств.

И, тем не менее, белорусские интеллектуалы стараются не замечать ничего положительного в том, что Западная Белоруссия вошла в состав БССР. «Человеческая память сохранила образ советского офицера и чиновника как угнетателя, как “чужого”, как “врага”. И эту память тяжело уничтожить, хоть много кому очень хочется», – написал один из белорусских оппозиционных лидеров А. Милинкевич[4]. Действительно, для многих советская власть стала трагедией, но были ли эти многие большинством? Например, польский учёный белорусского происхождения Е. Миронович на конференции, проводившийся в Институте истории белорусской Академии наук, утверждал, что крестьянство Западной Белоруссии с надеждой ожидало «русскую православную власть, которая не будет унижать культурное и этническое самосознание» населения[5]. Этот тезис противоречит утверждению А. Милинкевича, поскольку масса крестьян как раз с надеждой смотрела на Восток. И даже советская безбожная власть воспринималась крестьянами как православная. Это восприятие было не политическим, а культурным: страна, столицей которой являлась Москва, не могла восприниматься иначе крестьянской массой, привыкшей оперировать простыми категориями для лучшего понимания ситуации. Причём, это подтверждается и воспоминаниями. Мне пришлось слышать воспоминания одного пожилого человека, которому в 1939 г. было 7 лет. Он подтвердил, что люди ждали не советские войска и не думали о вхождении в состав Белоруссии, они ждали русскую армию и желали вернуться в Россию. Нельзя утверждать, что именно так воспринимали Красную Армию и советскую власть все жители восточных польских территорий межвоенного периода ‒ Кресов Всходних, однако стоит обратить на это внимание. То, что белорусские крестьяне мыслили частично в дореволюционных категориях, т.е. ожидали именно русскую, а не советскую армию, хотели в состав России, а не Белоруссии, видимо, следует признать объективным.

Я на протяжении нескольких лет задавал один вопрос людям, которые так или иначе связаны с изучением того периода. Это вопрос о самоидентификации местного белорусского населения. И никто из моих собеседников прямо не ответил, считали ли себя западные белорусы белорусами. Самым распространённым ответом были рассуждения на тему двойной идентичности местного населения, которое считало себя одновременно русским и белорусами, за этими рассуждениями, как объяснение двойной идентичности, обычно шли комментарии на тему антибелорусской политики царизма и советской власти. Никто мне не смог дать точного ответа на вопрос, кем конкретно считала себя белорусская крестьянская масса в межвоенной Польше.

[1] Действия СССР против Польши в сентябре 1939 года являются агрессией, считает историк // 21.by. Режим доступа: https://news.21.by/society/2009/09/17/68391.html (дата доступа: 07.09.2022).

[2] Родина, приехавшая на танке // Городец. Режим доступа: https://gorodec.ucoz.com/publ/istoricheskie_stati_gde_upaminaetsja_gorodec/rodina_priekhavshaja_na_tanke/2-1-0-8 (дата доступа: 08.09.2022).

[3] Подгородецкий И. 17 сентября 1939 года // Газета слонимская. № 641 от 02.09.2009.

[4]Мілінкевіч А. Уз’яднанне. У верасні 1939-га стала больш Савецкага Саюзу, але не Беларусі // Naviny.by. Режим доступа: https://web.archive.org/web/20090922233010/http://naviny.by:80/rubrics/opinion/2009/09/16/ic_articles_410_164504 (дата доступа: 8.09.2022).

[5] В Минске прошла конференция «Осень 1939 года в исторической судьбе Беларуси» // 21.by. Режим доступа: https://news.21.by/society/2009/09/24/372543.html (дата доступа: 08.09.2022).

Александр ГРОНСКИЙ
Александр ГРОНСКИЙ
Александр Дмитриевич Гронский - кандидат исторических наук, доцент. Ведущий научный сотрудник Сектора Белоруссии, Молдавии и Украины Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Российской академии наук. Заместитель председателя Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви. Доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии им. святителя Кирилла Туровского. Заместитель заведующего Центром евразийских исследований филиала Российского государственного социального университета в Минске.

последние публикации