Thursday, June 13, 2024

Хорватский клеронацизм: усташи и Влатко Мачек. Ч.3.

Католическая акция, судя по полицейским донесениям[1], «имеет опору за рубежом, на местах сильна и достаточно популярна». Алойзие Степинац произвел серьезную кадровую перестановку: на место генерального секретаря Католической акции назначил вместо священника П.Ясиха Августина Юретича, «близкого приятеля бана Субашича». Юретич возглавил таким образом исполнительный орган, реализующий католические идеи в Бановине и пользовался «полной поддержкой бана и ХКП»[2].

Католическая церковь сама начинает создавать военизированные формирования, такими «боевыми отрядами папства» стали т.н. «орлы». Их предыстория такова: в едином югославянском государстве активно поддерживалось создание спортивных обществ (мода на которые охватила всю Европу), под названием «соколы». «Соколы» были заимствованы у Чехословакии (где это движение и зародилось), тем самым усиливался панславизм и укреплялся военно-политический альянс «малая Антанта» (состоящая из Чехословакии, Румынии и Югославии). В КСХС существовали и «хорватские соколы», однако с течением времени они взяли курс на отделение от общего югославянского. Хорватские «сокольские» организации все больше приобретали «франковский» характер в связи с массовым вступлением в их ряды членов Партии права. Между «сокольским» обществом в Загребе и «Югославянским сокольским союзом» в 1921 г. произошел окончательный раскол, в результате которого из «Югославянского сокольского союза» выделился и оформился «Хорватский сокол». Но в «Хорватском соколе» и далее сконцентрировались великохорватские и франковские элементы, которым «сокол» служил как политическая трибуна[3].

Идеолог Католической акции, Иван Мерц, выдвинул идею создать организацию, которая будет «соколам» полным противовесом, им и стали хорватские «орлы». По форме это была спортивная организация, однако с ведома верхушки РКЦ она стала использоваться для тайных собраний членов террористического движения усташей. Поэтому в администрацию «орлов» был избран полковник в отставке Славко Кватерник, бывший австрийский оккупационный правитель в Белграде (1915-1918), который жестоко уничтожил все формы сербской государственности. Кватерник ввел группу бывших австро-венгерских офицеров для распространения антисербской идеологической обработки среди членов в многочисленных филиалах «орлов»[4].

Как именно Мерц понимал смысл деятельности орловских организаций, он ясно отразил в статье «Хорватское орловство»: «Хорватское орловство не только некая гимнастическая организация, она также является католическим просветительским молодежным движением, включающим в программу своей деятельности физическое воспитание молодежи, но и до тонкостей должна проводить директивы, который Св. Престол выработал относительно Католической акции»[5]. Главной целью Католической акции было превращение римокатоликов в «католиков в истинном смысле этого слова», для которых «существует только одна мысль – Иисус, одна любовь – Церковь, одна страсть – душа ближнего и один-единственный величественный идеал Святого отца: окатоличевание Земного шара миссионерами и мирянами-апостолами». От римо-католиков требовалось мыслить и говорить: «Мир должен стать католическим»[6].

В 1925 г. в жизни Ханса (Ивана) Мерца произошло знаменательное событие: он предпринял паломничество в Рим и удостоился аудиенции у папы. После возвращения Мерц в газете «Katolički tjednik» заявил, что целью Католической акции является соединение в национальном сознании хорватского народа Евхаристии (непорочной веры и победы врагов спасения под знаменем Христа) и преданности римскому папе. Характер Католической акции он определил как «папское движение»: «Когда Святой Отец в своей речи к нам, орлам, обозначил направления нашей деятельности, мы ощутили все величие и всю значимость Папства. Мы поняли: если Орловство хочет остаться на правой линии и быть достойным флангом в великой совокупности всех возможных движений под крылом святой церкви, то оно должно быть движением Папы. Евхаристия и Папа должны стать корнем, источником и началом Орловства. Нашему народу нужно дать Евхаристию и Папу. И когда Орловству удастся воцарить эти две идеи в хорватской национальной душе, то тогда со спокойной совестью можно будет повторить слова св. Павла: добрый бой воевал. Это единственная и наитвердейшая основа, без которой вся деятельность обречена на провал. Именно это в римском паломничестве вновь осознали Орлы»[7].

В 1933 г. во время очередного посещения Св. Престола хорватскими паломниками папа относительно Католической акции вновь выделил хорватов и поручил им «продолжать в том же добром духе… под девизом «Всегда вперед, выше и лучше!». Папа заявил, что «признаком жизни является действие, акция, жизнь – для акции, акция – признак жизни… Католическая акция является обязанностью пастырей и мирян», «каждого отдельного мирянина, которые должны помогать епископам и священникам»[8].

«Орловство» стало массовым католическим движением хорватской молодежи. Его главными характеристиками стало единство, дисциплина, строгое подчинение и централизация управления. Однако чрезмерная идеализация целей движения и стремление его руководства превзойти всех остальных, растворить прежние католические организации в своем составе и устранить со своего пути все, что препятствует «свободному полету орлов», заключали в себе серьезную опасность.

В переломный 1929 год, когда 6 января Александр Карагеоргиевич ликвидировал все существующие политические партии и все (кроме «Югосокола») общественные организации, в том числе и католические – казалось, был положен конец всем распрям. Однако меры, предпринятые Белградом, не смогли остановить развитие хорватских католических организаций, и «орлы» по французскому примеру трансформировались в новое объединение – «Крижары» (крестоносцы), во главе которого стал Иво Протулипац. «Великое христианское крижарское братство» по своему уставу являлось абсолютно религиозным обществом[9]. В 1939 г. оно включало 540 филиалов и 30 000 членов, «Великое крижарское сестринство» – 452 филиала и 18 935 членов[10]. С этого времени «крижары» (крестоносцы) стали проводить политику ярко выраженной хорватской национальной исключительности и сепаратизма. Сменивший в 1937 г. Анте Бауэра на посту Загребского архиепископа Алойзие Степинац поддержал создание «крижаров», равно как и немного позднее формирование еще одной хорватской организации «Хрватски юнак» («Хорватский герой»).

В острый предвоенный период католическая церковь активно создавала новые и стягивала под «единый зонтик» все существующие организации. Не остались в стороне и иезуиты. Так, Загребский каноник монсеньор Белухан отмечал: «Заслуги иезуитов в хорватской культуре таковы: они – руководители 17 различных Мариинских конгрегаций в Загребе, владельцы газет и других печатных изданий.., в них – средоточие всей организационной деятельности Католической акции»[11].

И дело было вовсе не в ущемлении католического вероисповедания. Напротив, вопреки многочисленным заявлениям католических иерархов о наступлении на права  римско-католической церкви в Королевстве Югославии, 19 февраля 1933 г. в белградской «Политике» была опубликована статья, в которой священник Ф.Иванишевич* заявил: «Мне, как старому священнику, хорошо известны все обстоятельства, в которых находилась и находится церковь. И я могу категорически утверждать: католическая церковь никогда в бывшей Австро-Венгерской монархии не пользовалась такой свободой и поддержкой, какой пользуется сейчас в Королевстве Югославии. Сегодня достаточно посмотреть на Белград, как великолепно там развивается католическая церковь, которая сейчас имеет 5 приходов и пользуется огромной поддержкой граждан, которые в большинстве своем (более 80%) другого вероисповедания. Православная община в Белграде бесплатно уступила землю для постройки нового католического кафедрального собора, а ценность этой земли составляет 5 миллионов динаров! И все это делается в интересах церкви и государства»[12]. В Записке Иванишевича, составленной специально для Степинца, этот искренний священник отмечал, что «…Когда в 1918 г. наш народ освободился от иноземного рабства и вступил в государственный союз со своими кровными братьями сербами и словенцами, была достигнута договоренность, что наша церковь сохранит свой облик и продолжит свою деятельность. В новом государственном союзе католическая церковь вступила в близкий контакт с церковью восточного обряда и православной верой, тем самым вменив в обязанность каждому священнику-хорвату постоянно поддерживать толерантность и добрые отношения в соответствии с высшими интересами государства. От совокупного населения в 14 млн. жителей Югославии католическая церковь насчитывает по последней переписи 5. 373. 456 своих приверженцев, в то время, как восточная православная церковь – 6. 375. 524 верующих. В Белграде, например, 90% населения православного вероисповедания, при этом верующие-католики пользуются полной свободой, как ни в одном другом месте. Католическая церковь открыла широкий путь ко всем слоям нашего народа, а благодаря своей культурной силе продолжает акции катехизации, проповедования и пастырского служения. Насколько католическая церковь свободна и уважаема в Югославии, доказывает факт ежегодного проведения там евхаристических конгрессов при полной поддержке со стороны власти, которая в этих религиозных манифестациях видит укрепление общественного порядка и морали. Это «penetration pacifique», которое значительно усиливает мощь католической церкви и дает ей возможность постоянного развития и укрепления своего положения в общественной жизни»[13]. Впоследствии у Ф.Иванишевича было отнято звание каноника, на шесть дней ему запретили проводить богослужения, на год – исповедывать и причащать. На него было оказано сильное давление с целью заставить пожилого человека взять обратно свое заявление и опровергнуть его как несоответствующее действительности[14].

События дальше развивались по неумолимому сценарию. В конце 1936 – начале 1937 гг. началось создание спортивно-гимнастических обществ «Хрватски юнак» («Хорватский герой»). Это также была организация Католической акции, руководство которой приступило к сотрудничеству с партией В.Мачека, в результате было создано влиятельное национальное движение, охватившее территорию Вировитицы, Златара, Славонского Брода и расширилось на всю Славонию. Кроме того, «Хрватски юнак» сотрудничал с болгарскими фашистскими обществами с целью совместной борьбы с Королевством Югославией. «Хрватски юнак» соединил в себе устремления сепаратистского блока франковцев, Католической акции, Хорватской крестьянской партии, т.е. в широком смысле являлся частью общего хорватского национального движения. Правила «Юнака» были созданы в сентябре 1939 г. И.Протулипцем, их лично одобрил В.Мачек. «Юнак» издавал свою газету, «Вихор», и сформировал собственную службу безопасности («отдел защиты»). «Хрватски юнак» декларировал себя как «элитную организацию хорватской молодежи», пополняя свои ряды школьниками и студентами. В основу его пропаганды была положена идеология расовой нетерпимости, агрессивного хорватского национализма, воззвания «Юнака» были наполнены фашистской фразеологией, цели ставились «национальные, социальные и «культурно-революционные»[15]. «Юнак» был серьезной проблемой, полиция пыталась его расформировать, однако не преуспела. На защиту «Юнака» стал сам Алойзие Степинац. 9 мая 1937 г. Загребский архиепископ направил письмо премьеру М.Стоядиновичу, в котором по поводу организации «Юнак» заявил, что она носит «сугубо антикоммунистический и воспитательно-спортивный характер. При этом организация церковной не является, представители церкви лишь с радостью поддержали это национальное движение молодежи и ее стремление спасти себя от тлетворного влияния коммунистической пропаганды… полицейские власти приступили к роспуску обществ «Юнака» и готовятся к роспуску всей организации. Это было бы роковой ошибкой, последствия которой предугадать невозможно. Хорватский народ воспримет это как открытое наступление правительства на хорватские национальные организации»[16].

Высший католический клир в предвоенные годы исходил из проекта создания блока католических государств в Центральной Европе, состоящего из Венгрии, Польши, Австрии и Чехословакии. К этому блоку следовало присоединить и Хорватию, но, «как они говорили, увеличенную частями Воеводины, Бачкой и Бараньей»[17]. Этот план был в точности выполнен уже коммунистической властью Йосипа Броз Тито. Однако тогда, в 1939 г., для реализации «хорватской» части столь масштабного центрально-европейского католического проекта требовались две вещи: мобилизация и консолидация хорватов на католических принципах (в противовес коммунистическим и демократическо-либеральным), и решение «сербского вопроса». Поэтому один из церковных иерархов в ходе посещения Ватикана в 1939 г. заявил, что «75 % хорватов признались бы, что являются коммунистами, будь в Хорватии свобода слова, но с другой стороны Мачек для своих 200 тысяч человек получил оружие, чтобы остановить установление в Хорватии коммунистического режима»[18].

«Сербский вопрос» был самым радикальным образом решен сначала в НГХ, а затем – Франьо Туджманом в операциях «Молния» и «Шторм» 1995 г. Но геополитические проекты подобного уровня готовятся, как мы видим, в течение многих десятилетий.  Нации с сильной геокультурной идентичностью, с мощной ассимиляционной способностью, как, например, сербская нация, не могут быть побеждены «мирными средствами». Должна произойти своего рода искусственная «сборка контрнации». В процессе «сборки» идеологи решают задачи формирования национального самосознания и культуры, но с определяющей конфронтационной составляющей, а политические движения ведут борьбу за массовую этнизацию, которая используется в конкретно-прикладных политических целях.

Поэтому в «хорватском проекте» движущими силами на заключительной фазе подготовки к геноциду сербов являлась самая массовая Хорватская крестьянская партия Мачека и достаточно массовое франковское движение, и лишь потом «техническая часть» была передана в руки узкой экстремистско-террористической группы усташей, пользовавшейся логистикой на местах, созданной предшественниками. Римско-католическая церковь была нацелена на большие стратегические преобразования в Центральной Европе, она выбирала партнеров исходя из быстро меняющейся обстановки. Однако именно она создавала геокультурную матрицу, исходя из которой действовали все остальные националистические движения. Константой оставалась Католическая акция, которая «увенчивала» и «пронизывала» все фазы подготовки к созданию НГХ.


[1] Архив Србиjе и Црне Горе. Фонд 38 «Centralno presbiro predsedništva ministarskog saveta 1929-1941». Фасцикла 16.

[2] Архив Србиjе и Црне Горе. Фонд 38 «Centralno presbiro predsedništva ministarskog saveta 1929-1941». Фасцикла 16.

[3] АСАНУ. Заоштавштина В.Новака. Бр. 14474. Л. 3-15.

[4] Фролов Владимир Католички темељ хрватског геноцидаКатолички темељ хрватског геноцида // Српски став, 4 мая 2021. https://srpskistav.com/autorski-tekstovi/католички-темељ-хрватског-геноцида/

[5] Цит. по: Милошевић З. Ко је Ханс (Иван) Мерц? // СОС. Пале, 2003. №3. С. 455.

[6] Цит. по: Милошевић З. Ко је Ханс…  С. 451.

[7] Цит. по: Милошевић З. Ко је Ханс…  С. 455.

[8] Архив Србије и Црне Горе. Фонд 38  «Centralno presbiro predsedništva ministarskog saveta 1929-1941». Фасцикла 614.

[9] АСАНУ. Заоштавштина В.Новака. Бр. 14474. Л. 19.

[10] Екмечић М. Огледи из историје. Београд, 1999. С. 252.

[11] АСАНУ. Заоштавштина В.Новака. Бр. 14474. Л. 83-88.

* Ф.Иванишевич являлся известным хорватским национальным лидером, с 1907 по 1911 гг. был народным депутатом в имперском парламенте в Вене от Котора, в 1933 г. был назначен членом сената Королевства Югославии.

[12] АСАНУ. Заоштавштина В.Новака. Бр. 14474. Л. 52-53.

[13] АСАНУ. Заоштавштина В.Новака. Бр. 14474.Л. 1-6.

[14] АСАНУ. Заоштавштина В.Новака. Бр. 14474. Л. 60.

[15] Жутић Н. Римокатоличка црква и хрватство од илирске идеје до великохрватске реализације 1453–1941. Београд:  Институт за савремену историју, 1997. С. 201-202.

[16] Архив Србиjе и Црне Горе. Фонд 37 «Збирка Милана Стојадиновића». Фасцикла 25.

[17] Архив Србиjе и Црне Горе. Фонд 38 «Centralno presbiro predsedništva ministarskog saveta 1929-1941». Фасцикла 16.

[18] Архив Србиjе и Црне Горе. Фонд 372. Фасцикла 15.

последние публикации