Friday, December 9, 2022

Разделение Русской митрополии

Установление ордынской власти в северо-восточной Руси, возвышение галицко-волынских князей на юго-западе Руси и государственное становление ВКЛ создали новые внешние условия существования Русской митрополии. Меняющаяся политическая ситуация определила перемещение государственных границ в Восточной Европе, что повлияло на церковное управление. Галицкая Русь в середине XIV в. оказалась под владычеством польских королей, западнорусские земли еще раньше подпали под власть князей литовских, а в северо-восточной Руси началось возвышение Москвы. До нашествия монголов митрополиты проживали в одном государственном и духовном центре Русской земли – Киеве. Но после разорения Киева с развитием нескольких политических центров собирания раздробленных русских земель они должны были выбрать один из них для своего пребывания и, в то же время, посещать разные епархии Русской митрополии для поддержания в них церковного порядка.

Митр. Киевский св. Кирилл III (1249–1281) надолго оставлял Киев, объезжал города Владимир-Залесский, Ростов, Новгород, Владимир-Волынский, восстанавливавшиеся после монгольского нашествия. В Никоновской летописи по этому поводу говорится: «Ушел из Киева по обычаю своему и проходил грады всей Руси, учил, наказывал, исправлял». В 1274 г. во Владимире-Залесском состоялось посвящение местного епископа Серапиона. Для этого сюда кроме митрополита собрались и другие русские архиереи. Среди них еп. Полоцкий св. Симеон (впоследствии первый епископ Тверской). Они составили Собор, на котором были приняты правила, вошедшие затем в сборники канонических постановлений – Кормчую книгу.

Следующий митр. св. Максим (1283–1305) по примеру своего предшественника обходил Русь. Для совершения епископских хиротоний он лично отправлялся в Новгород и Владимир-Залесский. Посещал также Псков и Владимир-Волынский. Однако Полоцкую и Туровскую землю митрополит обходил стороной. Из грамоты Полоцкого еп. Иакова рижанам (около 1300 г.) известно, что сам епископ отправлялся к митрополиту. В 1299 г. после разорительного татарского набега на Киев митр. св. Максим перенес свою резиденцию на северо-восток Руси во Владимир-Залесский. По житийному преданию, Богородица благословила во сне его решение и подала ему Свой омофор. Когда митрополит поселился во Владимире, он отдалился от епархий южной и западной Руси. Это имело последствия для единства Русской митрополии.

Еще при жизни митр. св. Максима в Галиче была на время открыта Галицкая митрополия (1303 – 1305). В ее состав вошла Туровская епархия, поскольку турово-пинские князья находились тогда в зависимости от галицко-волынских. В дальнейшем Галицкая митрополия то восстанавливалась, то упразднялась (1303–1305, 1331, 1338–1347, 1371–1397). Между тем, московский князь Иван Данилович Калита сумел расположить к себе Киевского митр. св. Петра (1308–1326), отчего тот стал проживать не во Владимире, а в Москве и завещал себя здесь похоронить. Преемник св. Петра грек свт. Феогност (1328–1353) уже прямо после Владимира прибыл в 1328 г. в Москву и стал жить на дворе своего предшественника. Для последующих Киевских митрополитов это стало традицией, что вызывало неудовольствие политических соперников Москвы.

Пример учреждения Галицкой митрополии нашел себе подражателей в лице великих князей литовских. В 1316–1329 гг. существовала Литовская митрополия, которую возглавил митр. Феофил. Это становится известным из актов Константинопольских Соборов. Инициатором ее открытия был литовский князь Гедимин. В состав Литовской митрополии вошли епархии упраздненной в это время Галицкой митрополии (включая Полоцкую и Туровскую). В 1329 г. митр. св. Феогност был во Владимире-Волынском, где вместе с собором местных владык, епископов Галичского, Перемышльского, Холмского и Полоцкого, посвятил епископов для Владимира-Волынского, Твери и Новгорода Великого. Если свт. Феогност в этом году объединил под своей властью все епархии, включая относившиеся к Литовской митрополии, то эта митрополия была уже упразднена. В приписке к одному из актов патриаршего синода в Константинополе говорится: «Эта митрополия, раз учрежденная при имп. Андронике Старшем, охотно возводившем епископии на степень митрополий, потом совершенно упразднилась, частью потому, что в Литве христиан слишком мало, частью потому, что этот народ по соседству с Русью может быть управляем русским митрополитом».

В 1338–1347 гг. Галицкая митрополия восстановилась снова при участии литовского князя Гедимина или его сына Любарта. Об этом опять сообщается в актах Константинопольской патриархии. Здесь перечисляются епархии митрополии «Малой Руси»: Галицкая, Волынская, Холмская, Перемышльская, Луцкая и Туровская. Становится известным, что Галицкий митрополит приходил в Константинополь для подтверждения своих прав, вследствие чего патриарший Собор наложил на непокоряющихся ему епископов и других лиц канонические прещения. Значит, права Галицкого митрополита оспаривались некоторыми западнорусскими епископами из перечисленных епархий. Далее император и патриарх объясняют случившееся столичными церковными смутами, утверждают также, что единство Русской митрополии есть многовековой обычай, так как «тамошние христиане не терпят быть паствой двух митрополитов».

Очередная волна церковной смуты поднялась при следующем русском митрополите свт. Алексии (1354–1378). Литовский князь Ольгерд в 1355 г. добился поставления на Литовскую кафедру своего кандидата Романа. Митр. Роман титуловался «Литовским», ему подчинялись епархии Малой Руси (Галицкая митрополия) с включением Туровской и Полоцкой, а также новой литовской епархии самого митрополита (Новогрудской). Между двумя митрополитами сразу же начались недоразумения: оба считали Киев своей кафедрой (св. Алексий – по праву, как то было решено в Константинополе, а Роман – по факту, так как Киев входил в сферу политического влияния Ольгерда). Более того, оба митрополита послали своих чиновников для митрополичьего сбора в Тверь, относя ее к своей юрисдикции. В 1358 г. св. Алексия схватили в Киеве по приказу Ольгерда, митрополит едва спасся бегством. Жалобы с обеих сторон посылались в Константинополь. После смерти митр. Романа в 1361 г. патриархом было принято решение упразднить Литовскую митрополию.

Таким образом, поочередное открытие и закрытие второй митрополии на русских землях ввергло Русскую Церковь в неурядицы: стычкам между двумя митрополитами, взаимным клятвам, запрещению священников. Все эти страсти поднялись в Церкви из-за честолюбия духовных лиц, действующих под влиянием светских властителей стремящихся достичь своих политических целей.

В 1363 г. свт. Алексий Московский совершил короткую поездку в Литву для примирения с Ольгердом. Однако в 1364 г. литовский князь возобновил в Константинополе свои настойчивые просьбы о поставлении другого митрополита. Когда у Ольгерда в 1368 г. с Москвой началась война, свт. Алексий уже никак не мог контролировать церковную жизнь в ВКЛ. В 1371 г. по воле польского короля Казимира была вновь открыта Галицкая митрополия, в состав которой вошла Туровская епархия. Литовский князь, со своей стороны, слал в том же году к патр. Филофею аналогичное требование: «И при отцах наших не бывало таких митрополитов, каков сей митрополит! Благословляет московитян на пролитие крови, и ни к нам не приходит, ни в Киев не наезжает. И кто поцелует крест ко мне и убежит к ним, митрополит снимает с него крестное целование. […] Дай нам другого митрополита».

В 1375 г. настояния Ольгерда были удовлетворены: в Литву был рукоположен митр. св. Киприан († 1406). По замыслу патриарха, после кончины св. Алексия, свт. Киприан должен был принять под свое руководство и Московскую Русь, поэтому получил титул «Киевского и Литовского». Однако в Москве его не приняли и выдвинули своего кандидата Митяя, что послужило началом церковной смуты.

За время своего пребывания в ВКЛ свт. Киприан сумел многое сделать для упорядочения церковной жизни. Он восстановил регулярные митрополичьи сборы, наставлял духовенство, освящал церкви. При нем была восстановлена кафедра во Владимире-Волынском, к которой относился Брест. Во время католического крещения Литвы православному митрополиту было важно сберечь свою паству от возможного прозелитизма со стороны католиков.

В 1390 г. свт. Киприан утвердился в Москве. Тогда же получили законное распределение русские епископы. В частности, в Туров был направлен еп. Феодосий. В конце 1390-х гг. свт. Киприан при поддержке из Константинополя сумел упразднить открытую ранее Галицкую митрополию и таким образом объединить под своей властью все русские епархии. В его титуле теперь соединились на время названия «Киевский» и «Галицкий» и совсем исчезло слово «Литовский». В 1405 г. при посещении Литовской и Галицкой Руси свт. Киприан получил жалобы от Витовта на еп. Туровского Антония. На него клеветало латинское духовенство, будто он звал татар на грабеж русских городов. Митр. св. Киприан не смог возражать Витовту, снял сан с Антония и отправил его в Симоновский монастырь в Москву.

Литовский князь не был доволен долгим проживанием митрополита всея Руси в Москве, с которой дело дошло до военных столкновений, поэтому после смерти св. Киприана Витовт послал в Константинополь своего кандидата на митрополию еп. Полоцкого грека Феодосия. Однако патриарх поставил митр. св. Фотия (14081431). По требованию Витовта, новый митрополит должен был жить в Киеве. Однако свт. Фотий равно заботился о своей разрозненной пастве, бывал и в Литовской Руси, и в Московской. В 1412 г. в Луцке он посвятил в сан еп. Туровского Евфимия. Но литовский князь желал иметь под рукой полностью послушного ему митрополита. Заручившись наперед поддержкой своих братьев-князей, он в 1415 г. вынудил собор западнорусских епископов поставить на митрополию племянника св. Киприана Григория Цамблака († около 1420). Среди участников этого поставления были епп. Полоцкий Феодосий и Туровский Евфимий. Резиденцией Литовского митрополита стал Новогрудок. Это поставление не было санкционировано патриархом. Свт. Фотия, направившегося было к Витовту, по приказу литовского князя с позором выпроводили из-под Смоленска. В ответ на все эти действия свт. Фотий отлучил Григория Цамблака и запретил в служении поставивших его епископов. После смерти Цамблака св. Фотий в 1420 г. поехал в Новогрудок, где при свидании с Витовтом уладил возникший раскол, о чем в окружном послании оповестил свою паству. На обратном пути в Киев он посетил Слуцк и Мозырь. В Слуцке митрополит крестил новорожденного княжича Семена Олельковича. В следующем году, оставив Киев, митрополит встретил праздник Богоявления в Вильно, а затем через Борисов, Друцк, Тетерин, Мстиславль и Смоленск возвратился в Москву. До конца своего служения свт. Фотий умел поддерживать мир со всеми князьями и хранить единство митрополии Киевской и всея Руси. После его кончины началось затянувшееся междоусобие внутри московского княжеского дома. Воспользовавшись этим, литовский князь Свидригайло провел в 1433 г. на митрополию еп. Смоленского Герасима, но сам же с ним и расправился в 1435 г. : по подозрению в измене митр. Герасима сожгли.

Церковные смуты и неурядицы, обусловленные политическим разделением русских земель, в XV в. усугубились из-за переговоров о церковной унии между Константинопольскими патриархами и императорами с одной стороны и римскими папами и латинскими прелатами с другой. В Византии надеялись, что вслед за церковной унией последует действенная военная помощь западных государей против турок. Уже на Констанцский собор (14141418) для совещаний по этому вопросу прибыла греческая делегация.

Более отчетливо выступила политическая подоплека церковной унии во время Ферраро-Флорентийского Собора (1437-1439). Здесь греческая сторона после долгих и бесплодных дискуссий по вопросам вероучения и обрядов признала спорные пункты католической доктрины (Филиокве, чистилище, причащение под одним видом и господство папы римского в Церкви). Исключение в православной делегации составил только блестяще эрудированный полемист свт. Марк Ефесский. Русскую митрополию на Соборе представлял митр. Исидор, активный сторонник унии с Римом (14361441, †1463).

На обратной дороге в Москву после Собора митр. Исидор около года пребывал в епархиях Польши и ВКЛ. В Вильне он столкнулся с открытым пренебрежением к нему со стороны Виленского латинского еп. Матфея, симпатии которого были целиком на стороне оппозиционного папе Базельского Собора, отстаивавшего идею превосходства Собора над епископом Рима (концеляризм). Еп. Матфей даже не разрешил провозгласить в Вильне церковную унию. Не последовало никакого отклика на воззвание митр. Исидора, чтобы православные причащались в католических костелах. Уния Исидора была принята в ВКЛ настороженно, и после своего бегства из Москвы в 1441 г. он не стал долго задерживаться в Литве и Польше.

В Москве после некоторых колебаний отважились на самостоятельное поставление митр. св. Ионы (14481461). Он сообщил об этом в Литовскую Русь своим посланием. В 1451 г. его полномочия «как и первобывших митрополитов» «по обычаю русского христианства» признал польский король и великий князь литовский Казимир Ягеллончик. В это время он не только сдерживал польские притязания на Волынь из-за неуступчивости литовцев, но и вел решительную борьбу с независимостью польского епископата от Рима, встав на строну концеляристов. От времени митр. св. Ионы имеется свидетельство о правах митрополичьего наместника, действующего во время отсутствия митрополита в митрополичьей епархии. В грамоте свт. Ионы 1451 г., данной протод. Михаилу на наместничество в Вильне, Новогрудке и Гродно, говорится, что он должен следить за порядком в церквях, выписывать антиминсы, вершить суд именем митрополита, заведовать имениями кафедры, испытывать кандидатов на священные степени и направлять их для хиротонии к западнорусским епископам. Митрополит мог также временно передавать свои функции одному из епископов. Так, в 1452 г. еп. Владимирский и Брестский Даниил получил право поставлять митрополичьих наместников киевского и новгородского, посвящать в митрополичьей области иереев и диаконов. Свт. Иона в послании верейскому князю Михаилу Андреевичу в 1451 г. даже ставил в пример «великую честь» к митрополиту и его наместникам в Литовской Руси, которую оказывали Витовт и Казимир Ягеллончик, их князья и паны «не нашей веры». Однако в 1458 г. великий князь Казимир утвердил присланного из Рима униата Григория Болгарина в качестве «Митрополита Киевского, Литовского и всея Малороссии[1]». Так господарь литовско-русского государства отверг митр. св. Иону и стал на сторону унии и римского папы. Это назначение соборно отвергли в Москве в 1459 г., однако Русская Церковь с этого времени осталась разделенной. Юго-западная митрополия (Киевская) вскоре вернулась в послушание православным Константинопольским патриархам, а восточная (Московская) с поставления митр. свт. Ионы в 1448 г. начала свое автокефальное существование.

Таким образом, с момента перенесения митрополичьей резиденции во Владимир, а затем в Москву, из 158 лет около 90 Русская Церковь возглавлялась одним митрополитом, а в остальные годы в ней было то два, то даже три митрополита одновременно. Свтт. Петр, Феогност, Алексий, Киприан, Иона были пастырями, которые старались действовать на пользу единства Русской Церкви. В условиях политического соперничества Москвы, Твери, Галича и Вильны они утвердили свое пребывание в Московской Руси, то есть там, где был православный правитель. В Литовской Руси свое право утверждать Киевского митрополита сохранили Константинопольские патриархи, но участие в выборы Киевского митрополита приобрел литовский господарь-католик.


[1] Chieviensi Lituanie et Russie inferioris

последние публикации