Thursday, December 1, 2022

Традиции чествования А.С. Пушкина в Подкарпатской Руси в контексте национально-культурной жизни региона

Традиции чествования А.С. Пушкина в Подкарпатской Руси в контексте национально-культурной жизни региона

Подкарпатская Русь (другие названия региона – Подкарпатье, Закарпатье, Угорская Русь; сегодня – Закарпатская область Украины) являлась одним из наиболее отсталых в культурном и экономическом плане регионов Габсбургской монархии. Крайне малочисленная интеллигенция края быстро мадьяризировалась, надеясь таким образом добиться карьерного роста. Ситуация изменилась только в середине XIX в. благодаря «русинским будителям» (А. Духнович, А. Добрянский, И. Раковский, Ю. Ставровский-Попрадов, Е. Фенцик и др.). Данные деятели считали, что местное население Подкарпатской Руси, традиционно именовавшее себя этнонимом «русины», является органичной самобытной частью общерусского культурно-цивилизационного пространства. Русофильские литературные традиции в регионе занимали главенствующее положение. Так, например, автор программной статьи редакции газеты «Новый свет» (1871 г.) допускал использование местных диалектов для пояснения непонятных слов русского литературного языка, однако делал немаловажную оговорку: «Слабым детям необходимо молоко, а не грубый, черствый хлеб; – а наш народ в деле грамоты, в большинстве своем, действительно, находится еще в детстве. Но из этого не следует, что его нужно навсегда оставить на этом месте» [1]. Корреспондент русофильской газеты «Свет» (1868 г.), отвечая на вопрос, можно ли писать «простонародным языком», отмечал: «Нет, всегда нет, ни под каким видом нет: ибо у которого языка более диалектов (говоров), как у русского в Венгрии? Только в одном комитате не редко 3–4 и более местных диалектов. Если бы было позволено на простонародном языке писать, могли бы существовать в языке согласие и непременно нужное для усовершенствования народного просвещения соединение? – Каждый писатель употреблял бы диалект той околицы, которой он сын или который диалект ему более знаком и по той причине любим» [2]. Русофильски настроенные публицисты Подкарпатской Руси, тем не менее, не относились пренебрежительно к местным языковым традициям. Так, например, газета «Листок» в 1892 г. объявила конкурс по сбору русинских сказок на народном языке, которые позже были опубликованы [3, c. 54]. Локальный русинский и общерусский уровни идентичности, таким образом, чаще всего не исключали один одного.

В межвоенный период, когда Подкарпатская Русь входила в состав Чехословакии, происходила ожесточенная борьба за умы жителей края между русофильской и украинофильской интеллигенцией. Крупнейшей организацией украинофилов была «Просвита», русофилов – «Общество им. А. Духновича». Власти Чехословакии, предоставляя довольно широкую свободу для деятельности каждого из направлений, все же отдавали предпочтение украинофилам (особенно в 1920-е гг.). Это определялось, прежде всего, внешнеполитическим фактором: Праге было выгодно разыгрывать «украинскую карту» во взаимоотношениях с недружественной Польшей, для которой украинский вопрос был крайне болезненным. Тем не менее, вплоть до середины ХХ в. украинская национальная идентичность не имела безоговорочного доминирования в регионе.

«Общество им. А. Духновича» было основано 23 марта 1923 г. в г. Мукачево на конференции с участием 163 деятелей культуры русофильского направления. В деятельности организации немаловажная роль отводилась популяризации наследия представителей русской культуры, в т.ч. А.С. Пушкина. Годовые собрания Общества, как правило, проводились в преддверии дня рождения великого русского писателя. В июне 1926 г. «Общество им. А. Духновича» организовало первый День русской культуры. Правление Общества обратилось ко всем своим членам, руководителям читален, окружным секретарям и всему населению Карпатского края с призывом к проведению Дня во всех населенных пунктах. 6 июня 1926 г. в с. Горяны состоялся концерт оркестра и хора Филармонии «Общества им. А. Духновича». В концертною программу была включена кантата А.К. Глазунова (Opus 65), написанная к юбилею А.С. Пушкина. 7 июня концерт был повторен в с. Доманинцы. 8 июня состоялся концерт в городском театре Ужгорода. Перед концертом с речами о значении Дня русской культуры выступили И. Каминский, И. Шимек, Е.В. Спекторский. Профессор Е.В. Спекторский на следующий день выступил у Ужгороде с лекцией «Заветы Пушкина». В течение следующих двух недель концерты прошли в других населенных пунктах Подкарпатской Руси (Мукачево, Великое Березное, Хуст, Середнее, Буковцы) [4, c. 38]. Впоследствии Дни русской культуры проводились в Подкарпатской Руси регулярно. Не меньшим культурным колоритом отличались Дни русской культуры в 1920-е – 1930-е гг. на Пряшевщине – регионе с преимущественно словацким и русинским населением [5] (сегодня входит в состав Словакии).

В 1938–1939 гг. территория Подкарпатской Руси была поэтапно включена в состав хортистской Венгрии. Новые власти кардинально изменили вектор национально-культурной политики в регионе: на официальном уровне утверждалось, что местное население является отдельным славянским народом – русинами, и может существовать только в рамках венгерского государства. Несмотря на то, что многие местные русофильские политики (прежде всего А. Бродий и С. Фенцик) демонстрировали лояльность новой власти, любая культурная деятельность прорусского направления жестко регламентировалась венгерской администрацией. С первых дней после смены государственной принадлежности Подкарпатской Руси остро встал вопрос о существовании русофильских культурных организаций, не вызывавших доверия у венгерских властей. Уже в январе 1939 г. секретарь «Общества им. А. Духновича» С. Фенцик обратился к министру внутренних дел Венгрии с просьбой разрешить деятельность этой крупнейшей в межвоенный период русофильской институции на «вернувшейся к Родине территории» Подкарпатской Руси. С. Фенцик перечислил достижения организации в культурной жизни региона: 16 лет работы, 400000 членов, 333 читальни, 32 кружка, 15 хоров, 232 любительских театральных коллектива. С. Фенцик резюмировал свои мысли следующим образом: «Я осмелюсь заметить, что, по данным официальных кругов, около 70 % культурной работы в Подкарпатье выполнило «Общества им. А. Духновича», при этом с 1932 г. оно не получило от государства ни филлера, в то время как украинская «Просвита» получила в сумме больше миллиона» [6, л. 3]. Венгерские власти были склонны к компромиссу с руководством влиятельной организации региона. В апреле 1940 г. бургомистр Ужгорода в письме к жупану Ужанской жупы предлагал легализовать деятельность общества, которое, на его взгляд, являлось одновременно «носителем венгерского и угро-русского духа» [6, л. 7]. В свою очередь, жупан в письме министру внутренних дел Венгрии выразил свои пожелания относительно будущего функционирования организации: исключение из устава всех положений, которые содержат указания о политическом, а не только культурном характере деятельности общества; недопустимость утверждения в качестве официального языка институции только «угро-русского» языка; желательность использования термина «рутен» вместо наименований «русский» или «угро-русский» [6, л. 10]. В конечном счете, традиционные для организации определения «русский» и «угро-русский» в уставе были сохранены, однако формулировка цели соответствовала пожеланиям представителя венгерской власти: «Воспитывать культурный и нравственный дух угро-русов, живущих на территории Венгрии, заботиться о братстве венгров и русских, содействовать хозяйственному и духовному развитию Подкарпатья. Политика полностью снимается с повестки дня [7, л. 14].

«Общество им. А. Духновича» продолжило свою работу, но уровень ее активности значительно снизился. В одной из статей русофильского издания «Русская правда» по этому поводу отмечалось, что деятельность организации ограничивалась «рядом незначительных представлений, местными читальнями, библиотекой при центре общества в Ужгороде» [8]. Это было обусловлено, прежде всего, повышенным контролем венгерской администрации к любому проявлению русофильских симпатий. Тем не менее, даже в таких неблагоприятных условиях деятельность Общества по популяризации русской культуры продолжалась. В 1939 г. был выпущен фотоальбом, на обложке которого были размещены портреты знаменитых русских писателей (Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, Н.В. Гоголь и др.), литераторов Подкарпатской Руси русофильских взглядов (А. Духнович, А. Добрянский, И. Сильвай и др.), а также крайне актуальные в тот момент для исторической судьбы региона строки из стихотворения А.С. Пушкина «Клеветникам России»: «Славянские ль ручьи сольются в русском море? Оно ль иссякнет? Вот вопрос» [4, с. 7–8].

Пушкин и Подкарпатская Русь. Фотоальбом «Общества им. А. Духновича» за 1939 г.

Венгерские власти инициировали изменения в политике памяти, которая навязывалась в Подкарпатской Руси. В регионе регулярно проводились коммеморативные мероприятия, посвященные знаковым для истории венгерского государства личностям (Ференц II Ракоци, И. Зрини, И. Сечени, Л. Кошут, Ш. Петёфи и др.) [9]. В то же время представители венгерской администрации старались по возможности минимизировать популярность «русинских будителей» и деятелей русской культуры среди местного населения, прибегая порой к совсем не цивилизованным методам. Так, в ночь с 22 на 23 мая 1939 г. с одной из улиц Ужгорода неизвестными был украден бюст А. Добрянского [10, 331. old.]. Причастность властей к этому делу не вызывала сомнений. В октябре 1942 г. в мукачевской русской гимназии (одном из центров русской культуры региона) было решено организовать военный госпиталь. Военные сняли со здания гимназии мемориальную доску в честь А.С. Пушкина, однако выпускнику гимназии, молодому литератору В.И. Лаверу удалось, рискуя своей безопасностью, ее спрятать. После освобождения региона войсками Красной Армии В.И. Лавер передал доску члену городского совета. Показательно, что во время опроса свидетелей Чрезвычайной государственной комиссией по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков В.И. Лавер назвал себя русским [11, л. 13–18]. В то время это был смелый шаг, т.к. власти просоветского квазигосударственного образования «Закарпатская Украина», а позже – Советской Украины проводили агрессивную кампанию по директивному навязыванию жителям региона украинской национальной идентичности.

Начатая властями Украины после событий 2014 г. политика декоммунизации с самого начала включала в себя элементы дерусификации, в 2022 г. этот факт уже не скрывается и на официальном уровне. Ужгород (областной центр Закарпатской области) стал одним из первых городов Украины, в котором был демонтирован памятник А.С. Пушкину (установлен в 1978 г.). В Мукачево, как и 80 лет назад, со здания школы сняли мемориальную доску в честь А.С. Пушкина, а также демонтировали располагавшийся на школьной территории памятник-бюст великому писателю. Похоже, факт того, что благодаря русскому духовному наследию сотни жителей Закарпатья смогли вырваться из тьмы неграмотности и невежества, мало волнует современных апологетов «культуры отмены».

Литература

1. Какъ языкомъ намъ писати? // Новый светъ. 1871. 4 февраля. С. 1.

2. Злоцкiй Ф.А. Корреспонденцiи // Светъ. 1868. 27 января. С. 1.

3. Францев, В.А. Обзор важнейших изучений Угорской Руси (Из отчета о заграничной командировке) // Вченi Росiї про Закарпаття / редкол.: О.С. Мазурок, І. О. Мандрик. Ужгород, 2009. С. 28–68.

4. Алмашій, М. Исторія Общества им. А. Духновича в датах, фактах и илустраціях. Ужгород: Карпатська Вежа, 2016. 468 с.

5. Дронов М.Ю. Традиция Дней русской культуры на Пряшевщине (20–40-е гг. ХХ ст.). URL: https://zapadrus.su/rusmir/istf/1467-traditsiya-dnej-russkoj-kultury-na-pryashevshchine-20-40-e-gg-khkh-st.html.

6. Государственный архив Закарпатской области (ГАЗО). Ф. 47. Оп. 1. Д. 66.

7. ГАЗО. Ф. 50. Оп. 3. Д. 356.

8. Общество Духновича не работаетъ // Русская правда. 1940. 24 іюля. С. 2.

9. Казак О. Официальные коммеморативные практики в Подкарпатской Руси в период венгерского господства (1939–1944 гг.) // Наукові записки Національного університету «Острозька академія». Серія «Культурологія». Проблеми культурної ідентичності в ситуації сучасного діалогу культур : матеріали IX міжнародної наукової конференції. (Острог, 20–21 травня 2016 р.) / ред. кол.: І.Д. Пасічник, Д.М. Шевчук [та ін.]. Острог, 2016. Вип. 17. С. 31–41.

10. Fedinec C. A karpataljai magyarsag torteneti kronologiaja: 1918–1944. Galánta; Dunaszerdahely: Fórum Intézet; Lilium Aurum Könyvkiadó, 2002. 536. оld.

11. Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-7021. Оп. 62. Д. 3.

Олег КАЗАК
Олег КАЗАК
Казак Олег Геннадьевич - кандидат исторических наук, доцент кафедры политологии Белорусского государственного экономического университета

последние публикации