Friday, December 9, 2022

Проблемы современности: инвестиционные гиганты США Vanguard Group и BlackRock на пути установления глобальной олигополии





Когда речь заходит о миллиардерах, оказывающих влияние на содержание и направления развития мировой экономики, чаще всего упоминаются «креативные менеджеры» или талантливые управляющие высшего, «топового», уровня компаний, таких, как Alphabet (Сергей Брин и Ларри Пейдж), Berkshire Hathaway (Уоррен Баффет), Amazon (Джефф Безос), Facebook (Марк Цукерберг), Walmart (семья Уолтонов), Oracle (Ларри Эллисон), Comcast (Семья Робертс) и Kraft-Heinz (Berkshire Hathaway и 3G Capital) и др. Личное состояние основателя Google Ларри Пэйжа составляет около 50 млрд долларов, основателя Facebook Марка Цукерберга – 62,3 млрд долларов, стоимость компании Ларри Эллисона Oracle, лидера в сфере разработки ПО, в 2019 г. оценивалась почти в 190 млрд долл., а личное состояние Ларри Эллисона – в 62,5 млрд. Состояние основателя Microsoft Билла Гейтса составляет более 96 млрд долларов, личное состояние Джефа Безоса, основателя Amazon – крупнейшего в мире онлайн-магазина, оценивается в 131 млрд долларов. Однако Безоса на второе место потеснил основатель компаний SpaceX, Boring Company и др., владелец Twitter, инвестор, генеральный директор компании Tesla Илон Маск с состоянием более чем в 300 млрд долларов. Совокупный доход пяти крупнейших IT-компаний мира (Apple, Microsoft, Alphabet, Amazon и Facebook) в 2020 г. увеличился до 1,1 трлн долл. (Кочетков, 2022 : Эл. ресурс).

В корпоративном бизнесе в середине 1970-х гг. произошли ключевые изменения, которые полностью изменили его модель и механизмы. Начавшийся тогда резкий рост нескольких корпораций практически уничтожил конкурентный рынок, на котором ранее держалась экономическая мощь Америки. Представление о том, что в глобализирующемся мире существует свободная конкуренция, стимулирующая инновации, которая снижает цены и приносит пользу потребителю – это не более чем иллюзия. В действительности большинство крупных корпораций, которые поставляют продукты питания, лекарства, информацию – все то, что ежедневно используется каждым человеком, контролируются несколькими избранными инвестиционными фирмами. И указанные миллиардеры – это только формальные собственники корпораций. Несмотря на их колоссальные и более чем впечатляющие личные состояния, они чаще всего не являются настоящими хозяевами данных компаний. По сравнению с настоящими собственниками их личные состояния выглядят уже не так убедительно. Так, например, крупнейшие американские инвестиционные фонды Vanguard Group и BlackRock сконцентрировали в своем портфеле стратегически значимые инвестиции во всех компаниях, представляющихся как гиганты IT-сектора, фармацевтики, информации, киноиндустрии, продуктов питания, технологий, транспорта, автопрома и т.п.: Google, YouTube, Facebook, Twitter, Instagram, Amazon, Alibaba, Pfizer, Bayer Pharmaceuticals, AstraZeneca, PepsiCo, Coca Cola, Microsoft, Apple, Netflix, Reuters,Viacom (CBS), ATT, Tesla, The New York Times, Agricultural Bank of China, FedEx, American Airlines, United Airlines, TUI AG, Zimmer Biomet Holdings, Volkswagen AG, Ford Motor Company и др.

Главной компанией в мире по управлению трастовым капиталом и одним из основных акционеров мировых технологических гигантов является инвестиционный фонд BlackRock, основанный еще в 1988 г. Лоуренсом (Ларри) Финком и имеющий в непосредственном управлении средства более 10 трлн долларов (Sorkin, Merced, 2022 : Эл. ресурс), включая пенсионные фонды, хедж-фонды и фонды национального благосостояния, фонды государственных и местных органов власти, фонды колледжей, и суверенные фонды. Однако отметим, что суть деятельности BlackRock заключается в том, что активы принадлежат клиентам, а не ему, то есть он торгует исключительно деньгами своих клиентов (Vanguard не торгуется на рынке). Следующей отличительной чертой этой компании является беспрецедентное использование цифровых технологий: 24 часа в сутки постоянно работают несколько тысяч компьютеров, вся информации об изменения на финансовом рынке отслеживаются целыми командами, состоящими из инженеров, математиков, аналитиков, программистов и других специалистов.

Критики упрекают BlackRock в том, что он подрывает конкуренцию путем владения акциями конкурирующих компаний (из-за отсутствия действительной конкуренции цены становятся выше), стирает границы между частным капиталом и государственными делами, торгует долгами, которые он сам же и помогает оценивать правительству, слишком тесно «сотрудничает» с регулирующими органами, выступает за приватизацию пенсионных программ, чтобы направить накопительный капитал в свои фонды. Кроме того, можно обвинить BlackRock в том, что он убил мечты многих американцев о собственном доме, поскольку именно он лидирует в скупке домов на одну семью, покупая большую их часть по всей стране, чтобы выставить их на продажу или сдать в аренду, тем самым удерживая цены на высоком уровне. При этом BlackRock конкурирует за дома с обычными американцами, которые «вооружены» только самым дешевым ипотечным кредитом, поэтому, арендуя жилье, большинство американцев арендуют его у BlackRock. Напрашивается прямая корреляция со статьей, опубликованной Forbes в 2016 г. c подзаголовком «leadership strategy» и названием «Добро пожаловать в 2030 год: у меня ничего нет, у меня нет личной жизни, и жизнь никогда не была лучше», где излагаются идеи Всемирного экономического форума, он и обозначен как автор публикации (World Economic Forum, 2016 : Эл. ресурс). Всемирный экономический форум, помимо прочего, является партнером BlackRock.

Активы компании Vanguard  со своей стороны, достигли отметки в 7,9 трлн долларов (Breen, 2021 : Эл. ресурс), однако имена конечных бенифициаров не разглашаются. Третья по значимости компания State Street Global Advisors (SSGA) с располагает в управлении активами в 3,9 трлн долларов (Breen, 2021 : Эл. ресурс). Однако у  State Street  есть еще одно мощное направление деятельности – депозитарные активы, которые составляют космическую сумму в почти 36 трлн долларов, именно в результате владения огромными депозитарными активами State Street был признан «глобальным системно значимым банком» США (G-SIB) (Napach, 2020 : Эл. ресурс).

Относительно цифрового сектора, являющегося одним из направлений в деятельности указанных компаний, отметим, что технологическая платформа iShares от BlackRock в конце 2020 г. управляла 2,3 трлн долларов (Egan, 2020 : Эл. ресурс), платформа BlackRock Aladdin содержит активы на сумму не менее 21,6 трлн долларов, что эквивалентно 10 % мировых акций и облигаций (Napach, 2020 : Эл. ресурс). Отметим, что активы всей Федеральной резервной системы не превышают примерно 4,5 трлн долларов.

В 2015 г. был создан единый холдинг Alphabet, в состав которого вошла компания Google и все ее подразделения. Но не Alphabet задает политику IT сектора: его главными акционерами, как мы видим, стали Vanguard Group и BlackRock. Более того, в 2021 г. все три инвестиционных гиганта – Vanguard, BlackRock и State Street Global Advisors – в совокупности владели 88 % компаний S&P 500 (Egan, 2020 : Эл. ресурс). В информационном секторе эти финансовые гиганты не просто владеют значимыми пакетами акций, но они располагают главными «узлами» ее распространения, поэтому не просто оказывают влияние на создание информации, они создают ее, следовательно, формируют общественное мировоззрение – и не важно, что смотрят американцы  CBS, FOX или ABC. На мировом финансовом рынке именно Vanguard, BlackRock и State Street Global Advisors задают партитуру, и именно они получили название «Большая тройка» или как ее еще называют – «Большая тройка, управляющая Америкой».  

Отметим самую главную характерную черту: эти крупнейшие мировые фонды, которые занимаются управлением активами – Vanguard Group, BlackRock, State Street Global Advisors – параллельно владеют частью акций друг друга. Фактически State Street Global Advisors принадлежит BlackRock, а крупнейшим акционером BlackRock является Vanguard. Vanguard – это такая же частная компания, которая принадлежит своим акционерам, но их имена неизвестны. Эти две инвестиционные компании, Vanguard и BlackRock, обладают монополией во всех отраслях промышленности в мире, и они, в свою очередь, принадлежат самым богатым финансовым кланам в мире. На то, что самой верхушкой является Vanguard, указывает тот факт, что у этой компании нет внешних инвесторов.

Таким образом, инвестиционные фирмы, банки и страховые компании принадлежат своим акционерам, которые чаще всего владеют акциями друг друга. Более мелкие инвесторы принадлежат более крупным, которые, в свою очередь, принадлежат самым крупным инвесторам. Вместе они образуют огромную сеть, сравнимую с пирамидой, на вершине которой находятся две компании, Vanguard и BlackRock.

В итоге группа формально различных компаний, тесно переплетенная, только напрямую распоряжается, как показывает нехитрый подсчет, более 21 трлн долл., что примерно эквивалентно 3/4 ВВП США и почти в два раза больше, чем у всех мировых хедж-фондов вместе взятых. «Большая тройка» контролирует от 73 % до 80 % мирового рынка ETF (биржевых фондов) и спонсирует 45 из 50 крупнейших фондов. Влияние, которое она оказывает на мировой финансовый рынок, показывает системную значимость «Тройки», которая фактически никакой «тройкой» не является (Egan, 2020 : Эл. ресурс).

BlackRock, хотя и не является конечным владельцем акций, которыми она управляет, но имеет право голосовать от имени своих клиентов, это прием, который называется «согласованное голосование», которое, по сути, и позволяет осуществлять монополистическое влияние. То есть «управление корпоративным управлением» осуществляется посредством доминирования на корпоративных выборах. По словам председателя правления и генерального директора Vanguard Уильяма Макнабба, «в прошлом некоторые ошибочно полагали, что наш преимущественно пассивный стиль управления предполагает пассивное отношение к корпоративному управлению. Ничто не может быть дальше от истины» (Fichtner, HeemskerkGarcia-Bernardo, 2017 : Эл. ресурс). Более того, сам основатель Vanguard Джон Богл в 2018 г. выразил обеспокоенность тем, что «горстка гигантских институциональных инвесторов однажды получит контроль над голосованием практически в каждой крупной корпорации США, и их растущее доминирование на финансовых рынках, корпоративное управление и регулирование будут основными проблемами в грядущую эпоху» (Napach, 2020 : Эл. ресурс). Это огромное право голоса позволяет BlackRock оказывать исключительное влияние на корпоративное управление и политику, несмотря на то, что и другие корпорации сами являются гигантами – такими, как, например, Exxon и Microsoft. Кроме того, «Большая тройка» оказывает скрытое влияние двумя способами: через частные соглашения с руководством инвестированных компаний и через усвоение руководителями этих компаний целей «Тройки».

Например, в третьем квартале 2021 г. BlackRock выступила против переизбрания 800 директоров разных компаний. После этого одна из них, крупнейшая американская нефтяная компания Exxon, стала рассматривать возможность прекращения нескольких буровых проектов – несмотря на то, что в мире объективно существует дефицит инвестиций в производство энергии. При этом никого не смущают явные двойные стандарты: сама «Большая тройка» владеет примерно третью акций гигантов ископаемого топлива – Chevron, ExxonMobil и ConocoPhillips, и также третью акций крупных компаний агробизнеса, таких, как Archer-Daniels-Midland, что превращает ее в крупнейшего акционера в двух отраслях, наиболее часто использующих ископаемое топливо.

Подъем «Большой тройки» за последнее десятилетие знаменует собой фундаментальную трансформацию всей системы финансового капитализма. Однако проблема заключается не только в том, что «Большая тройка» контролирует американскую и во многом мировую технологическую сферу. Главная проблема заключается в ее контроле самих США. «Тройка» незаметно заняла центральную роль в экономической и политической жизни США, набрав более 25 % голосов на собраниях корпоративных акционеров, что означает, что они, по определению  аналитика по инвестиционной стратегии Анусара Фаруки, «осуществляют нечто сродни государственной власти над крупнейшими корпорациями, на долю которых приходится подавляющая часть экономической деятельности в … мировой экономике» (Táíwò, 2022 : Эл. ресурс).

В период пандемии короновируса Федеральная резервная система (ФРС) США во второй раз (первый раз был, когда компания помогла ФРС в 2009 г. справиться с финансовым кризисом) привлекла ее для поддержки всего рынка корпоративных облигаций США. Отметим, что это достаточно парадоксальный выбор. В 2008 г. после краха Bear Stearns и American International Group Федеральная резервная система Нью-Йорка обратилась к BlackRock, чтобы она помогла контролировать миллиарды долларов в проблемных активах, также правительство США заключило контракт с BlackRock на устранение последствий кризиса и управление токсичными активами, которые принадлежали таким фирмам, как Bear Stearns, Lehman Brothers и  Freddie Mac. Помимо работы с ФРС во время кризиса 2008 г., BlackRock выполняла работу для Министерства финансов Великобритании, Швейцарского национального банка, Европейского центрального банка и правительства Греции. Немного позднее Банк Канады и даже Евросоюз наняли BlackRock для консультирования по вопросам внедрения управленческих и социальных практик. Как видим, практически никому неизвестная компания в условиях кризиса вдруг получила привилегированный доступ к самому широкому спектру финансового сектора разных стран. Отметим, что компания выплачивает гонорары в размере до нескольких десятков миллионов долларов в год, что не может не укреплять ее связи с влиятельными политиками разных стран.

Итак, в период пандемии короновируса ФРС США обратилась к «независимому эксперту», чтобы избежать кризиса. Этим экспертом стал BlackRock, который без торгов выиграл контракт на управление фондом на сумму 454 млрд долларов, используя его для получения кредита ФРС на сумму более 4 трлн. Таким образом BlackRock играет на обе стороны, покупая в основном собственные средства от имени самой ФРС. На этих операциях BlackRock заработает колоссальные деньги, получая «тонны» прямых и вторичных финансовых выгод, но главное заключается в том, что фактически он будет управлять денежными потоками страны. BlackRock максимально приблизился к ФРС, насколько это вообще возможно. Эксперт по финансовому праву Уильям Бердтисл назвал BlackRock «четвертой ветвью власти» (Táíwò, 2022 : Эл. ресурс). Основания для подобного утверждения имеются более чем веские: BlackRock  становится единственной частной фирмой, имеющей тесные отношения с Федеральной резервной системой и соглашения о предоставлении денег всей банковской системе. Даже программное обеспечение, разработанное BlackRock – Aladdin – также используется ФРС для управления своими финансовыми транзакциями.

«Большая тройка» имеет и свое «расширение» – «Большая пятерка», состоящая из уже упомянутых Vanguard Group, BlackRock, State Street, а также Fidelity Investments (2,3 трлн долларов) и Capital Group (2,3 трлн долларов). «Большая пятерка» совокупно управляет более чем 34 трлн долларов  по всему миру. По данным Morningstar Direct, только в американских фондах группа управляет 15,07 трлн долларов, или 61,89 % всех активов, хранящихся в фондах акций США (Breen, 2021 : Эл. ресурс). «Большую пятерку» американские эксперты обвиняют в том, что она готовит для США весьма мрачное будущее, в частности, постепенно ликвидирует саму систему демократического участия акционеров, поскольку если два или три инвестора контролируют от 20 % до 40 % голосов в каждой американской компании, то американская «демократия акционеров» никогда не будет работать так, как раньше. 

Потенциальными последствиями передачи такой большой власти в руки столь небольшого числа компаний приводит к тому, что буквально удушающая хватка последних на фондах акций США дает им фактическое право вето на все основные корпоративные решения в США к 2040 году. Они получают возможность эффективно пресекать практически любую деятельность других компаний, идущих вразрез с их интересами. В последнее время они активно выступают против компаний, работающих на ископаемом топливе. Так, генеральный директор «мелкой» компании, «Asheville», Питер Крулл, компании «всего» с 145 млн долларов активов, указывает, что «лично я не хочу, чтобы Blackrock, Vanguard и SSGA были главными арбитрами в принятии всех основных решений, потому что я просто не доверяю им или их мотивам» (Táíwò , 2022  : Эл. ресурс).

BlackRock, Vanguard и State Street Global Advisors в конце 2021 г. для своих портфельных компаний опубликовали рекомендации по приоритетам на 2022 год. 18 января 2022 года генеральный директор BlackRock Ларри Финк опубликовал свое ежегодное «Письмо руководителям компаний», буквально «следуя по пятам» генерального директора State Street, который свое ежегодное письмо директорам публичных компаний опубликовал 12 января. Эти заявления управляющих активами «Большой тройки» отражают ряд общих подходов. В частности, Финк указал, что новый акцент в своей работе BlackRock ставит на проблемах охраны окружающей среды, социального обеспечения и корпоративного управления (триада, известная как E.S.G. – environment, social, and governance), а изменение климата станет «определяющим фактором» в его инвестиционных оценках. Поясним, что на практике это означает,  что если какая-либо компания «провалит тесты» на соответствие E.S.G., то это может привести к тому, что BlackRock продаст свои доли в ней. Далее Финк предложил путь декарбонизации, «надежного энергоснабжения» и «справедливого перехода» (который якобы должен защитить наиболее уязвимые слои населения от шоков цен на энергоносители и экономических потрясений) (Blackrock, Vanguard and State Street update.., 2022 : Эл. ресурс). Л. Финн также указал, что «нет компании, на бизнес-модель которой не повлияет переход к нулевой экономике» (Táíwò , 2022  Эл. ресурс). Деглобализация, по его мнению, приведет к еще большему росту инфляции, поэтому он поддержал введение глобальной цифровой платежной системы, которая «может улучшить расчеты по международным транзакциям, одновременно снижая риск отмывания денег и коррупции» (Wall Street Warns About the End .., : Эл. ресурс). Сам же BlackRock в настоящее время рассматривает возможность добавления крипто- и блокчейн-предложений в свой портфель. Угроза со стороны Финка прозвучала более чем серьезная, и в ответ Техас принял законопроект, который запретил бы государственным учреждениям вести дела с финансовыми фирмами, такими как BlackRock, в случае их бойкота энергетических компаний.

В целом BlackRock участвует в глобальном проекте под названием «Великая перезагрузка» (The Great Reset), анонсированный Всемирным экономическим форумом (ВЭФ) и детально изложенный книге президента ВЭФ Клауса Шваба «COVID-19: The Great Reset». Клаус Шваб предложил концепцию «капитализма заинтересованных сторон» в противовес прежней доктрине «чикагской школы» и ее идеолога Милтона Фридмана «акционерного капитализма», согласно которой единственной ответственностью компании является максимизация прибыли. Однако и «капитализм заинтересованных сторон» – это лишь красивая формулировка, призванная скрыть истинное намерение проекта контролировать все и вся, и направлен он на еще большее усиление власти капитала, вплоть до уровня решения политических вопросов, с которыми компании справятся якобы лучше, чем национальные правительства. Компаниям, являющимся главными действующими акторами «великой перезагрузки», вменяется роль высшей контролирующей инстанции, в орбиту компетенций которых попадают и сами правительства, многие из которых наивно полагают, что они управляют подобными «Большой тройке» гигантами. Глобальный идеологический смысл заключается в том, что раз корпорации больше не будут думать исключительно о достижении прибыли, буквально любой ценой, то представление о них в общественном сознании изменится – корпорации предстают как источник добра, справедливости и компетенции, в отличие от правительств, не заботящихся о населении и постоянно заводящих ситуацию в кризис. Следовательно, необходимость передачи контроля над государственной политикой корпорациям должна стать очевидной и неизбежной. Так у демократов США усиливается весьма энергичное «прогрессивное крыло» («глубинное государство», выступающее против самого истеблишмента, ярким примером действий которого является отлучение действующего на тот момент президента США Дональда Трампа от Twitter и Facebook).

В 2017 г. по инициативе Линн де Ротшильд (жена известного банкира и финансиста Эвелина Роберта де Ротшильда) была учреждена организация «Коалиция за инклюзивный капитализм» (Coalition for Inclusive Capitalism – CIC). Цель Коалиции –проведение «Великой перезагрузки» с целью создания «нового капитализма», называемого «инклюзивным». Сложился определенный дуумвират: профессор Шваб отвечал за идеологическое обоснование и пропаганду проекта, а Линн де Ротшильд – за мобилизацию представителей мирового бизнеса, готовых реализовывать проект практически. На сайте Коалиции можно узнать, что в ту коалицию вошли:  компании «Юнилевер», «Джонсон&Джонсон», «Нестле», «Пепсико», «Доу Кемикл», «Дюпон» и др. (Coalition for Inclusive Capitalism : Эл. ресурс), а также крупнейшие в мире финансовые холдинги, занимающиеся трастовым управлением активами: Amundi Asset Management, Schroders, Barings, JPMorgan Chase & Coи др. В этом списке фигурирует и сама «Большая тройка»: Vanguard, BlackRock и State Street. В том же 2017 г. французское правительство пригласило Ларри Финка принять участие в «Комитете общественных действий 2022» (CAP 2022) – своего рода Второй комиссии Аттали, цель которой определяется как нахождение контуров будущего «нового» французского государства. После избрания президентом Эммануэль Макрон дважды принимал Ларри Финка. Во Франции фонд стал акционером от 5 до 10 %  компаний Eiffage, Danone, Vinci, Lagardère, а также Renault, Peugeot, Société Générale, Axa, Vivendi, Total, Sanofi, Legrand, Schneider Electric, Veolia, Publicis и в целом является основным акционером по меньшей мере в 172 из 525 французских компаний, зарегистрированных на фондовой бирже (Coumarianos, 2022 : Эл. ресурс), принимает участие и в управлении французским Пенсионным фондом, что в последнее время вызывает массовое недовольство французов, выходящих на протесты, в том числе против непосредственно BlackRock.

В 2018 г. Ларри Финк обосновал модель «капитализма заинтересованных сторон», когда просто прибыль для бизнеса должна быть не важна. Он предположил, что бизнес-лидеры, которые не адаптируются к новой реальности, рискуют быть настигнутыми более молодыми и инновационными конкурентами в ногу со временем. «Рынки капитала позволили компаниям и странам процветать. Но доступ к капиталу – это не право», а «большая честь», и «ответственность за привлечение этого капитала ответственным и устойчивым образом лежит на вас». Финк обещал, что будет оказывать помощь клиентам в выстраивании правильных приоритетов инвестирования (Sorkin, Merced, 2022 : Эл. ресурс). «Правильные приоритеты», или загадочные критерии ESG, в которые входит и некое понятие «устойчивости», приносят дополнительную прибыль от управления. Так, по данным Morningstar, за 36-месячный период до марта 2022 г. глобальный приток средств в любые фонды, отвечающие критерию «устойчивости», составил более 1 трлн долларов, приток капиталов только в «устойчивые» фонды BlackRock, включая фонды ее подразделения iShares, за этот период составил 190 млрд долларов (Coumarianos, 2022 : Эл. ресурс).

Таким образом, BlackRock ссужает деньги ФРС США и консультирует ее, он же разрабатывает для нее программное обеспечение. Многие сотрудники BlackRock были в Белом доме еще вместе с Бушем и Обамой, в настоящее время бывший глава администрации Финка в BlackRock Уолли Адейемо является заместителем министра финансов США, бывший исполнительный директор BlackRock Брайан Диз, который руководил как раз «устойчивым» инвестированием, был назначен Байденом на пост главы Национального экономического совета Белого дома, и еще один  бывший исполнительный директор BlackRock Майкл Пайл стал главным экономическим советником вице-президента Камалы Харрис. Мы наблюдаем максимально возможное сближение BlackRock с финансовым и политическим управлением США, наряду с монопольной ролью в области корпоративного управления, на финансовых рынках и в технологической сфере. Предположим, что с приватизацией глобального земельного фонда частные инвестиционные фонды в свое распоряжение получат все необходимые ресурсы и возможности для установления практически безраздельного контроля над обществом, т.е. глобальной олигополии.

Список литературы:

Кочетков А. (2022) Формирование цифровой элиты как новой страты глобально-информационного общества [Электронный ресурс] // Вестник ВолГУ. Серия 4, История. Регионоведение. Международные отношения. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/formirovanie-tsifrovoy-elity-kak-novoy-straty-globalno-informatsionnogo-obschestva.

World Economic Forum Welcome To 2030: I Own Nothing, Have No Privacy And Life Has Never Been Better (2016) [Электронный ресурс] // Forbes, November, 10. URL: https://www.forbes.com/sites/worldeconomicforum/2016/11/10/shopping-i-cant-really-remember-what-that-is-or-how-differently-well-live-in-2030/?sh=24dac8561735

Breen O. (2021) Suddenly Vanguard, BlackRock, State Street not only have the assets but the power of ESG mandates, which make them a growing threat to shareholder democracy [Электронный ресурс] // RIA BIZ, July 29. URL: https://riabiz.com/a/2021/7/28/suddenly-vanguard-blackrock-state-street-not-only-have-the-assets-but-the-power-of-esg-mandates-which-make-them-a-growing-threat-to-shareholder-democracy-critics-say

Napach B. (2020) Group Calls for Limiting Power of BlackRock, Vanguard & State Street [Электронный ресурс] // Think advisor, November, 20. URL: https://www.thinkadvisor.com/2020/11/30/group-aims-to-limit-power-of-blackrock-vanguard-state-street/

Egan M. (2020) BlackRock and the $15 trillion fund industry should be broken up, antimonopoly group says [Электронный ресурс] // CNN Business, November 24. URL: https://edition.cnn.com/2020/11/24/business/blackrock-vanguard-state-street-biden/index.html

Fichtner J., Heemskerk E., Garcia-Bernardo J. (2017) Hidden power of the Big Three? Passive index funds, re-concentration of corporate ownership, and new financial risk [Электронный ресурс] // Camridge University Press, April, 25. URL: https://www.cambridge.org/core/journals/business-and-politics/article/hidden-power-of-the-big-three-passive-index-funds-reconcentration-of-corporate-ownership-and-new-financial-risk/

Táíwò О. (2022) How BlackRock, Vanguard, and UBS Are Screwing the World // TNR, March 7. URL: https://newrepublic.com/article/165623/blackrock-vanguard-ubs-climate

Blackrock, Vanguard and State Street update corporate governance and ESG policies and priorities for 2022 (2022) [Электронный ресурс] // Gibson Dunn, January 25. URL: https://www.gibsondunn.com/blackrock-vanguard-and-state-street-update-corporate-governance-and-esg-policies-and-priorities-for-2022/

Wall Street Warns About the End of Globalization (2022) [Электронный ресурс] // The New York Times, March, 24. URL: https://www.nytimes.com/2022/03/24/business/dealbook/globalization-fink-marks.html

Coalition for Inclusive Capitalism [Электронный ресурс] // URL: https://www.coalitionforinclusivecapitalism.com

Coumarianos J. (2022) A new book by Peter Goodman skewers the self-serving ‘virtue’ of the modern billionaire [Электронный ресурс] // Citywireusa, May, 6. URL: https://citywireusa.com/registered-investment-advisor/news/book-review-davos-man-is-behind-your-esg-fund/a2383714

Sorkin A., Merced M. (2022) It’s Not ‘Woke’ for Businesses to Think Beyond Profit, BlackRock Chief Says [Электронный ресурс] // The New York Times, January, 17. URL: https://www.nytimes.com/2022/01/17/business/dealbook/larry-fink-blackrock-

Полный текст статьи: © Филимонова Анна Игоревна, Инвестиционные гиганты США Vanguard Group и BlackRock на пути установления глобальной олигополии. Ученый совет №7 2022. 2022;7.

последние публикации