Saturday, June 15, 2024

Сын Божий и Сын Человеческий

Краеугольным камнем христианской веры, по образному библейскому выражению (Пс. 117:22; Мф. 21:42; Деян. 4:11), является исповедание Иисуса Христа вочеловечившимся Сыном Божиим. Без уяснения этого догмата невозможно наставление другим истинам Православия. Его принципиальная важность подтверждается также тем, что он всю свою историю подвергается нападкам со стороны неверующих как необходимый фундамент христианского вероисповедания, разрушение которого влечет за собой ниспровержение всего здания христианских догматов.

«Ты Христос, Сын Бога Живого», – эти слова известного вероисповедания апостола Петра (Мф. 16:16) содержат в себе указание на несколько смыслов. Во-первых, речь идет о признании Господа Иисуса заповеданным Мессией, то есть Спасителем человеческого рода. Это провиденциальный и исторический смысл. Во-вторых, говорится об особом достоинстве Иисуса Христа – Он есть Сын Божий. Эта откровенная истина имеет не только принципиальное богословское, или вероучительное, содержание, но включает также глубокое философское представление, то есть указание на преодоление сущностного различия между Богом и сотворенным миром. «Бог явился во плоти» (1 Тим. 3:16), «Невместимый Он вместился» (рождественская песня).

В церковной молитве «Символ веры», которая содержит краткое изложение христианских догматов, есть ряд определений, раскрывающих смысл учения о Втором Лице Св. Троицы и Его воплощении.

Прежде всего, Он именуется «Сыном Божиим», что служит указанием на Его божественное происхождение, или начало от Бога Отца. Однако с учетом относительности любых словесных определений здесь необходимы дальнейшие пояснения. В частности, библейские тексты знают употребление выражения «сын Божий» («сыны Божии»), когда речь идет об ангелах или о праведных людях. Рождение от Бога в таком случае является обозначением их духовной чистоты. Например, в Псалтири встречаются слова: «Вы боги, и сыны Всевышнего – все вы» (Пс. 81: 6). То есть все вообще люди, созданные, согласно библейскому откровению по образу и подобию Божию, являются по призванию Его сыновьями. Прославляя своего Создателя заповеданными делами, люди Ему уподобляются, это и означает «стать сыном Всевышнего». Сыном не в собственном смысле слова, но по усыновлению.

Но об Иисусе Христе делается специальная оговорка, что Он – «Единородный». Это определение приложил к Себе Сам Господь Иисус (Ин. 3:16,18). «Единородный» значит «единственный», «возлюбленный», «сын в настоящем смысле этого слова». Таким образом Второе Лицо Св. Троицы отделяется от всех других «сынов Божиих» по усыновлению. Чтобы подкрепить эту мысль, в молитве «Символ веры» добавляются слова о рождении Сына от Отца вне времени, прежде сотворения мира. Бог Отец – вечен, а Сын – совечен Отцу, и не было такого момента, когда у Отца не было Сына. Для пояснения в текст молитвы добавляется сравнение: «Света от света, Бога истинна от Бога истинна». То есть Сын есть такой же Бог истинный, как и Отец Его, Он рождается не телесным образом, но духовным, сообразным природе божества, наподобие того, как в видимом мире свет (сияние) исходит от солнца.

Еще одно определение усиливает указанную мысль – «Единосущный» (Отцу). Чтобы исключить возможные условные толкования, в богословский язык привносится термин, значение которого взято из философии – «сущность». Под сущностью понимается совокупность всех качеств и свойств, которые обусловливают самостоятельное существование предмета, нередко в качестве синонима используется термин «природа» (чего-либо). Сын Божий единосущен Отцу, то есть одной с Отцом божественной природы, такой же истинный Бог (Вечный, Всемогущий, Вездесущий, Премудрый).

Бог-Троица, обладающий внутренним самодостаточным и полноценным бытием, не остается замкнутым в Самом Себе, но творит мир и далее заботится о его благополучии (промышляет о мире). Важнейшим проявлением Его заботы об исправлении человечества, пораженного болезнью греха, стало явление на земле Сын Божия.

«Воплотившийся» и «Вочеловечившийся» – два этих определения христианского богословия служат пояснением к термину «Сын Человеческий». Сын Божий есть истинный Бог, но, явившись на земле в человеческом образе, Он стал также истинным человеком, не переставая быть Богом. Произошло соединение в одном Лице Иисуса Христа двух природ: божественной и человеческой. Соединение это является таинственным для постижения разумом, поскольку речь идет о двух естествах совершенно различных, однако для Бога нет ничего невозможного. Боговоплощение является событием, имеющим не только онтологический, но и нравственно-побудительный смысл. С одной стороны, это преодоление преграды между Богом-Творцом и сотворенным миром, изменение, произошедшее в самом бытии вещей. С другой стороны, смысл события усваивается сердцем через веру и производит внутренний переворот в душе обращающегося ко Христу человека: сыны человеческие становятся сынами Божиими по усыновлению. Так совершается Промысл Божий о спасении людей от рабства греху и безнадежности смерти.

Здесь уместно привести размышление известного церковного учителя IV в. святителя Григория Богослова: «Но в преграждение многих грехов, какие произрастали от корня повреждения от разных причин и в разные времена, человек и прежде вразумляем был многоразлично: словом, Законом, Пророками, благодеяниями, угрозами, карами, наводнениями, пожарами, войнами, победами, поражениями, знамениями небесными, знамениями в воздухе, на земле, на море, неожиданными переворотами в судьбе людей, городов, народов (все это имело целью загладить повреждение); наконец стало нужно сильнейшее лекарство, по причине сильнейших недугов: человекоубийств, прелюбодеяний, клятвопреступлений, муженеистовства и этого последнего и первого из всех зол – идолослужения и поклонения твари вместо Творца. Поскольку все это требовало сильнейшего способа, то и дается сильнейший. И он был следующим: само Божие Слово, превечное, невидимое, непостижимое, бестелесное, начало от начала, свет от света, источник жизни и бессмертия, отпечаток первообразной красоты, печать непереносимая, образ неизменяемый, определение и слово Отца, приходит к Своему образу, носит плоть ради плоти, соединяется с разумной душой ради моей души, очищая подобное подобным; делается человеком по всему, кроме греха […].

О новое смешение! О чудное растворение! Сущий начинает бытие, Несозданный созидается, Необъемлемый объемлется через разумную душу, посредствующую между Божеством и грубой плотью, Богатящий нищает – нищает до плоти моей, чтобы мне обогатиться Его Божеством, исполненный истощается – истощается ненадолго в славе Своей, чтобы мне быть причастником полноты Его. Какое богатство благости! Что это за таинство обо мне? Я получил образ Божий и не сохранил Его, Он воспринимает мою плоть, чтобы и образ спасти, и плоть обессмертить» (Слово 38. На Богоявление).

Таким образом, необычайность боговоплощения, говоря другими словами, – чудо – производит удивление в уме, волнение в чувствах и укрепление воли в человеке. Вопреки распространенному убеждению о том, что христианские догматы требуют веры в смысле согласия без раздумий и колебаний, вера в вочеловечение Сына Божия становится одной из самых плодотворных интенций для философских размышлений. Интуитивно люди согласны с тем, что они заслуживают спасения своей жизни, и поэтому расположены к принятию христианского догмата о боговоплощении, каким бы странным и сложным для понимания он не казался. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). Разве такая благая весть не вызывает в душе живой отклик?

последние публикации