Thursday, December 1, 2022

Стоит ли воспринимать белорусам войну 1812 г. как Отечественную

Военная история страны является одним из самых эффективных направлений эксплуатации прошлого для создания мифа о борьбе предков за независимость. Из прошлого можно почерпнуть примеры подвигов и интерпретировать их суть в нужном идеологическом ключе. Но бывают войны, которые перекодировать достаточно сложно. Такие проблемы можно наблюдать в молодых локальных государствах, появившихся на осколках крупных держав. Это в полной мере касается и стран постсоветского пространства. Ряд войн, которые вела Российская империя или СССР, воспринимались изначально и воспринимаются сейчас как победа русского или советского оружия. Однако для новых государств постсоветского пространства не всегда приемлемо поддерживать память о том, что предки их нынешних граждан сражались не за своё локальное государство, а за большую империю или сверхдержаву со столицей в Санкт-Петербурге или Москве.

Ю. Коссак «Роковое пересечение Немана в 1812 году».
Источник: https://ic.pics.livejournal.com/katani08/48808177/2910027/2910027_original.jpg

В Белоруссии после распада СССР стала активно навязываться мысль, что войны Российской империи, составной частью которой были и белорусские земли, необходимо переинтерпретировать. Это выдавалось за возвращение к объективной науке, хотя на самом деле представляло собой всего лишь формирование националистической концепции прошлого, широко снабжённой ничем не подтверждёнными заявлениями о присутствии в прошлом носителей современных этнокультурных идентичностей. Под прицел попала в том числе и Отечественная война 1812 г., т.к. уже само название говорит о том, что солдаты того времени защищали своё Отечество. До распада СССР вопрос о пересмотре содержания войны не стоял. Например, война 1812 г. названа Отечественной в советском школьном учебнике по истории БССР1.

Школьные учебники закладывают у человека первичные представления об истории страны, региона и мира. В подавляющем большинстве случаев человек не будет интересоваться историческими подробностями и продолжит воспринимать прошлое так, как ему предложили это сделать в школе. Наверное, поэтому в постсоветских учебниках истории Белоруссии война 1812 г. перестала быть Отечественной2. Правда, через некоторое время термин в учебники вернули3, и даже высокие чиновники белорусского министерства образования высказались по этому поводу4

Серебряная медаль «В память отечественной войны 1812 г.», учреждена в 1813 г.
Источник: http://medalirus.ru/sobitiya1800-1864/medal-1812-serebro.php

Пожалуй, первое явное современное отрицание того, что война 1812 г. для белорусов является Отечественной, появилось в достаточно одиозной книге «100 пытанняў і адказаў з гісторыі Беларусі» («100 вопросов и ответов из истории Белоруссии»)5. Естественно, что в книге подобного идеологического плана не могла содержаться иная трактовка войны. Это было бы странным для такого издания. Борьба за термин продолжалась. Так, в 1993 г. был выпущен первый том шеститомника «Энцыклапедыя гісторыі Беларусі», где была помещена статья, которая так и называлась – «Отечественная война 1812 г.»6. В 1995 г. в том же издательстве вышел энциклопедический справочник «Беларусь», где содержалась статья «Война 1812 г.» того же автора7. В 1997 г. снова в том же издательстве вышел четвёртый том «Энцыклапедыі гісторыі Беларусі», в котором размещена статья о М.И. Кутузове. Тот же автор снова использует в ней термин «Отечественная война 1812 г.»8. Хотя в последнем случае можно предположить, что использование именно такого термина обусловлено тем, что статья о Кутузове отсылает читателя к статье о войне, а статья о войне называется именно «Отечественная война 1812 г.». Однако в статье других авторов в этом же томе о кобринском бое 1812 г. указывается «война 1812 г.» без слова «Отечественная»9.

Среди части белорусских интеллектуалов сложилось убеждение, что термин «Отечественная война 1812 г.» не должен существовать в белорусской историографии, т.к. для белорусов эта война таковой якобы не являлась. Также, по их мнению, отсутствие в названии войны термина «Отечественная» будто бы менее эмоционально.

Ответ на вопрос, почему возникло стремление отменить название войны, достаточно прост. В 1812 г. победила русская армия. А после распада СССР надо было как можно быстрее разорвать все представления о единстве. Хотя бы потому, что белорусское общество в массе сразу после распада СССР было настроено на интеграцию с Россией. Историческая память белорусов конца ХХ в. воспринимала войну 1812 г. как Отечественную, поэтому при отмене названия войны одновременно происходила и работа по коррекции исторической памяти. Отечественная война 1812 г. новым идеологам оказалась не нужна, поскольку она указывала на защиту большого Отечества – России.

Бронзовая медаль «В память отечественной войны 1812 г.», учреждена в 1814 г.
Источник: http://medalirus.ru/sobitiya1800-1864/medal-1812-bronza.php

В качестве попытки хоть как-то связать события 1812 г. с белорусским патриотизмом белорусские националисты указывают формирование Наполеоном Временного правительства Великого Княжества Литовского, которое якобы являлось белорусским, в крайнем случае, белорусско-литовским правительством. На самом деле этот орган был создан Наполеоном из местной польской элиты, проживавшей в литовско-белорусских губерниях России. Он не нёс в себе ничего ни литовского (кроме названия), ни белорусского. Временное правительство Литвы очень быстро присоединилось к Генеральной конфедерации Королевства Польского, что ярко иллюстрирует реальную суть явления. Сформированные в оккупированных землях Северо-Западной России полки для наполеоновской армии нумеровались следующими по порядку номерами, после полков, сформированных ранее в Великом герцогстве Варшавском (с 18-го по 22-й пехотные и с 17-го по 20-й кавалерийские). Эти формирования «должны были войти в состав армии княжества Варшавского»10. (Кстати, автору лично приходилось слышать, как один из белорусских докторов исторических наук называл эти полки белорусской армией). Попытка объявить новыми белорусскими героями местных поляков, активно поддержавших Наполеона, также не даёт возможности называть Отечественную войну 1812 г. Отечественной, ведь тогда получается, что «белорусские» полки, которые на самом деле были польскими, воевали против Отечества. Когда Наполеон потребовал формирования из жителей вновь объявленного Великого княжества Литовского вооружённых частей, Виленский муниципалитет, говоря о потенциальных кадрах, увидел в городе лишь польскую и русскую молодёжь. Стоит отметить, что муниципалитет состоял из местных уроженцев, т.е. не французы, а именно местные не видели никаких белорусов11.

Мало кто подвергает сомнению то, что Отечественная война 1812 г. является таковой для постсоветской России. Эта война в настоящее время воспринимается как Отечественная не только для жителей современных Московской или Смоленской областей, по территориям которых она когда-то прокатилась. Война 1812 г. является Отечественной и для проживающих в Архангельской, Саратовской, Нижегородской и других областях, в которых не проходили боевые действия, не собирались крестьянские отряды с вилами, косами и топорами. Война является Отечественной и для жителей российского Дальнего Востока.

П. Демидов «Переправа русской армии через Неман в декабре 1812 года».
Источник: https://img-fotki.yandex.ru/get/4118/164843909.1a/0_baeeb_e4276e96_XXL

Отечественная война 1812 г. эмоционально затронула далеко не всех подданных Российской империи, более, того, основная масса её не ощутила, поскольку война проходила далеко от сибирских просторов, Поморья или некоторых других частей империи. Но война стала Отечественной, потому что в защите Родины приняли участие все сословия. Так если война стала Отечественной для всей Российской империи, почему она должна не быть таковой для её части?

На людях, изменивших присяге, стоит остановиться отдельно. Те, кто готов сотрудничать с противником, есть в любой войне. С середины ХХ в. таких лиц стали называть коллаборационистами, но в 1812 г. этого определения не существовало. Сотрудничать с противником можно было по разным мотивам – страх, деньги, убеждения и т.д. – вплоть до попытки просто хоть как-то выжить в кризисных условиях. Но даже при наличии идейных коллаборационистов война не перестаёт быть отечественной. Например, в Великую Отечественную войну на оккупированных территориях СССР существовал коллаборационизм. Причём некоторые коллаборационисты служили оккупантам по идеологическим соображениям, т.е. часть представителей советской нации сознательно принимала ценности и идеи противника. Для них, естественно, ничего отечественного в борьбе граждан СССР против захватчиков не было. Но для остальной массы война как была, так и осталась отечественной, несмотря на наличие коллаборационистов. В этом смысле служба (хоть принудительная, хоть добровольная) в 1812 г. французскому императору небольшой группы российских подданных не делает войну менее отечественной или совсем не отечественной.

В своей статье, посвящённой стремлению некоторых авторов отменить «отечественность» войны 1812 г., российский исследователь В.М. Безотосный пишет: «В последнее время находится слишком много любителей от истории, которые хотят поставить под сомнение устоявшийся в литературе термин»12. Историк проанализировал риторику противников термина «Отечественная война 1812 г.» и пришёл к выводу, что «[…] название, должно оставаться неизменным. Именно современники и участники событий назвали войну – Отечественной. Таковой она и останется, несмотря на все потуги скептиков…»13.

Что же касается белорусских сторонников переименовать войну, то это можно определить как попытку модернизации истории – стремление навязать современные представления прошлому. Причём эти представления являются не коррекцией истории в связи с какими-то объективными недавно открытыми историческими источниками, а желанием создать относительно комфортный исторический миф о прошлом, который можно более эффективно эксплуатировать в настоящем, формируя собственную национальную субъектность в те эпохи, когда её объективно не существовало.

1Абецедарский Л.С. и др. История БССР. Учебник для учащихся средней школы. – Минск, 1978. – С. 66; Баранова М.П. и др. История БССР. Учебник для 8 – 9 классов средней школы. – Минск, 1990. – С. 138.

2Марозава С.В.  і інш. Гісторыя Беларусі, канец XVIII – пачатак ХХ ст.: вучэбны дапаможнік для 9га кл. – Мінск, 2011. – С. 15.

3Панов С.В. Морозова С.В., Сосно В.А. История Беларуси, конец XVIII – начало ХХ в.: учеб. пособие для 8-го кл. Минск: Изд. центр БГУ, 2018. С. 12.

4Минобразования: в школах должна даваться конкретная оценка историческим событиям // БелТА. Режим доступа: https://www.belta.by/society/view/minobrazovanija-v-shkolah-dolzhna-davatsja-konkretnaja-otsenka-istoricheskim-sobytijam-488037-2022/ (дата доступа: 2.07.2022).

5Тарасаў К. На чыім баку былі беларусы ў вайне 1812 года? // 100 пытанняў і адказаў з гісторыі Беларусі. – Мінск, 1993. – С. 51.

6Антонаў В.В. Айчынная вайна 1812 //Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. У 6 т. Т. 1. – Мінск, 1993. – С. 73 – 78.

7Антонаў В.В. Вайна 1812 г // Беларусь: Энцыклапедычны даведнік. – Мінск, 1995. – С. 146.

8Антонаў В. Кутузаў (Галянішчаў-Кутузаў) Міхаіл Іларыёнавіч // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. У 6 т. Т. 4. – Мінск, 1997. – С. 319.

9Бекцінееў Ш., Швед В. Кобрынскі бой 1812 // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. У 6 т. Т. 4. – Мінск, 1997. – С. 219.

10Попов А.И. Великая армия в России. Погоня за миражом. – Самара, 2002. – С. 340.

11Земцов В.Н. Литва при Наполеоне: деятельность Временного правительства Великого княжества Литовского // Вопросы всемирной истории. 2017. № 19. С. 70–71.

12Безотосный В. А была ли война отечественной? // Родина. 2012. № 6. С. 4.

13Там же. С. 8.

Александр ГРОНСКИЙ
Александр ГРОНСКИЙ
Александр Дмитриевич Гронский - кандидат исторических наук, доцент. Ведущий научный сотрудник Сектора Белоруссии, Молдавии и Украины Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Российской академии наук. Заместитель председателя Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви. Доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии им. святителя Кирилла Туровского. Заместитель заведующего Центром евразийских исследований филиала Российского государственного социального университета в Минске.

последние публикации