Sunday, May 26, 2024

«Самое важное событие древнечешской истории…». Роль кирилло-мефодиевской традиции в христианизации Чехии в оценках чешского историка Франтишека Палацкого (1798-1876)

Аннотация

По обоснованному мнению классика чешской историографии Франтишека Палацкого, решающим событием, предопределившим окончательную христианизацию чешских земель, стало вхождение Чехии в состав Великоморавской державы во второй половине IX века и крещение чешского князя Борживоя и его супруги Людмилы по инициативе архиепископа Моравского Мефодия в начале 870-х годов. Влияние кирилло-мефодиевской традиции обусловило быстрое распространение в чешских землях славянской письменности и славянской литургии. Несмотря на изгнание учеников Мефодия из Великой Моравии после его смерти в 885 г. и доминирование латинской церковной традиции, кирилло-мефодиевской наследие пустило в Чехии глубокие корни, что, в частности, нашло свое проявление в ходе гуситского движения в XV веке.  

***

Славянские племена, окончательно заселившие территорию современной Чехии и Моравии в конце V – VI веках, с самого начала оказались на стыке христианского Запада и Востока, что оказало существенное влияние на процесс христианизации чешских и моравских славян. Хотя в современной чешской историографии и публицистике принято подчёркивать факт изначальной принадлежности чешских земель к западной цивилизации и латинскому миру, ряд видных чешских учёных, включая крупнейшего чешского историка и политика XIX века Франтишека Палацкого, заслужившего в конце своей жизни почётный титул «отца народа», отмечал колоссальную роль кирилло-мефодиевской традиции в христианизации чешских земель в IX веке.

В качестве первого акта христианизации чешских славян традиционно указывается 845 г., когда 14 чешских князей со своими дружинами и приближёнными приняли крещение в баварском Регенсбурге при дворе восточнофранкского короля Людовика Немецкого (Dějiny České 2010: 7). Впоследствии данный факт активно использовался немецкими церковными иерархами для обоснования своего церковного верховенства над чешскими землями.

Однако, по обоснованному мнению Ф. Палацкого, значительно более важную роль в распространении христианства среди чехов сыграло вхождение чешских земель в состав Великой Моравии в начале 870-х годов. Как полагал авторитетный чешский историк, крещение самого влиятельного в то время чешского князя Борживоя и, вероятно, его супруги Людмилы имело место в 873-874 гг. при дворе князя Великой Моравии Святополка. Ведущую роль в этом событии сыграл архиепископ Моравии Мефодий, энергично продолживший церковно-просветительскую миссию среди моравских славян после смерти своего брата Константина (в крещении Кирилла). По словам Ф. Палацкого, именно «крещение Борживоя и Людмилы означало окончательную победу христианства над язычеством в Чехии», поскольку после их крещения «и княжеский дом, и большинство чешского народа обратилось в христианскую веру» (Palacký 1976: 40). Данное событие классик чешской историографии XIX века справедливо оценивал как «самое важное событие старочешской истории» (Palacký 1976: 40).

Франтишек Палацкий. Источник: https://commons.m.wikimedia.org/wiki/File:Frantisek_Palacky.JPG

Дискуссионный вопрос о том, посещал ли Мефодий Чехию лично, Палацкий решал однозначно положительно. По его мнению, «хотя старые источники хранят молчание на эту тему, тем не менее, не вызывает сомнения, что Мефодий лично приезжал в Чехию – либо для крещения святой Людмилы, либо для того, чтобы советом помочь распространению новой веры. Разве мог сей муж духа апостольского, все жизнь свою проведший в странствиях ради распространения веры христианской, не совершить недолгое и вполне безопасное путешествие из Моравии в Чехию? Неужели он был равнодушен к тому, чтобы в народе столь многочисленном и знаменитом не дало всходы то спасительное семя, которое он сам засеял?» (Palacký 1976: 41).

Культурные плоды христианизации чешских земель, являвшейся итогом усилий Мефодия, дали знать о себе очень быстро. Так, одним из первых христианских храмов в Чехии стал храм святого Климента, построенный по инициативе князя Борживоя в княжеской резиденции Левый Градец на высоком берегу Влтавы неподалеку от Праги. Сразу же после этого была возведена часовня святого Климента в Праге на Вышеграде. Показательно, что первые христианские храмы в чешских землях были названы в честь раннехристианского святого Климента, останки которого были обретены Кириллом и Мефодием в ходе их миссии в Крыму и позже перенесены в Рим.

Ещё одним исключительно важным результатом христианизации Чехии под руководством Мефодия и его учеников стало стремительное распространение славянской письменности и славянской литургии, которые быстро завоевали популярность и любовь среди населения. Одним из самых известных памятников славянской литургии в Чехии стала, как указывал Палацкий, песня «Господи, помилуй ны», которая «поётся в чешских костёлах и по сей день и которая восходит к истокам христианства в Чехии» (Palacký 1976: 41).

Однако параллельно с успехами кирилло-мефодиевской миссии в чешских землях тут постепенно разворачивалась и обострялась ожесточённая борьба между восточным христианством и влиянием епископов соседней Баварии, которые с момента крещения чешских князей в Регенсбурге в 845 г. «считали Чехию своей вотчиной» (Palacký 1976: 41). Архиепископ Мефодий удачно отражал этот церковный и культурный «натиск на восток» со стороны баварского духовенства, небезуспешно лоббируя свои интересы и необходимость славянской литургии в Риме, который постоянно пыталось склонить на свою сторону и германское духовенство.

Так, в 880 г. Мефодий был в очередной раз вызван в Рим папой Иоанном VIII, но в ходе бесед сумел мастерски защитить себя и свою церковную миссию перед нападками своих многочисленных противников. В итоге «папа, подтвердив за Мефодием архиепископскую кафедру, подчинил его власти не только всё славянское, но и латинское духовенство в моравской империи князя Святополка и вновь одобрил использование славянского языка при богослужении» (Palacký 1976: 42).

Таким образом, архиепископу Мефодию длительное время удавалось успешно лавировать между Римом и немецкими церковными иерархами и, пользуясь постоянными противоречиями между ними, использовать авторитет римских пап для укрепления славянского церковного обряда в Моравии и в соседних славянских землях. Так, существуют сведения о том, что крещение польского племени вислян с центром в Кракове, находившегося в зависимости от Великой Моравии, было совершено именно Мефодием. Влияние кирилло-мефодиевской традиции достигало и наиболее западных славянских областей, населенных лужицкими сербами.   

Ситуация резко изменилась к худшему после смерти архиепископа Мефодия 6 апреля 885 года. Его давний враг, епископ г. Нитры Вихинг, немец по происхождению, ярый латинник и убеждённый противник славянской литургии, сумел установить влияние над князем Святополком и использовать его власть в своих интересах. Впрочем, ещё до смерти Мефодия имело место заметное охлаждение отношений между ним и князем Святополком, всё больше подпадавшим под немецкое влияние. В результате уже в конце 880-х годов начались гонения на славянское духовенство Великой Моравии. В итоге Вихингу удалось добиться полного изгнания всех учеников Мефодия из Великоморавской державы. Среди тех, кто был вынужден уйти из Моравии на земли южных славян, были местный уроженец епископ Горазд и Климент, ставший впоследствии архиепископом Болгарии, где кирилло-мефодиевская традиция была успешна продолжена.

Что же касается Чехии и Моравии, то здесь, как подчёркивал Ф. Палацкий, традиции и славянской письменности, и славянской литургии длительное время сохраняли свою востребованность и популярность среди народа, хотя доминировать здесь они уже не могли (Palacký 1976: 42).

«Творение меча, молодая держава Моравская, погибла сразу же в потрясениях последующего столетия; творение духа, плод апостольского рвения Кирилла и Мефодия, устойчиво и неподвластно испытаниям тысячелетий» (Palacký 1976: 39), – так эмоционально и афористично оценил Ф. Палацкий историческое значение Великой Моравии и церковной миссии солунских братьев.    

***

Интерес к восточной церкви и к Православию получил мощный толчок в ходе гуситского движения в Чехии в XV веке. Многие идеологи гуситского движения, в том числе знаменитый Иероним Пражский, обращали свои взоры на православный Восток в надежде найти там истинную и неиспорченную римским влиянием Церковь Христову. По словам известного галицко-русского церковного деятеля И. Наумовича, «знаменитый чешский проповедник Иван Гус указывал на восточную православную церковь как на неизменно стоящую при апостольских преданиях и высказывал к ней большое уважение» (Наумович 1889: 7).

Архиепископ Пражский и Чешских земель Христофор отмечал, что чешская реформация, вдохновлённая идеями Яна Гуса, «ратовала за возвращение к литургическим традициям Древней Церкви: причащение под двумя видами, совершение богослужений на понятном языке, произнесение проповедей на чешском языке, введение в литургическую практику песнопений. Кроме того, реформация выступала против светской роли церковной иерархии» (Христофор, Архиепископ Пражский и Чешских земель 2006: 84). По мнению архиепископа Христофора, хотя чешская реформация «не исходила непосредственно из области исторического православия, тем не менее, чешские реформаторы осознавали, хоть и с опозданием, общность своих усилий с верой и обрядом, сохранившимися в Восточной Церкви. Соратник Яна Гуса святой мученик Иероним Пражский в 1413 г. предпринял путешествие на Восток, где был принят в евхаристическое общение местными Церквами… Примеру христианского Востока при введении реформ следовали и другие гуситские вожди: Якоубек из Стршибра, Криштян и др.» (Христофор, Архиепископ Пражский и Чешских земель 2006: 84).

Именно это обстоятельство позволило некоторым русским историкам-славянофилам в XIX веке трактовать гуситское движение в Чехии как попытку чешского народа вернуться к своим собственным исконным православным корням, заложенным в ходе миссии святых солунских братьев Кирилла и Мефодия в Моравию (Лаптева 1978).

ЛИТЕРАТУРА

  • Лаптева Л.П. Русская историография гуситского движения (40-е годы XIX в. – 1917 г.). Москва: Издательство Московского университета, 1978.
  • Наумович И. Пятидесятилетие (1839-1889) воссоединения с православною церковью западно-русских униатов. Исторический очерк. Санкт-Петербург: В Синодальной типографии, 1889.
  • Христофор, Архиепископ Пражский и Чешских земель. Православие в Словакии и Чехии // Церковь и время. Научно-богословский и церковно-общественный журнал. 2006. № 2(35).
  • Dějiny České. Chronologický přehled. Olomouc, 2010.
  • Palacký F. Z dějin národu českého. Praha: Československý spisovatel, 1976.
Кирилл ШЕВЧЕНКО
Кирилл ШЕВЧЕНКО
Кирилл Владимирович Шевченко - доктор исторических наук, профессор Филиала РГСУ в Минске.

последние публикации