Sunday, May 26, 2024

Столыпинская реформа на белорусских землях – особенности и итоги

История проведения Столыпинской реформы в Российской империи (РИ) долгие годы не находила своего глубокого изучения в советской историографии. Отношение к аграрной политике царской России в СССР было довольно негативным и базировалось на работах В. И. Ленина, посвященных анализу данной проблемы в начале XX столетия. Только в середине 1980-х годов преобразования Столыпина, как и сама личность российского чиновника, стали предметами внимания сначала публицистики, а затем и исторических исследований. Вместе с тем особенности проведения реформы на территории современных белорусских земель долгое время находились на задворках научных изысканий, хотя именно события того периода во многом определили будущее аграрного сектора на территории Белоруссии.

Необходимо отметить, что истоки Столыпинских преобразований в РИ лежат в реформе 1861, которая не смогла в полной мере преодолеть пережитки феодализма в аграрной сфере страны. Крестьяне так и не получили полной свободы, зачастую попадая еще в большую зависимость от помещиков и государства. Дополнительной проблемой стал шедший на протяжении десятилетий передел земельной собственности, который в конечном счете привел к резкому росту крестьянских землевладений, покупку которых финансировал учрежденный в 1882 г. Крестьянский поземельный банк. Погашение же кредитов, как показало время, оказалось для крестьян довольно проблематичным, особенно в условиях разразившегося в конце XIX в. аграрного кризиса. В конечном счете, все это привело к тому, что в России началось резкое расслоение крестьянства, которое привело к значительному сокращению числа середняков. В конце XIX в. доля зажиточных хозяйств составляла примерно 10% от общего числа крестьянских дворов, середняков – 30%, а бедняков – 60 % [1].

Сохранение пережитков крепостничества, нерешенность аграрного вопроса и революция 1905 – 1907 гг. заставили правящие круги Российской империи более пристально взглянуть на ситуацию в деревне, где требовались серьезные изменения. Одной из глобальных проблем на тот момент многие считали сохранение в России общинного землевладения. Община консервировала отсталую трехпольную систему и чересполосицу, сохраняла круговую поруку, обладала правом суда между ее членами и многое другое, что не позволяло аграрному сектору страны успешно развиваться. Поэтому замена общинного землевладения частными крестьянскими хозяйствами казалась на тот момент самым очевидным выходом из сложившейся ситуации.

Петр Столыпин. Открытые источники интернет.

Главным идеологом и организатором преобразований в аграрном секторе выступил Петр Столыпин, который в 1902-1903 гг. занимал должность гродненского губернатора, а с 1906 г. стал министром внутренних дел и одновременно председателем Совета Министров Российской империи. По его замыслу, для осуществления реформы необходимо было 15-20 лет, а ее главными экономическими целями были названы повышение эффективности аграрного сектора и увеличение продовольственных ресурсов страны через развитие частной крестьянской собственности и фермерские хозяйства. При этом сами преобразования были рассчитаны «не на убогих и пьяных, а на крепких и сильных», то есть зажиточное крестьянство [7]. Главными механизмами реформы были: разрушение общины и создание хуторов, переселение части безземельных и малоземельных крестьян на свободные земли, развитие кооперативного движения, а так же расширение деятельности Крестьянского поземельного Банка.

Начало реформе положил указ Николая II от 9 ноября 1906 г. «О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования» [6]. Теперь каждый хозяин, который имел в пользовании надельную землю, получал право выхода из общины и закрепления надела в личную собственность, но с определенными условиями. Так, в тех общинах, где на протяжении последних 24 лет не проводились переделы (изменение размеров участков в пользовании крестьянских семей в соответствии с изменившимся количеством работников и способности уплачивать налоги), желающий перейти к личному землевладению получал всю землю, которой пользовался, за исключением арендованной. Там же, где переделы проводились, каждый, кто выходил из общины, должен был заплатить за лишнюю часть, превышавшую душевую норму по оценке 1861 г. (обычно в 2— 3 раза ниже рыночной цены на землю) [1]. При этом крестьяне сохраняли за собой право пользования землями, находившимися ранее в общем владении: лесными угодьями, выгонами и пашней. Выход из общины производился в течение месяца со дня подачи заявления решением общего собрания большинством голосов, либо с разрешения земского начальника. После этого хозяин дома, за которым закреплялась надельная земля, имел право вместо имеющихся у него земельных полосок получить единый участок — хутор.

Задача продажи крестьянам земель, нарезанных хуторами, возлагалась на Крестьянский поземельный банк, а основными «донорами» формирования земельного фонда стали разорённые помещики, не желавшие или не способные эффективно вести хозяйство. Проведение аграрной реформы возлагалось на Министерство внутренних дел и подчиненный ему департамент полиции, а на местах — на губернский и уездный административно-полицейский аппараты. Размежеванием земли занимались уездные и губернские землеустроительные комиссии, которые состояли из помещиков, чиновников и зажиточных крестьян. Основополагающая же роль в реализации Столыпинской реформы отводилась земским учреждениям, которые активно взаимодействовали с местными отделениями Крестьянского поземельного банка [3].

На территории современной Белоруссии реформа в основном коснулась Могилевскую и Витебскую губернии. В Виленской, Гродненской и на большей части Минской губерний к тому времени существовала подворная форма землепользования, а поэтому изменения их практически не затронули. В течение последующих 10 лет в «белорусских» губерниях на надельной земле было образовано 113,8 тыс. хуторских и отрубных хозяйств, что составляло более 10 % всех крестьянских дворов и 18,7 % площади надельного землевладения региона. Кроме того, Крестьянский поземельный банк продал под хутора и отруба земли, на которых возникло еще 13,5 тыс. хозяйств. Всего же к 1916 году в ходе реализации Столыпинской реформы здесь возникло 128,1 тыс. хуторов и отрубов [2].

Необходимо заметить, что в «белорусских» губерниях процент крестьянских дворов, которые вышли на хутора и отруба, был немного выше, чем в целом по Российской империи (12 % против 10 %). Многие исследователи считают, что переход на новую форму пользования на территории современной Белоруссии облегчался тем, что он начался еще до Столыпинской реформы, а процессу содействовало широкое распространение здесь крестьянского подворного землевладения. Всего же, в результате разрушения общины в Могилевской губернии к 1915 г. закрепили участки в личную собственность 56,8 % домохозяев-общинников, а в Витебской – 28,9%. Причем в обеих губерниях в личную собственность всего было закреплено около 48 % бывших общинных дворов, тогда как в целом по РИ – 22 % [5].

Вместе с тем проведение Столыпинской реформы на территории современной Белоруссии имело свои определенные особенности. Так, здесь около 90 % хуторов и отрубов было создано на основе надельных общинных и подворно-наследственных земель. Это означает, что выделы на хутора и отруба отдельных домохозяев занимали сравнительно небольшое место, что ставило «белорусские» губернии на предпоследнем месте среди всех регионов Европейской России, кроме Правобережной Украины, где путем выдела отдельных домохозяев было создано всего 0,1% хозяйств [4]. Более того, получив землю в частную собственность, многие крестьяне-бедняки продавали ее. Только с 1907 по 1914 годы в пяти западных губерниях продали надельную землю 40 830 крестьян [1].

Еще одной особенностью Столыпинской реформы в северо-западных регионах, стало введение в 1911 г. в Витебской, Могилевской и Минской губерниях выборных органов местного самоуправления – земств. При этом в Гродненской, Виленской и Ковенской губерниях земства не вводились по причине значительного преобладания здесь католиков, которых относили к полякам, не имевшим у царского правительства доверия. Созданные новые органы местного самоуправления активно взаимодействовали с местными отделениями Крестьянского поземельного банка. Именно при помощи земств банк определял размеры финансовой поддержки некоторых мероприятий реформы. Например, создание показательных хуторов, организация сельскохозяйственных складов, обеспечение крестьян новой сельскохозяйственной техникой и улучшенным удобрением и пр. [2].

Крестьяне-переселенцы. Открытые источники интернет.

Помимо всего прочего, имело свои особенности в «белорусских» губерниях и переселение малоземельного и безземельного крестьянства в Сибирь и на Дальний Восток. Здесь белорусские отделения Крестьянского поземельного банка стали главным инструментом переселенческой политики правительства РИ. Именно они заключали сделки на покупку земельных участков крестьян-переселенцев и оказывали им денежную помощь через выдачу краткосрочных ссуд и безвозвратных пособий [3]. Согласно официальным данным, в 1907–1914 гг. из пяти западных губерний в Сибирь и на Дальний Восток переселилось 335,4 тыс. человек, что составляло 11,6 % переселенцев из Европейской части РИ [5]. Из них 240,8 тыс. или 71,8 % приходилось на Могилевскую и Витебскую губернии. Это было связано с тем, что именно на эти земли приходилось самое больше число общинного землепользования – 79,2 и 44,6% от всех крестьянских земель. Наиболее масштабная волна переселений наблюдалась в 1907–1909 гг., когда из «белорусских» губерний уехало 248,4 тыс. человек или 74,1 % переселенцев этого периода [2].

В целом же, как считают исследователи, главная специфика проведения Столыпинской реформы на территории современной Белоруссии заключалась в активном взаимодействии местных отделений Крестьянского поземельного банка, землеустроительных комиссий и земских учреждений. Это, в свою очередь, привело к широкому распространению индивидуального крестьянского хозяйства и росту территориальной мобильности малоземельного и безземельного крестьянства. Кроме того, реформа в целом содействовала подъему сельского хозяйства и его товарности. С 1907 по 1913 гг. посевные площади в «белорусских» губерниях увеличились на 11%, а поголовье крупного рогатого скота выросло на 10%, свиней – почти на 10% [1].

В то же время реформа так и не смогла решить всех задач, которые ставились перед ней Столыпиным. Например, ввести частную подворную собственность на землю вместо общинной удалось только у четверти общинников, а переселение на окраины РИ не достигло тех размахов, которые смогли бы существенно повлиять на ликвидацию “аграрного перенаселения” в центре. Более того, деятельность Крестьянского банка также в определенный момент стала тормозить проведение реформы за счет постепенного увеличения цен на землю почти на 30%. Это, как и большие платежи, налагаемые банком на заемщиков, вели в конечном счете к разорению хуторян и отрубников.

Несмотря на незаконченность Столыпинской реформы, в том числе и по причине Первой мировой войны, отрицать ее важность как для Российской империи в целом, так и для «белорусских» губерний, конечно, нельзя. По сути она заложила основу нового типа землеустройства и ведения сельского хозяйства в регионе, а также окончательно избавила агарный сектор западных частей РИ от пережитков феодализма.

Литература

  1. Гісторыя Беларускай ССР у пяці тамх. Т.2. Беларусь у перыяд капіталізму (1861 – 1917 гг.). Мн., “Навука і тэхніка”, 1972г. – 688 с.: іл.
  2. Кухаренко А.А. Специфика проведения Столыпинских аграрных преобразований на территории Беларуси (1906–1916 гг.). / Український селянин, 2018. – № 20. – С. 19-23.
  3. Кухаренко А. А. Землеустроительная деятельность Крестьянского поземельного банка на территории Беларуси (1906 –1914 ) // Працы гістарычнага факультэта БДУ : навук. зб. / рэдкал.: У. К. Коршук (адк. рэд.) [і інш.]. Мн. : БДУ, 2014. – Вып. 9. – С. 51–61.
  4. Липинский Л. П. Столыпинская аграрная реформа в Белоруссии. Мн. : БГУ, 1978. – 221 с.
  5. Нарысы гісторыі Беларусі. У 2-х ч. Ч.1. М.П. Касцюк, У.Ф. Ісаенка, Г.В. Штыхаў і інш. – Мн.: Беларусь, 1994. – 527 с..
  6. О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования : Именной Высочайший указ 9 ноября 1906 г. // 3 ПСЗ. Т. 26. № 28528. Собрание узаконений. 1906. 11 ноября. Отд. I. Ст. 1859. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/8450-o-dopolnenii-nekotoryh-postanovleniy-deystvuyuschego-zakona-kasayuschihsya-krestyanskogo-zemlevladeniya-i-zemlepolzovaniya
  7. Петр Столыпин: «Нам нужна великая Россия» //Экономика. Финансы. Управление, 2004. – №10. – С.137-139.

последние публикации