Wednesday, May 22, 2024

Хорватская национальная мобилизация и уничтожение Республики Сербской Крайны. Ч.2. Суть «хорватского исторического государственного права» и почему мешали сербы Военной границы

Сербский историк Антоний Фарчич, опубликовавший свой труд «Существовал ли король Томислав?» в Канаде в 1973 г., так суммирует свой фундаментальный анализ: легенда о «хорватском короле» Томиславе была придумана во второй половине XIX века, и основана, в первую очередь, на фальсифицированных актах Сплитских церковных соборов 925 и 928 гг., некоторых главах труда «Барски родослов» («Летопись попа Дуклянина»), трактате «De administrando imperio» византийского императора Константина VII Багрянородного  первой половины X века и, наконец, на нескольких проблемных утверждениях «Historia Salonitana» сплитского архидиакона Фомы (XIII в.). Первым, кто дал «научную аргументацию» этой легенде, был загребский каноник Франьо Рачки, в 1871 г., опубликовавший свой трактат «Как и когда хорватское княжество превращается в королевство?». После Рачкога Иван Кукулевич Сакцинский опубликовал работу под названием «Первые коронованные правители Болгар, хорватов и сербов и их короны». Комбинации Рачкого и Кукулевича были приняты другими хорватскими историками (Тадия Смичиклас, Рудолф Хорват, Векослав Клаич и др.), а также рядом иностранных, не отстали и сербские историки. Югославские учебники приняли как установленные, неоспоримые и категоричные эти «исторические истины и факты», и, таким образом, через учебники они «пронзили головы» хорватской образованной молодежи и интеллигенции[1].

Против этой легенды, утверждает А.Фарчич, выступает следующее. Из изложения Константина Багрянородного можно констатировать: Хорватия в первой половине X века была отнюдь не единым Соединенным Королевством, а всего лишь одной двойной областной общиной под суверенитетом Византии. Границы этой Хорватии точно определены: южной границей была река Цетина, северной – гора Капела, восточной – река Уна. Хорватия даже во второй половине X века не была королевством, а хорватский правитель еще носил титул не короля, а титул «великого князя» – dux magnus. Архидиакон Фома никоим образом не упоминает короля Томислава и его основание хорватского королевства. Так называемые документы о церковных соборах Сплита 925 и 928 гг., содержащиеся в тексте анонимного манускрипта «Histоriа Sаlоnitаnа Мајоr», приведенном в труде архидиакона Фомы, являются фальсификатом. Нет вообще никаких других исторических источников, ни X века, ни более поздних веков, на основании которых можно было бы установить любую информацию о событиях в Хорватии периода «короля» Томислава. Также нет археологических данных, на основании которых можно было бы доказать существование «короля» Томислава. Аргументы хорватских историков по вопросу о «короле» Томиславе необоснованны и произвольны, тенденциозны, неприемлемы и несостоятельны перед лицом исторической критики. Сами эти историки часто опровергают друг друга. Более того, и сами эти историки не скупились ни на искажение информации в документах, ни на фальсификацию исторических источников[2]. Даже выдающийся хорватский писатель, своего рода национальный «властитель дум»,  Мирослав Крлежа, выразился беспощадным образом: «вся наша мещанская история об идеалистической константе хорватизма как превосходного явления, является подделкой! Или она написана так, как будто наши принцессы Туга и Буга были организованы в Общество хорваток графини Катарины Зринской, а все хорваты были как минимум Леониды или, по крайней мере, члены Чистой партии права, или будто глаголяши были независимыми демократами Прибичевича…»[3].

В самом авторитетном историческом атласе истории Средневековья «Großer Historischer Weltatlas» на карте на страницах 34-35 показывается политическое состояние всего Старого континента в период с 1138 до 1254 гг., где ясно говорится, что Хорватия в 1091 г. стала частью венгерского королевства. Этот факт подтверждается американским «Атласом мировой истории» («Historical Atlas of the World»), на странице 15 приведена историческая карта Европы около 1200 года, где на территории «Великой Брозовской Хорватии» просто написано: Hungary, в то время как южная часть Далмации, без территории Дубровницкой Республики, была присоединена к Сербии, столицей которой был обозначен Рас[4].

В многочисленных трудах, опубликованных сербским исследователем Славко Гавриловичем, указывается, что вплоть до конца XVIII в. на территории Венгрии существует один народ, разделенный на «раци-православные» и «раци-католики»[5]. Как сербский академик Милорад Экмечич, «до турецкого завоевания пространство Сербии, Боснии, Далмации, Славонии, Воеводины, Черногории, Косово и Метохии, Македонии до Шар-планины, а также северной Албании были связаны сербской национальной идентичностью, однако границы не только определенных национальных территорий не были ясно очерчены, но и границы краев только на протяжении веков приобретают более-менее ясные очертания»[6]. Этот тезис доказывает существование сербских монастырей на «хорватском пространстве» задолго до турецкого нашествия, еще в XIV в., в частности, монастырей Крка, Крупа и Драговича, причем монастырь Крупа был возведен за 70 лет до Косовской битвы. Монастырь Крка – за 40 лет до этого судьбоносного события, причем построен он был как задужбина (пожертвование) сестры царя Душана, сербской принцессы Елены, и посвящен архангелу Михаилу, следовательно, сербы в Далмации являлись автохтонным населением, а не только «беженцами-мигрантами», спасающимися от турок[7].

Итак, идея этнически чистой Хорватии, в которой сербы будут «аннигилированы» любым способом (как то многократно доказали исторические события) проистекала из «восстановленной Хорватии» Витезовича, конструкций «хорватского исторического государственного права»,  разработанных теоретиками, «хорватскими иллирийцами» (проделавшими очередной незатейливый фокус, превратив все «иллирийское» в «хорватское», маскируя «хорватство» неким «югославизмом») Людевитом Гаем, Янко Драшковичем, крупнейшим Джаковским римско-католическим епикопом Йосипом Юраем Штроссмайером, затем «правашами» Анте Старчевичем, Йозуа (Йосипом) Франком и, наконец, воплощенными в реальность Анте Павеличем и Франьо Туджманом.

В этом заключается суть «хорватского исторического государственного права», сочиненного Анте Старчевичем. «Тысячелетнее хорватское государственное право» – это именно та «правовая» база, которая легализует геноцид сербов, совершенных хорватами в начале ХХ века, в ходе Первой мировой войны, в период НГХ, в ходе гражданской войны в Хорватии в 1991-1995 гг. и в проводимой на настоящие момент «культурно-исторической» зачистке всего пространства Хорватии от следов сербов и сербской истории, включая историческую науку.

Однако из всей ложной квазинаучной конструкции, создаваемой на протяжении длительного времени, проистекло крайне важное конкретно-историческое событие. Франьо Туджман в 1990-1991 гг. утверждал, что Загреб в Королевство СХС в 1918 г. «ввел все бывшие южнославянские земли из Австро-Венгрии», следовательно, по его мнению, исторически было бы справедливо, чтобы СФРЮ разошлась по этой линии[8].

Сербы Военной границы: свобода и привилегии

Однако вернемся к историческим сюжетам и отметим ряд аспектов, имеющих значение для рассматриваемого вопроса. То, что хорватская историография и ее некритичные адепты именуют Посавской Хорватией, относится к территории, которая находилась между  р. Драва и горным массивом Гвозд (в нынешней области Кордун), на севере граничила с Венгерским королевством, т.е. это территория сегодняшних округов Подравина, Мославина и хорватское Загорье. Итак, в 1102 г. между королем Венгрии Коломаном (династия Арпадов) и представителями 12 аристократических семей в городе Биоград-на-море было заключено соглашение, известное как Pacta Conventa, согласно  которому эта область (применительно к которой «хорватский» используется как локальное название одного из славянских племен), стала частью венгерской короны. Фактически 12 хорватских «великашей» продали свою землю венграм, во главе Хорватии стал венгерский король Коломан с предоставлением этой области ряда привилегий: хорваты имели право иметь свои военные отряды (обязанностью которых было отзываться на военные инициативы венгерского короля) и парламент – сабор. После военной катастрофы, которую венгеро-хорватские войска потерпели в битве при Мохаче (1526) османам был открыт дальнейший путь, выходом было найдено провозглашение местной знатью эрцгерцога Фердинанда I своим королем, обещавшим военную защиту (однако османы осадили уже саму Вену в 1529 г.).

Междуречье рек Савы и Дравы до Гвозда были особой территорией, не подчинявшаяся никому и сохранившая средневековое название своего некогда обширного и мощного государства Sclavonia (редуцированное до Славонии). Славония была самостоятельной областью или королевством, которая также напрямую состояла в унии с Венгрией, включенной в ее состав после завоевательных походов венгерского короля Ладислава I (Святого) в 1091 г. Дубровник (Далмация), не соединенный территориально с Хорватией, являлся самостоятельной республикой на протяжении примерно 450 лет. Сначала Венеция с небольшими перерывами оставалась ведущей властью в Далмации и Адриатике – вплоть до 1797 г. Затем Австрийская империя и Венецианская республика будут вести многочисленные войны за Далмацию с переменным успехом, и только после победы над Венецианской республикой в 1804 г. Наполеон захватит все прибрежное пространство Восточной Адриатики и создаст так называемые Иллирийские провинции, которые Австрийская империя завоюет в 1815 г., ее власть над Далмацией продолжалась до 1918 г.

Далмация и Славония не носили признаков хорватской национальной идентичности. Так, например,  «Календарь» Дубровника за 1898 г. содержал статистические данные относительно «семейного языка» – т.е. на каком языке народ говорит в своем доме. Из 11 177 человек, населяющих Дубровник в то время, 9 713 изъяснялось на сербском языке, итальянском – 716, немецком – 282, венгерском 384 человек и незначительно количество говорило на русском, польском и чешском языке. Ни один человек не говорил на хорватском языке[9]. Исключительно сербский православный праздник, являющийся неоспоримым признаком сербского православного происхождения рода – «семейная слава» (день православного святого – покровителя данной семьи) отмечалась католиками Далмации, Дубровника, Герцеговины и Славонии. В частности, в 1818 г. отмечалось, что на всем пространстве Славонии праздновались «семейные славы»[10]. Современные хорватские историки пытаются выдвинуть ложный тезис о том, что тогда Далмация вступила с Хорватией и Славонией в союз под одной короной, что исторически неверно. Хорватия, Славония и Далмация никогда до 1918 года не были единым государством, только Королевство СХС включило их в свой состав, за исключением города Задар и его окрестностей, которые отошли итальянскому государству.

После косовской битвы (1389 г.) и падения сербского государства (1459 г.) последовало занятие турками территории Боснии (1463 г.), Герцеговины (1482 г.) и Зеты (1499 г.). С конца XIV в. сербские переселенцы самостийно или организованно (с представителями духовенства и власти) переселялись на территории, где прежде проживали сербы, соответственно, усиливая сербские поселения: Срем, который турки заняли после падения Белграда в 1521 г., Банат, занятый турками после падения Темишвара в 1532 г., Бачку, занятую ими в 1541 г., Славонию, ставшую турецкой провинцией в 1543 г.; далматинское Загорье и далматинское Приморье. Изменения на политической карте в Европе в связи с турецкими завоеваниями обусловили бегство населения из Герцеговины также в направлении укрепленных городов средней Адриатики (Задар, Трогир, Сплит и др.).

Это стало исходной точкой формирования сербской Военной Крайны или Военной границы (Республики Сербской Крайны в 1990-х гг.). Для защиты от османов венский придворный Военный совет принимает решение сформировать Военную границу – территориально-административную территорию под непосредственным управлением Венского двора. Начало существования Военной границы датируется 1435 г., когда австрийский император Фердинанд I, понимая важность защиты государства, в 1538 г. издал указ о свободах сербов-краишников (пограничников) с гарантиями, по которым их статус как воинов коренным образом отличался от статуса хорватов, которые были кметами (крепостными) в имениях венгерских и хорватских помещиков. Император Фердинанд II в 1630 г. принял «Statuta Valachorum» (Влашские статуты), ставшие основой для последующих решений в отношении сербов, согласно которым вся Военная граница находится под прямым управлением Венского двора, однако краишникам даровалось самоуправление, самостоятельный выбор князей и судей, сельская община утверждалась как основа общественной системы, а в административном отношении территория Военной границы выделялась из пространства Хорватии и Славонии. Подчеркнем: сербы-краишники были свободными, не починялись ни хорватской аристократии, ни хорватскому сабору. Ряд последующих указов и декретов регулировал права и обязанности краишников: они были свободными, феодальные отношения аннулировались с момент согласия жить в на Военной границе, регулировался статус земельных владений пограничников, взамен все мужское население от 16 до 60 лет должно было хранить неприкосновенность пределов, отзываться на мобилизацию и участвовать в войнах империи. Наиболее значительными являются предоставление церковной автономии сербам в 1690 г., «Военно-пограничные права» от 1754 г. и «Краинский фундаментальный закон» от 1807 г. Австрия населяла сербов-пограничников поясом от реки Купа до Белой Краины в Словении (муниципалитет Чрномель) и до реки Мура, на востоке граница Краины проходила через Срем, охватывая Банат и часть Трансильвании, образуя два военных округа: Карловацкий генералат, состоящий из провинций Лика, Кордун и Баня, и Вараждинский генералат, включающий Жумберак, Подравину и Западную Славонию.

Военная граница после 1745 г. https://www.hrvatski-fokus.hr/tag/vojna-krajina/

По мирному договору, заключенному в Сремских Карловцах в 1699 г. (Карловацкий мир, называемый «великим разграничением») Османская империя отказалась от территорий Лики, Кордуна, Бании, Славонии, Срема (только восточный Срем остался в руках у Порты) и Бачки, они были присоединены к австрийской монархии. Далмация и Истрия отошли к Венеции. Дубровник в виде узкой полосы отстоял независимость. В геополитическом смысле после заключения Карловацкого мира Османская империя останавливается в экспансии, начинается ее ослабление и кризис.

Мария-Терезия в 1767 г. основала Королевство Хорватию, состоящее из четырех областей (жупаний): загребская, вараждинская, крижевацкая и вировитицкая как административную единицу своей монархии. Формально существовало название «Триединое королевство Хорватия, Славония и Далмация», однако Далмация и большая часть Истрии до 1797 г., напомним, находились в составе Венеции, а затем перешли под прямое управление Вены (до 1918 г.). Славония с Хорватией административно не были объединены,  их разделяла Военная граница, находящаяся под прямым управлением Вены. Хорватия получила возможность соединиться со Славонией только после императорского рескрипта от 8 января 1881 г., согласно которому территория демилитаризованной Военной границы объединялась с Хорватией и Славонией в венгерскую административно-территориальную единицу Королевство Хорватия и Славония (в 1867-1868 гг. была произведена масштабная трансформация империи, которая превратилась в двойную монархию Австро-Венгрию). Таким образом, после ликвидации в 1881 г. Военной границы Королевство Хорватия и Славония было расширено на значительную часть сербского этнического пространства, поскольку в середине XIX в. население Военной границы, в совокупности насчитывающее примерно 673 000 человек, на 90% состояло из сербов[11]. К концу XIX в. число сербского населения в Хорватии и Славонии уменьшалось от трети населения в 1880 г. до четверти в 1890 г. В 1890 г. население Хорватии и Славонии составляло 1 841 000 чел., в 1910 г.  – более 2 600 000, из них римокатоликов различного национального состава было 1 863 847. С 1869 по 1910 г. отмечается значительное увеличение католического населения – на 600 тыс. чел.  Римокатоликов-славян насчитывалось 1 550 000, православных – 649 453 чел.[12] Так государственно-правовое объединение Королевства Славонии с Королевством Хорватия привело к тому, что сербское православное в подавляющем большинстве население под влиянием более могущественного хорватского дворянства и духовенства принимает хорватский этноним.

Самым показательным примером превращения католиков в хорватов являются буневцы. Название буневцы происходит от небольшой реки Буны (длиной всего 10 км), впадающей в Неретву, это область Подвележье, заселенная сербами из Герцеговины преимущественно католического вероисповедания, которые никогда и никем не считались хорватами, более того, могли и побить за это (равно как и шокцы не допускали и мысли, что они – хорваты, такая ситуация оставалась до 1830-х гг.). В Венгрии их называли «римокатолики-раци». Однако по первой австрийской переписи 1788 г. буневцы были названы иллирийцами, соответственно, их язык – иллирийским (17 000 чел.). Перепись 1850 г. определила буневцев как далматинцев, а перепись 1880 г. и 1892 г.отнесла их к сербам. Решение Коммунистической партии Югославии от 1944 г. предписывает буневцев (и шокцев) считать хорватами. Буневцы и шокцы стали хорватами по партийному декрету. Как с печальной иронией констатирует сербский аналитик Ратко Дмитрович, хорваты формировались деятельностью католической церкви, а закончили дело коммунисты, «которые могли сделать хорватов из стога кукурузы»[13].

Итак, исторические фальсификации сопровождают проект «Великая Хорватия» начиная с ватиканско-иезуитских усилий, продолженных в трудах «иллирийцев-югославян», католической церкви и коммунистической власти, не скрывающих стремление расширить «хорватские границы» на максимально возможные территории, а под прицелом оказались сербы как главные геополитические конкуренты хорватов и мощная государствосозидательная нация. Далее «хорватский поезд», фигурально выражаясь, резко набирает скорость.


[1] Милованчев Н. Антоније Фарчић: Да ли је постојао краљ Томислав? // Српска историја, 1.10.2019. https://www.srpskaistorija.com/antonije-farcic-da-li-je-postojao-kralj-tomislav/

[2] Милованчев Н. Антоније Фарчић: Да ли је постојао краљ Томислав? // Српска историја, 1.10.2019. https://www.srpskaistorija.com/antonije-farcic-da-li-je-postojao-kralj-tomislav/

[3] Цит. По: Кршић Д. Улога хрватских митологема у генерисању србофобије // Политичка ревија бр. 01/2021 год. (XXX)XXI vol. 67. С. 138.

[4] Сотировић Владислав Б. Хрватска правашска историографија и Срби // Novinar.de, 06.02.2012. http://www.novinar.de/2012/02/06/hrvatska-pravaška-historiografija-i-srbi.html

[5] Екмечић М., Дуго кретање између клања и орања: историја Срба у Новом веку (1492-1992). 3., допуњено изд. Београд: „Evro-Guinti, 2010 (Нови Сад: „Будућност“). 602 С. С. 14.

[6] Екмечић М., Дуго кретање између клања и орања: историја Срба у Новом веку (1492-1992). 3., допуњено изд. Београд: „Evro-Guinti, 2010 (Нови Сад: „Будућност“). 602 С. С. 12.

[7] Дмитровић Р. Крст на крижу. Београд: „Новости“, 2016 (Бачки Петровац: HL Print). С. 17.

[8] Сотировић Владислав Б. Хрватска правашска историографија и Срби // Novinar.de, 06.02.2012. http://www.novinar.de/2012/02/06/hrvatska-pravaška-historiografija-i-srbi.html

[9] Дмитровић Р. Крст на крижу. Београд: „Новости“, 2016 (Бачки Петровац: HL Print). С. 25.

[10] Екмечић М., Дуго кретање између клања и орања: историја Срба у Новом веку (1492-1992). 3., допуњено изд. Београд: „Evro-Guinti, 2010 (Нови Сад: „Будућност“). С. 57.

[11] Božić I., Čirković S., Ekmečić M., Dedier V. Istorija Jugoslavije. Beograd, 1972. S. 227.

[12] Жутић Н. Срби римокатолици такозвани Хрвати. «Срби сви и свуда» – «Хрватске земље без Хрвата». Београд: Српска радикална странка, 2006. С. 55.

[13] Дмитровић Р. Крст на крижу. Београд: „Новости“, 2016 (Бачки Петровац: HL Print). С. 41-42, 45, 65.

последние публикации