Friday, December 2, 2022

«Проклятые солдаты» – яблоко раздора между Польшей и Белоруссией

Деятельность на территории современной Белоруссии в годы Второй мировой войны, а также в послевоенный период так называемого антисоветского подполья, которое в большинстве своем представляло различные бандитские группировки и остатки коллаборационистов, не успевших бежать вместе с отступавшими гитлеровцами, продолжает оставаться одной из сложнейших тем в белорусской историографии. Несмотря на то, что данный вопрос изучался многими историками, некоторые его аспекты так и остаются малоизвестными широкой общественности. В первую очередь речь идет о так называемом «польском подполье» на территории БССР. Это, в свою очередь, ведет к использованию данной темы в политических играх, а также позволяет манипулировать фактами, создавая альтернативную историческую реальность, которая в ряде случаев далека от правды.

Тема польских «проклятых солдат» уже не первое десятилетие используется Варшавой для решения ряда внутриполитических и идеологических вопросов. Несмотря на исторические факты их официально чествуют как «героев антикоммунистического подполья, которые, защищая независимость Польского Государства, право на самоопределение и демократические принципы польского общества, с оружием в руках или иным способом противостояли советской агрессии и навязанному коммунистическому режиму». В реальности же ситуация предстает совершенно иной, чем ее рисуют польские идеологи, что уже не раз приводило к серьезным противоречиям между Минском и Варшавой.

«Проклятые (отверженные) солдаты» является устоявшимся в польском историческом дискурсе словосочетанием, которое якобы символизирует забвение властями социалистической Польши тех, кто сражался, как с немецкими захватчиками, так и Красной армией. При этом сегодня к ним принято относить практически всех участников антикоммунистического подполья, определяя их действия и поступки как героические [3]. В первую очередь речь идет о членах Армии Крайовой (АК), Народовых Сил Збройных, подразделений «Свобода и Независимости» (СиН) и участниках многочисленных мелких подпольных групп. Их реабилитации посвящена целая кампания во главе с Польским институтом национальной памяти (ПИНП), который сегодня продвигает новый термин – «непокоренные солдаты», давая им характеристику «последних рыцарей Речи Посполитой».

Вместе с тем те, кого в Польше называют «проклятыми солдатами», хорошо известны своими этническими чистками с признаками геноцида. Они не только убивали красноармейцев, представителей советской власти, но и открыто сотрудничали с украинскими националистами из Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии (ОУН-УПА, запрещена в России) и нацистами. Например, Свентокшицкая бригада активно взаимодействовала с гестапо и снабжалась немецким вермахтом, а отряды СиН совместно с ОУН-УПА устроили кровавую резню в Грубешуве в мае 1946 г. На совести «последних рыцарей Речи Посполитой» карательные рейды против белорусского, украинского, словацкого, еврейского и даже польского населения. Особое место среди них занимает отряд Ромуальда Райса («Бурый»), который печально известен тем, что на территории современной Польши занимался издевательствами и уничтожением мирного населения только потому, что они были белорусами и православными [1, C. 197-203]. История отряда Райса довольно проста, но она является одной из наиболее характерных для понимания того, кого сегодня в Польше стараются сделать национальными героями, и с какой целью.

Создание польского вооруженного подполья на территории современной Белоруссии началось еще в 1939 г., а уже в январе 1940 г. по указанию главы польского эмигрантского правительства Владислава Сикорского был создан подпольный “Союз вооруженной борьбы”, который в последующем вместе с АК развернул активную деятельность против всех противников восстановления польского государства в границах 1939 г. Это были не только немецко-фашистские оккупанты, но и советские партизаны, а также местные жители. Именно в этих структурах и начинал свою деятельность «Бурый», которому в последствии суждено было стать одним их ярких представителей «отверженных солдат».

Ромуальд Райс был рожден в 1913 г., служил в польской армии и даже успел принять участие в сентябрьских боях 1939 г. в районе Люблина. После разгрома он с остатками частей отступил к Ковелю, где был разоружен Красной армией, после чего ненадолго был направлен в лагерь в Березе-Картузской. Позже Райс вступил в состав АК и на первых порах сражался с немцами и литовскими коллаборантами. Известно даже, что «Бурый» в качестве командира одного из отрядов Виленского округа Армии Краевой в июле 1944 г. участвовал в попытке освободить Вильнюс, но потерпел неудачу.

Ромуальд Райс. Источник: https://sputnik.by/20210312/Romuald-Rays-i-diplomaticheskiy-skandal-mezhdu-Minskom-i-Varshavoy-1047114563.html

После освобождения польской территории в января 1945 года АК была официально распущена эмигрантским правительством. Однако ее подпольные вооруженные формирования еще долго продолжали действовать, как в Польше, так и на территории современной Белоруссии, но уже исключительно как «антикоммунистические» группы. В этой связи прошли изменения и в жизни Райса, который был вынужден распустить свой отряд, после чего некоторое время скрывался на территории современного Поставского района Витебской области, а затем перебрался в Белосток и по поддельным документам оказался на службе в батальоне Охраны государственных лесов в Гайновке. В мае 1945 года он был завербован перебравшимся из Белоруссии в Польшу своим бывшим соратником по Виленскому округу АК Зигмунтом Шендзеляжем («Лупашко») и, дезертировав с 29 солдатами, снова влился в антикоммунистическое подполье. Стоит заметить, что подразделение, к которому присоединился «Бурый», также отметилось в этических чистках. Ими были уничтожены белорусская деревня Вилюки, подляшская деревня Патока и литовская – Дубинки. Однако это никак не помешало современной польской власти сделать его командира героем, а все его деяния назвать «предостережением» местного населения «от дальнейшего сотрудничества с коммунистическим советским аппаратом террора» [2].

В августе 1945 г. «Бурый» снова сменил дислокацию и перешел под начало другой польской подпольной воинской организации – Национального войскового соединения (НВС). Под его руководством в так называемой 3-й Виленской бригаде НВС оказалось 228 человек, с которыми он развернул активную террористическую борьбу против частей Войска польского, военнослужащих Красной армии, милиционеров и мирных жителей. Отдельной страницей деятельности формирования «Бурого» стал геноцид православных белорусов современной Белостокщины.

Здесь в конце 1945 г. проживало до 150 тыс.  белорусов [1, C.177 ]. 20 сентября 1945 г. отряд Райса получил приказ провести «пацификацию» (насильственное «усмирение» этнических меньшинств, подавление их национальных инициатив, интересов и прав, в том числе при помощи переселения и физического устранения) юго-восточных районов Бельского повета, однако к его исполнению смог приступить только в конце января 1946 г. В течение нескольких дней «проклятые солдаты» во главе с «Бурым» в районе Белостока задерживали и грабили местных православных жителей, отпуская лишь тех, кто умел перекреститься по-католически и прочитать молитву «Отче наш» по-польски. Во время этой акции было сожжено 5 деревень и убито по этническому признаку 79 православных белорусов, включая женщин, детей и стариков [4].

В частности, 27 января 1946 г. части 3-й Виленской бригады  заняли деревню Лозица, откуда взяв в заложники несколько православных белорусов, направились в Гайновку, где размещался отдел польской милиции и находились несколько красноармейцев. В ходе нападения было убито 2 советских солдата и 2 ранено, но местечко Райсу захватить так и не удалось. 30 января 1946 года отряд «Бурого» в лесу у деревни Старые Пухалы убил более 30 белорусских крестьян, забив их обухами топоров. На следующий день Райс напал на деревни Залешаны и Волька-Выгоновская, где были убиты 16 местных жителей, включая женщин и детей. Вечером 1 февраля 1946 г. «Бурый» разделил свой отряд на три части, отдав приказ уничтожить деревни Зани, Шпаки и Концовизна, где преобладающее большинство составляли православные белорусы. 2 февраля 1946 года Зани и Шпаки были сожжены, а более 30 их жителей убиты.

Необходимо отметить, что внутренние войска Польской народной республики, располагавшиеся в Бельске Подляском, знали про отряд «Бурого» и даже начали операцию против этой бригады, но 29 января она была свернута. Только после получения сведений о проведенной Райсом акции по уничтожению пяти деревень правительственные войска начали действовать решительно. Однако полностью уничтожить террористов удалось только через несколько месяцев, а самому Райсу посчастливилось бежать. Более того, «Бурый» не оставил надежду возобновить свою деятельность и для этого разделил остатки отряда на три группы, а сам отправился «в отпуск» и даже приобрел прачечную, чтобы не привлекать к себе внимания. Однако это ему не помогло, и 17 ноября 1948 года он был арестован по обвинению в совершении военных преступлений.

В ходе расследования Райс утверждал, что лично он «никаких приговоров не исполнял, равно как и не поручал их исполнять», а его деятельность в НВС состояла из «чисто военных действий» [2]. Он даже попытался перевести вину на своего заместителя – подпоручика Хмелевского, но факты говорили сами за себя. В итоге на судебном процессе в Белостоке в октябре 1949 года Райс был приговорен к смертной казни, которая состоялась в декабре 1949 года. Его подельник «Лупашко», арестованный в июне 1948 года, в ноябре 1950 года был также приговорен к смертной казни по 18 эпизодам. 1 марта 1951 года в варшавской тюрьме Мокотув были расстреляны еще семь членов руководства «Свободы и Независимости», что, по сути, стало концом польского антисоветского подполья. Однако на этом история, в том числе и с отрядом Райса, не завершилась и приобрела новую коннотацию уже в наши дни.

В 1990-х годах был создан Польский Институт национальной памяти, где стали звучать предложения придать Райсу и ему подобным статус национального героя [3]. Это привело к тому, что 15 сентября 1995 г. Суд Варшавского военного округа реабилитировал его имя, так как посчитал, что все действия «Бурого» были нацелены на «реализацию высшей цели, которой было для них независимое существование Польского государства». В связи с этим приказы Райса были оценены как совершенные «в состоянии высшей необходимости, которая заставила предпринимать действия, не всегда однозначно этические». Однако через десять лет инициированное ПИНП следствие все же пришло к выводу, что действия «Бурого» и его соратников «имели признаки геноцида» в отношении православных белорусов, что нельзя отождествлять с «борьбой за независимость» Польши. Но прошло еще 14 лет и 11 марта 2019 г. все тот же Институт национальной памяти признал свои прежние выводы ошибочными, а Ромуальд Райс был фактически оправдан историками по обвинению в геноциде белорусского населения на Подляшье. При этом официальной героизации «Бурого» пока не произошло, так как этот процесс изначально вызвал недовольство у части польской общественности, а также официального Минска.

Ультраправые активисты маршируют в память об антикоммунистических боевиках в Хайнувке, Польша, 23 февраля 2019 года. Источник: Agency Gazeta/Agnieszka Sadowska via REUTERS.

Сегодня в Польше «Бурого» и «Лупашко» как героев почитают в основном праворадикалы, хотя неформально подобные тенденции прослеживаются и в действиях властей страны. Последнее подтверждается разрешением проведения с 2016 года в Гайновке марша «проклятых солдат», который организовывают радикальные националисты. Это неоднократно приводило к крайне жестким заявлениям со стороны белорусского МИДа, а в нынешнем году в Минске заявили, что «восхваление палача Р. Райса, известного под псевдонимом «Бурый»… будут всегда вызывать возмущение и протест» [5].

К сожалению, несмотря на все протесты из Белоруссии и неопровержимые факты, в Варшаве по-прежнему считают возможным восхваление тех, кто занимался откровенным геноцидом. Этого требует польская современная идеологическая парадигма, в центре которой лежит представление Польши как главного пострадавшего государства в период Второй мировой войны. При этом новое прочтение событий военного периода сегодня объясняется польскими идеологами довольно просто – необходимо «очистить» историческую памяти от советских мифов. Для этого используется любой повод, имеющий отношение к истории Польши, в результате чего создаются предпосылки для новых мифов, выгодных политикам. Именно таким мифом и являются «отвержденные солдаты». В нынешних условиях, когда в странах Европы и Польше в частности нарастает волна русофобии, официальная  героизация  «Бурого» только вопрос времени.

ЛИТЕРАТУРА

1. Вялікі А.Ф. На раздарожжы. Беларусы і палякі ў час перасялення (1944–1946 гг.). Селяменеў ВД, рэдактар. Мінск: БДПУ, 2005. 319 с.

2. Герасимчик В. Преступления Ромуальда Райса: почему Польша оправдывает геноцид белорусов [Электронный ресурс] // URL: https://eurasia.expert/pochemu-polsha-opravdyvaet-genotsid-belorusov/

3. Лагно А.Р. День памяти «про́клятых солдат»: коммеморативные практики в современной  Польше // Центральноевропейские исследования. 2018. Вып. 1 (10) / Главн. ред. О.В. Хаванова. СПб.; М.: Нестор-История. С. 269 – 288.

4. Козик Л.А. Деятельность отряда капитана Р. Райса (Бурого) на территории Белосточчины в 1944–1946 гг. в политике памяти республики польши // Журнал Белорусского государственного университета. История. 2020. № 4. С. 34–47

5. Комментарий пресс-службы МИД в связи с запланированным на 19 февраля 2022 г. в г. Гайновке (Польша) маршем памяти «проклятых солдат» // URL: http://mfa.gov.by/press/news_mfa/cb95c5c9ad74bc62.html

последние публикации