Sunday, October 2, 2022

Столетний юбилей Варшавской битвы в польском общественном мнении и исторической публицистике

В 2020 году в Польше празднование столетнего юбилея Варшавской битвы проводилось на самом высоком государственном уровне. Это не является чем-то новым в исторической политике страны, поскольку широкое отмечание этой даты организовывалось и ранее. Постепенное превращение советско-польской войны в исторический и политический символ, в праздник национального уровня стало происходить с начала 90-х гг. XX в.  В частности, по решению польского сейма от 30 июля 1992 г. проведение Праздника Войска Польского было официально перенесено с 12 октября на 15 августа, то есть вместо чествования боевого крещения 1-й пехотной дивизии им. Т. Костюшко в боях под Ленино в 1943 г. польские парламентарии избрали Варшавскую битву[i]. Очевидно, что подобный выбор был мотивирован политически и преследовал цели по восстановлению преемственности с межвоенной Польшей. Не менее показательным стало и то, что прежде праздновалась дата, когда польские части вместе с советскими войсками сражались против нацистской Германии в годы Второй мировой войны, а теперь отмечалось событие, когда польская армия воевала против Красной армии во время советско-польской войны.  

Такую идеологическую «смену вех» нельзя полностью объяснить тем, что ранее в Польской Народной Республике (далее – ПНР) советско-польская война 1919–1920 гг. являлась «запретным» историческим событием, полностью вычеркнутым из школьных учебников или научных исследований. Правда, этот военный конфликт в ПНР по политическим причинам получал иные идеологические оценки, не поощрялось изучение политической и военной истории войны, тем более проведение мемориальных торжественных мероприятий. Например, в начале 50-х гг. XX в. польско-советская война трактовалась в учебниках ПНР как участие буржуазной Польши в иностранной антисоветской интервенции[ii]. В 60-х гг. XX в. в учебных программах для школ польско-советская война упоминалась в контексте борьбы за границы нового государства, причем делался акцент на том, что война «дала Польше непольские этнографические земли и сделала невозможным выигрыш плебисцитов в Вармии, Мазурах и Силезии»[iii]. Это должно было убедить школьника в справедливости существующих послевоенных границ ПНР. По крайней мере, в начале 80-х гг. в академических изданиях вполне корректно излагался общий ход военного конфликта, политические цели сторон. В этой связи хотелось бы привести пример коллективного труда «Возрожденная Польша 1918–1939: государство, общество, культура», опубликованного в 1982 г. На его страницах указывалось, что конфликт обусловливался разногласиями на предмет территориальной принадлежности лежащих между Польшей и РСФСР земель, противоречием между курсом на всемирную революцию и федеративным проектом Ю. Пилсудского. Не обходили стороной и отказ Ю. Пилсудского от взаимодействия с Добровольческой армией генерала А. Деникина, но объясняли это тем, что якобы «белые» генералы «были противниками независимой Польши»[iv]. Вполне допускалось в позитивных тонах писать о польском патриотизме, когда Красная армия оказалась на ближних подступах к Варшаве и даже рассказывать о личном участии Ю. Пилсудского в проведении наступления. Вместе с тем, комментируя итоги войны, в книге констатировали, что восточная политика существенно ослабила Польшу на западе и негативно сказалась «на результатах борьбы с немецким империализмом за присоединение к Польше западных земель»[v], пошатнула польские позиции в переговорах с державами Антанты. Такой вывод подчеркивал, что ради политического контроля над белорусскими и украинскими землями в интересах поместного дворянства жертвовались национальные территории на западе. Это было существенным доводом в пользу обоснования послевоенных границ ПНР.  

Говоря об отношении в современном польском обществе к советско-польской войне уместно выделить несколько уровней для анализа. В первую очередь представляет интерес реакция на столетний юбилей войны государственных органов власти, а точнее официальный дискурс об этом событии. В частности, показательным является постановление польского сейма от 22 июля 2020 г. о столетней годовщине Варшавской битвы. В нем утверждалось, что победа спасла не только «суверенитет нашего отечества», но и «демократический строй всей Европы»[vi]. Однако эта оценка показалась недостаточной, поэтому польские парламентарии постарались усилить значение победы под Варшавой. В постановлении было закреплено, что польские войска предотвратили «распространение коммунистической революции в Европе» и тем самым не допустили «уничтожения западной цивилизации»[vii]. Само сражение и последующее наступление называлось одним из величайших триумфов в польской военной истории. Отметим, что 2020 год по решению сейма был объявлен годом Варшавской битвы. При этом в сеймовом постановлении посчитали необходимым упомянуть, что победа не является исключительно заслугой всех поляков, поскольку свой вклад в нее внесли украинские войска, белорусские подразделения и солдаты демократической «III России». Кроме того, польские парламентарии посчитали необходимым упомянуть американскую авиационную эскадрилью, бельгийский санитарный поезд, венгерскую помощь армейским снаряжением.

В течение всего года по инициативе государственных органов власти или при их поддержке проводились на системной основе разные мероприятия, призванные привлечь внимание к столетию сражения. Например, Национальным банком Польши в честь юбилея была выпущена денежная купюра номиналом в 20 злотых, на которой был изображен Юзеф Пилсудский. Виртуальным историческим театром «Независимая» был снят фильм «Победа 1920», который благодаря современным мультимедийным технологиям при его просмотре давал возможность зрителю стать одним из участников действия. Эта VR картина была продемонстрирована в 11 польских городах. Несколько поездов польской железной дороги были визуально оформлены в память об основных политических и военных деятелях Польши. Скоростное шоссе от Варшавы до Белостока получило название «Трасы героев Варшавской битвы 1920 года»[viii]. Вдоль всей дороги были установлены соответствующие информационные щиты.    

Как всегда, активную образовательную и научно-популярную деятельность в юбилейную годовщину развернул Институт национальной памяти и его многочисленные отделения по всей стране. В частности, под эгидой этого учреждения была разработана и поступила в продажу настольная игра «Варшавская битва». В отделении Института в Лодзи в 2019 г. был выпущен детский исторический комикс «Отважный Тадек», рассказывающий о Тадеуше Ежеровском – самом молодом кавалере учрежденной в 1920 г. военной награды «Крест Отважных», врученной ему в 12 лет в 1921 г. за участие в обороне Плоцка[ix]. Это не единственное издание такого рода. В частности, в этом году был выпущен очередной исторический комикс из серии о трех вымышленных братьях из польской семьи Сребрных, живших в пределах Австро-Венгрии, Российской и Германской империи и принимавших участие в борьбе за независимость Польши. В этот раз комикс назывался «Сребрни на путях Варшавской битвы»[x]. Помимо этого, сотрудниками института была подготовлена и выложена в свободный доступ серия популярных брошюр, посвященных важнейшим сражениям советско-польской войны.    

Министерством культуры и национального наследия был проведен конкурс на создание памятника в честь увековечивания Варшавской битвы. В конечном счете победил проект архитектора М. Низио, который предложил воздвигнуть 23-метровый обелиск. Памятник предполагалось установить в 2021 г. в Варшаве на площади «На распутье», но его установку перенесли на 2023 год. Следует сказать, что конкурс проходил не без курьезов. Например, фонд Патриотического общества предлагал к юбилею Варшавской битвы воздвигнуть в столице памятник в виде гигантской триумфальной арки, которая бы возвышалась над Вислой, соединяя противоположные берега[xi]

Проект памятника в честь Варшавской битвы 1920 г.
Источник https://www.rp.pl/historia/art19215501-pomnik-bitwy-warszawskiej-w-stolicy-opozniony-przynajmniej-do-2023-roku

При этом такая крайне активная пропаганда советско-польской войны в польской истории отчасти противоречит тому, как воспринимается событие в массовом общественном мнении. К сожалению, в нашем распоряжении не оказалось результатов большинства социологических опросов, которые проводились в текущем году. Однако данные опросов социологической службы CBOS за прошлые годы показывают, что несмотря на возвеличивание Варшавской битвы, в общественном сознании память о советско-польской войне занимает далеко не такое важное место. Например, проводившийся в 1999 г. опрос о наиболее знаковых для польской истории событиях XX в. показал, что Варшавская битва оказалась на 13 месте, набрав всего 5 % ответов[xii]. Это при том, что респондентам предлагалось назвать три важнейших исторических события уходящего века. Опрос, проведенный в 2010 г., также продемонстрировал, что этот военный конфликт не находится на первом плане в коллективной памяти поляков. Так, оказалось, что советско-польская война 1920 г. заняла 16 место, набрав 3 % всех ответов, данных респондентами[xiii]. Правда, по сравнению со временами ПНР участие Польши в войне 1919–1920 гг. постепенно стало превращаться в предмет для исторической гордости. По крайней мере, в опросе 1987 г. ни один из респондентов не назвал эту-войну в качестве события, которым поляки могут гордиться. Однако в 2010 г. это событие уже 5 % посчитали достойным для выражения гордости. В итоге советско-польская война 1920 г. вошла в десятку самых достойных событий, разместившись на 8 месте. В 2016 г. в ответ на вопрос о главных событиях в польской истории за последние сто лет поляки упомянули Варшавскую битву в 9 % случаев, что позволило ей «закрыть» первую десятку важнейших исторических дат[xiv]. Для сравнения укажем, что первое место в пантеоне национальной гордости было отдано избранию на папский престол Кароля Войтылы (33 %). При этом среди тех респондентов, кто декларировал свой активный интерес к истории, Варшавская битва оказалась более популярной, набрав 15 % голосов и заняв 7 место в исторических предпочтениях. При опросе, проводившемся в 2018 г. выяснилось, что среди важнейших событий за последние сто лет поляки поместили Варшавскую битву 1920 г. на 9 место (4 %), причем по популярности ей удалось обойти Варшавское восстание 1944 г. Однако на фоне такого события как провозглашение независимости в 1918 г, набравшего 40 % всех ответов и занявшего первое место, «Чудо на Висле» не пользовалось такой уж широкой популярностью[xv]. Впрочем, выражение «Чудо на Висле» некоторые польские граждане по-прежнему понимают буквально. По данным опроса службы IPSOS, проведенном в 2018 г., чуть более половины поляков (50,88 %) допустили вмешательство Бога и Девы Марии в исход Варшавской битвы[xvi]. Интересно, что доля верующих в такое содействие гораздо выше среди тех, кто живет в сельской местности (59,85 %) и малых городах (56,34 %), не имеет завершенного среднего и высшего образования (63,6 %) и является сторонником правых взглядов (74,28 %). Впрочем, если вспомнить, что на 15 августа приходится один из важных католических праздников – Вознесение Девы Марии, которая в польской народной традиции считается покровительницей Польши, то не приходится удивляться такому мнению.

В завершении этого обзора приведем данные, представленные Национальным центром культуры о проведенном фирмой KANTAR в ноябре 2019 г. социологическом исследовании, предметом которого стало восприятие Варшавской битвы[xvii]. Согласно его результатам 89 % всех поляков слышали об этом событии, а 43 % могут даже верно указать его год. Правда, только 5 % заявили о том, что имеют обширные сведения об этой исторической дате, а четверть опрошенных признались в скромности своих познаний. Чаще всего Варшавская битва ассоциировалась с победой над Россией / большевиками (17 %), выражением «Чудо над Вислой» (13 %) и личностью Юзефа Пилсудского (10 %). Чуть более половины (52 %) всех опрошенных заявили, что узнали о сражении в школе. На второе место в качестве источника сведений о Варшавской битве попал интернет (20 %), а на третьем месте с результатом в 16 % разместились СМИ (газеты, телевидение, радио). Вместе с тем 45 % поляков признались, что никак не празднуют годовщину, а 33 % ограничиваются просмотром телевизионных передач. В конечном итоге можно отметить, что в польском общественном сознании тема Варшавской битвы и советско-польской войны присутствует и имеет тенденцию к незначительному росту в коллективной памяти, однако она находится далеко не на первых местах по значимости.           

Обложка книги П. Зыховича «Пакт Пилсудский – Ленин».
Источник https://bonito.pl/produkt/pakt-pilsudski-lenin-2

Не претендуя на полный охват всех сюжетов польской исторической публицистики, посвященной всем аспектам советско-польской войны 1919–1920 гг., хотелось бы отметить, что она вдохновляется актуальными для современного польского общества политическими проблемами. Это приводит к тому, что, критикуя, например, политику Ю. Пилсудского косвенно полемизируют с современной восточной политикой Польши на предмет поддержки Украины, внутриполитическим курсом и идеологией правящей в Польше партии «Право и справедливость», идеализирующей режим санации. В этих дискуссиях пытаются осмыслить причины ослабления политического участия и роли Польши в международных отношениях, сформулировать более рациональные и соответствующие польским национальным интересам политические проекты в области внешней и внутренней политики. Например, некоторые публицисты пишут о том, что советско-польская война 1919–1920 гг., несмотря на одержанную в ней военную победу, сопровождалась политическим стратегическим поражением. В этой связи хотелось бы обратить внимание на изданную к 95-летию Варшавской битвы книгу журналиста и исторического публициста, главного редактора исторического приложения правого еженедельника «Do Rzeczy» П. Зыховича «Пакт Пилсудский-Ленин». В этой книге автор утверждал, что во время советско-польской войны была окончательно потеряна историческая возможность восстановить Польшу в качестве субъекта международной политики, регионального лидера в Центральной и Восточной Европе. Публицист писал, что Ю. Пилсудский, руководствовавшийся идеей «красной России» как меньшего зла по сравнению с «белой Россией», вполне сознательно дважды принял решение, которое в конечном итоге оказало решающее влияние на исход Гражданской войны в России. В 1919 г. Ю. Пилсудский, остановив наступление на восток и отказавшись от союза с А. Деникиным, дал возможность Красной армии осенью 1919 г. перейти в наступление и разгромить Добровольческую армию Юга России. По мнению публициста, следовало полностью брать под контроль границы Речи Посполитой, существовавшие до ее разделов. При этом, несмотря на протесты А. Деникина о «единой и неделимой России», продолжать борьбу с большевиками, чтобы «Деникин взял Москву и мог повесить Ленина на сухом суку»[xviii] . В любом случае будущее антибольшевистское правительство России не имело бы сил воевать с Польшей за спорные территории и пошло бы на подписание мирного договора о границе. Более того, оно бы нуждалось в поддержке Польши для завершения Гражданской войны. В 1920 г. после контрудара под Варшавой, который привел к успешному развитию наступления польской армии на восток, начальник государства предпочел все же пойти на прекращение огня и начало мирных переговоров, несмотря на разгром частей РККА. Причиной такого поведения П. Зыхович считал, что Пилсудский опасался восстановления боеспособности армии под командованием генерала П. Врангеля, который вновь превращал белое движение в фактор Гражданской войны. Пилсудский предпочел пожертвовать претензиями на исторические земли Речи Посполитой XVIII в., судьбами десятков тысяч поляков, столетиями проживавших на Кресах, и отказался вести борьбу с большевиками осенью 1920 г., поскольку не хотел победы в Гражданской войне белых. Последние в его глазах символизировали Россию, с которой он боролся всю свою жизнь. В итоге отказавшись от Кресов, от поддержки белого движения в Гражданской войне, Польша утратила шанс стать великой державой и, поддержав создателей советского тоталитарного государства, заложила причины своей будущей трагедии в 1939 г., перехода в сферу советского влияния  в послевоенный период, превращения в объект международной политики без возможности активно участвовать в создании новой политической системы.

С иных позиций критикуется политика и участие Ю. Пилсудского в событиях августа 1920 г. главным редактором журнала «Польская мысль» и историком Я. Энгельгардтом. В частности, 15 августа текущего года он разместил статью, в которой доказывал, что именно начальник Генерального штаба генерал Т. Розвадовский спланировал и осуществил контрнаступление, в котором решающая роль отводилась удару спешно сформированной 5-й армии В. Сикорского[xix]. 13 августа после совещания с ген. Ю. Халлером и начальником франко-британской военной миссии ген. М. Вейганом им был отдан приказ о нанесении контрудара. Напротив, Ю. Пилсудский 12 августа 1920 г.  передал главе правительства В. Витосу свое решение об уходе с поста главы государства. Его отъезд в части, которые принимали участие в наступлении, не имел никакого решающего влияния на ход боевых действий. В последующем после майского переворота 1926 г. Ю. Пилсудский сознательно мстил отцу победы под Варшавой, продержав его под арестом почти год под надуманным предлогом. При этом Энгельгардт допускает, что генерала Т. Розвадовского в заключении отравили, поскольку его здоровье было непоправимо подорвано и он вскоре скончался. 

Сам факт появления под Варшавой в августе 1920 г. наступающих частей Красной армии являлся следствием авантюрного наступления на Украине. По мнению Я. Энгельгардта, киевский поход не имел характера превентивной войны, а был попыткой реализации утопической федеративной программы[xx]. Война была подготовлена Ю. Пилсудским в тайне от правительства, сейма и общественного мнения, при этом планирование строилось на легкомысленном пренебрежении к противнику. В результате Польша едва не потеряла обретенную независимость, и только с огромными усилиями, благодаря военному мастерству генералов сумела выжить. Таким образом, на уровне официального исторического нарратива советско-польская война и одно из решающих сражений этой войны – Варшавская битва – подаются односторонне. Односторонность выражается в том, что основной акцент делается на победе польского оружия под Варшавой. При этом данное сражение оценивается не просто как переломное событие в ходе войны, но как спасение ни много ни мало всей западной цивилизации от коммунизма. В итоге весь ход советско-польской войны 1919–1920 гг. оказывается кратким вступлением к событиям августа 1920 г. В свою очередь среди интеллектуалов, критически настроенных к процессам мифологизации войны, высказываются не только более взвешенные, но и весьма далекие от официального нарратива взгляды. В частности, в польской исторической публицистике развенчивается выдающаяся роль Ю. Пилсудского как полководца, стратега и организатора победы под Варшавой. В самом крайнем варианте утверждается, что сам Пилсудский в решающий момент проявил малодушие и не имеет отношения к военной составляющей контрнаступательной операции, разработанной под руководство генерала Т. Розвадовского. Указывается, что киевский поход во имя федеративных проектов Пилсудского являлся политической авантюрой, которая едва не стоила Польше ее независимости. Наконец, еще одним дискутируемым сюжетом является благожелательный нейтралитет к РСФСР осенью 1919 г. в решающий момент Гражданской войны в России. В самом польском общественном мнении Варшавская битва и победа в войне 1919–1920 гг., несмотря на значительный комплекс мероприятий в рамках исторической политики, не превратились в ключевое событие всей польской истории XX в. Однако во многом благодаря политическим усилиям властей и идеологической установке на восстановление преемственности с межвоенной Польшей победа в советско-польской войне закрепилась в десятке важнейших событий польской истории новейшего времени


[i] Ustawa z dnia 30 lipca 1992 r. o ustanowieniu Święta Wojska Polskiego  // Internetowy System Aktów Prawnych [Electronic resource]. – Mode of access: http://isap.sejm.gov.pl/isap.nsf/DocDetails.xsp?id=WDU19920600303

[ii] Osiński Z. Nauczanie historii w szkołach podstawowych w Polsce w latach 1944-1989 : uwarunkowania organizacyjne oraz ideologiczno-polityczne. Lublin, 2010. S. 237.

[iii] Там же.

[iv] Polska Odrodzona 1918-1939 : państwo, społeczeństwo, kultura / pod red. Jana Tomickiego. Warszawa : Wiedza Powszechna, 1982. S. 39.

[v] Там же.

[vi] Uchwała Sejmu Rzeczypospolitej Polskiej z dnia 22 lipca 2020 r. w sprawie upamiętnienia 100. rocznicy Bitwy Warszawskiej // Internetowy System Aktów Prawnych [Electronic resource]. – Mode of access: http://isap.sejm.gov.pl/isap.nsf/DocDetails.xsp?id=WMP20200000665

[vii] Там же.

[viii] S8 to teraz Trasa Bohaterów Bitwy Warszawskiej 1920 roku // Wroclife.pl [Electronic resource]. – Mode of access: https://wroclife.pl/nasze-miasto/trasa-bohaterow-bitwy-warszawskiej-1920/

[ix] Wilczkiewicz T. Waleczny Tadzio. Łódź: IPN, 2019. 28 s.

[x] Konarski M., Ronek H. Srebrni na szlakach Bitwy Warszawskiej 1920 r. Warszawa: IPN, 2020. 80 s.

[xi] Budowa pomnika Bitwy Warszawskiej w stolicy w 2020 // Wirtualny Nowy Przemysł [Electronic resource]. – Mode of access: https://www.wnp.pl/parlamentarny/spoleczenstwo/budowa-pomnika-bitwy-warszawskiej-w-stolicy-w-2020-r,43536.html

[xii] Komunikat z badań Warszawa: CBOS, 1999. № 195. 7 s.

[xiii] Komunikat z badań Warszawa: CBOS, 2010. № 97. 12 s.

[xiv] Komunikat z badań Warszawa: CBOS, 2016. № 68. 15 s.

[xv] Komunikat z badań Warszawa: CBOS, 2018. № 124. 9 s.

[xvi] Ponad połowa Polaków zgadza się z Dudą, że Matka Boska stoi za zwycięstwem w Bitwie Warszawskiej // OKO.press [Electronic resource]. – Mode of access: https://oko.press/ponad-polowa-polakow-zgadza-sie-z-duda-ze-matka-boska-stoi-za-zwyciestwem-w-bitwie-warszawskiej/

[xvii] Pamięć o 100. rocznicy Bitwy Warszawskiej // Narodowe Centrum Kultury [Electronic resource]. – Mode of access: https://www.nck.pl/en/badania/aktualnosci/pamiec-o-100-rocznicy-bitwy-warszawskiej

[xviii] Zychowicz P. Pakt Piłsudski-Lenin czyli jak Polacy uratowali bolszewizm i zmarnowali szansę na budowę imperium, Poznań: Dom Wydawniczy «Rebis», 2015. S. 41.

[xix] Engelgard J. Gen. Rozwadowski i Bitwa Warszawska // Myśl Polska [Electronic resource]. – Mode of access: http://www.mysl-polska.pl/2444

[xx] Engelgard J. Bitwa Warszawska 1920. Od mitów do faktów // Konserwatyzm.pl [Electronic resource]. – Mode of access: https://konserwatyzm.pl/engelgard-bitwa-warszawska-1920-od-mitow-do-faktow

Александр КИСЕЛЕВ
Александр КИСЕЛЕВ
Киселёв Александр Александрович - кандидат исторических наук, сотрудник Центра евразийских исследований филиала РГСУ (Минск).

последние публикации