Thursday, June 13, 2024

Униатский протоиерей Антоний Сосновский как вестник гибели Брестской церковной унии в России. Ч.2.

Однако Сосновский полагает, что приведение в жизнь таких мероприятий займет долгое время и встретит ожесточенное сопротивление базилиан, которые «могут употреблять всяческие извороты и способы к запутанию или промедлению приведения в исполнение сего проекта»[1]. Поэтому он предлагает более легко реализуемые, по его мнению, мероприятия. Они состояли в следующем:

1. Вернуть в ведение белого духовенства на конкурсной основе те монастыри, которые некогда были приходскими церквами, с передачей излишков их фундушей беднейшим приходам;

2. Укрупнить униатские приходы как в городах, так и в сельской местности, упразднив малолюдные приходские общины;

3. Назначить на приходы, принадлежавшие монастырям белых священников с содержанием за счет монастырей;

4. Отменить десятину, которую платили прихожане униатских храмов костелам с передачей этих средств в пользу униатских церквей;

5. В случае, если бы правительство пожелало обеспечить материальное содержание униатского духовенства в согласии с принципами, которые относились к православному духовенству, то Сосновский предлагает обязать крестьян отрабатывать в пользу униатских священников барщину и нести в пользу священников некоторые повинности;

6. Ограничить права ктиторов униатских храмов, которые, исходя из своих интересов, годами не позволяли священникам входить в полноценное заведывание приходским хозяйством.

И проч.

Сосновский пишет, что «это единственные средства, которыми можно поставить в лучшее состояние участь белого духовенства.

В отношении монахов базилианского ордена отец Антоний предлагает правительству предпринять следующие шаги:

1. Монахов слишком много, а потому их количество нужно уменьшить на треть и сократить число монастырей; бывшие некогда приходскими церквами монастыри вернуть в ведение белого духовенства;

2. Подчинить базилианские монастыри власти правящих архиереев, как это принято в Восточной Церкви;

3. Наблюдать «дабы орден в своих капитулах ничего секретно не заключал, но все отсылал на утверждение коллегии посредством консистории»; все прежние орденские постановления пересмотреть и отменить то, что противоречит действующему законодательству; монахам «опубликовать и всяческие секретные сношения, если бы с кем были, прекратить»;

4. Поручить епархиальным консисториям проверить орденские архивы с целью выявления утаенных капиталов или фундушей, «причем употребить всяческие средства, могущие служить руководством для аккуратного разыскания»[2] и проч.

В завершение своего опуса протоиерей Антоний доказывает каноническую оправданность и церковную необходимость подчинения монахов-базилиан епархиальным архиереям, передачи малонаселенных обителей белому духовенству, а также указывает на то, что базилиане употребляют разработанную ими систему секретности, которая не позволяет правительству иметь точные сведения об их деятельности. Он говорит о назревшей необходимости провести расследование деятельности монахов[3].

Записка протоиерея Антония Сосновского представляет собой не план реформирования духовного образования в унии, как этого стоило бы ожидать, исходя из названия, но предложение радикального преобразования церковного организма унии в России. Ее текст раскрывает Сосновского, как большого знатока церковной истории, специалиста в области канонического права и законов Российской империи. Из его текста можно сделать далеко идущие выводы:

Во-первых, Сосновский обращается в правительственные инстанции минуя епископат. Это яркое свидетельство отсутствия в унии церковной дисциплины и субординации.

Во-вторых, протоиерей Антоний раскрывает перед правительством проблему разделения униатского духовенства на две группировки, которые находятся в противостоянии друг другу.

В третьих, отец Антоний предлагает сменить в унии элиту духовенства. На место базилиан должны были прийти белые священники. При этом обращает на себя внимание то, что замещать священнические должности на побазилианских приходах белые священники должны были на конкурсной основе. Естественно, что конкурсы должны были легко выигрываться наиболее образованной частью священников. Учитывая, что базилианские монастыри обладали значительными фундушами, речь шла о повышении статуса и материального содержания узкой группы униатских священников, получивших высшее богословское образование.

В целом Сосновский пытается привлечь российское правительство к преобразованиям в унии. При этом российское правительство должно было встать на сторону белого духовенства. Однако речь идет не обо всем белом духовенстве, а об узкой группе униатских духовных лиц. Обращает на себя внимание то, что Сосновский надеется на благожелательное отношение российских правительственных кругов к Брестской унии, полагает, что российское православное правительство должно заботиться о возвышении унии, укреплении ее церковных структур. Призыв вмешаться в униатские внутренние дела свидетельствовал о значительных проблемах: 1) разделение клира на две враждующие группировки; 2) невозможность белого духовенства улучшить свое положение; 3) допустимость и желательность вмешательства российского правительства в внутрицерковные дела; 4) стремление части униатских священников использовать российское правительство для достижения своих целей.

Проект протоиерея Антония Сосновского «О средствах умножения в Греко-униатском духовенстве просвещения» раскрывает основополагающие причины успеха проекта общего воссоединения, предложенного прелатом Иосифом Семашко в 1827 г. Дело в том, что, очевидно, наиболее образованная и энергичная часть униатского белого духовенства не просто спокойно смотрело на вмешательство российской власти во внутреннюю жизнь унии, но желало и даже требовало его. Поэтому, когда вмешательство начало осуществляться в 1828 г. согласно плану Семашко, такие люди, как протоиерей Антоний Сосновский приветствовали его. Вот только правительство Российской империи не видело в унии феномен, который нужно было сохранять и укреплять. Российское правительство желало расширять позиции православия за счет унии. Этого либо не понимал, а скорее не хотел видеть Сосновский. Представляется, что своим проектом, сам того не желая, он подсказал правительству, что дни унии в пределах России сочтены. С полным правом его можно назвать вестником гибели Брестской церковной унии в Российской империи.


[1] Там же.

[2] Там же. С. С. 535–536.

[3] Там же. С. 537–548.

Александр РОМАНЧУК
Александр РОМАНЧУК
Александр Романчук - заведующий кафедрой церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной семинарии, доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии, кандидат богословия, председатель Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви, заместитель заведующего Центра Евразийских исследований Минского филиала Российского государственного социального университета. Протоиерей.

последние публикации