Thursday, June 13, 2024

Причина событий в Косово не в действиях КФОР/НАТО и албанцев. Ч.2.

Смена власти в Сербии в 2012 г. и приход Вучича ознаменовало крах для сербской государственности, а в правовом поле процесс формирования «Республики Косово» продолжился столь же открыто, как и начался. Брюссельское соглашение от 19 апреля 2013 г. вывело всю территорию Косово, включая сербский север, из-под конституционно-правового порядка Республики Сербии и включило ее в конституционно-правовой порядок «Республики Косово». Однако здесь важнейшим моментом является то, что Брюссельское соглашение не «свалилось» само по себе, это даже не своеволие Вучича, а лишь стало реализацией Соглашения о стабилизации и присоединении Сербии (ССП) к ЕС, заключенного еще Борисом Тадичем, трактующего «Косово» как независимое государство. Три статьи ССП прямо указывают на необходимость установления «добрососедских отношений» между Сербией и «Косово». Так началась так называемая европейская интеграция Сербии. В переговорном процессе Белград-Приштина албанские сепаратисты получают: таможню, границу (включая сербский север), признание дипломов, автомобильных номеров, кадастр, архив ЗАГС, электроэнергетическую и телекоммуникационную систему, международный телефонный номер, собственную армию, и «по мелочи» – крупнейший горнодобывающий комбинат на севере края «Трепча». Это все – атрибуты государственности, которые сепаратисты не могли получить от НАТО в результате военной агрессии, только Белград мог «подарить» государственность «УЧК-Республике Косово». Подчеркнем: легитимность и государственность «Республика Косово» получила от Белграда и не могла «добыть» их никаким другим легальным способом. После Брюссельского (2013), Вашингтонского (2021) соглашений и Тиранской декларации (2022), а также соглашений, оформляющих «Великую Албанию» в реальности (проект «Мини-Шенген»-«Открытые Балканы»), а также Брюссельско-Охридское соглашение (февраль-март 2023) завершили национальную капитуляцию Александра Вучича, то есть сдачу Косово. Отметим только основное: ст. 15 Вашингтонского соглашения разрешает Косово вступать в международные организации, статья 2 и 4 Брюссельско-Охридского соглашения (точнее, первое – это соглашение, а второе – план применения) четко и ясно говорит о территориальной целостности, суверенитете и независимости Сербии и Косово. Яснее трудно выразиться. Причем применение Брюссельско-Охридского соглашения началось «не отходя от кассы»: в считанные недели Вучич и Курти заключают декларацию с формулой о «насильственно пропавших лицах», открывающей широчайший путь для дальнейшего удовлетворения албанских национальных устремлений посредством судебного преследования всех сербов, бывших «пособниками режима», «угнетающих албанцев», не говоря уже о военнослужащих, полицейских и госслужащих Сербии – прежних и настоящих. Еще одно прямое и грядущее в ближайшее время следствие – вступление Косово в ЮНЕСКО и передача храмов, монастырей и иных объектов Сербской Православной Церкви на территории Косово под юрисдикцию Приштины с объявлением всего этого «аутентичным албанским культурным наследием». Не будет даже экстерриториального статуса СПЦ.

В Брюссельском соглашении несколько статей было посвящено, судя с высоты сегодняшнего дня, смешному фокусу. Речь шла о формировании в Косово некоей Ассоциации сербских общин (АСО), что должно было послужить фиговым листком, прикрывающим сдачу края. Но «косовский парламент», бдительно не допускающий никаких компромиссов в национальном деле, запретил выход за рамки косовского законодательства, указав будущей АСО ее место – никакой культурно-территориальной автономии (с законодательными функциями), только вопросы на местах, т.е. рамки компетенций жилищно-коммунального управления. Отсюда следует вывод: обе стороны, Сербия (парламент, правительство, народ) и Россия, проигнорировали Брюссельское соглашение – что оно грубейшим образом нарушает международное право, Конституцию Сербии и вводит весь край в конституционно-правовой порядок «Республики Косово», решая практические вопросы положения сербского нацменьшинства в другом государстве. АСО так и не была создана, но более чем трогательные многолетние призывы к ее созданию и в ее поддержку слаженно раздавались со всех сторон: Вучича, США, ЕС и России. А Приштина обрела полноту территории, следовательно, по Брюссельскому соглашению, совершенно легитимно может размещать свою полицию, спецназ, строить военные и иные объекты, да и вообще, делать, собственно все, что ей заблагорассудится, совершенно на законных основаниях. Приштина в своем праве – праве, которое ей предоставил Вучич при поддержке всех заинтересованных лиц. Вопрос заключается только в природе этого интереса.

Но самое главное происходило в тишине. Европейский союз ратифицировал Соглашение о стабилизации и присоединении (ССП) Сербии только после заключения Брюссельского соглашения, намертво увязав процесс европейской интеграции Сербии со сдачей Косово. Отсюда следует вывод: сама евроинтеграция Сербии требует ее отказа от Косово. Соответственно, любое выражение поддержки европейского пути Сербии или рафинированно-дипломатическое и возвышенно-альтруистическое «нежелание вмешиваться в суверенное решение сербской власти» на деле является банальным и жестким требованием сдать Косово.

Итак, с 1999 года заинтересованными или незаинтересованными по неизвестным причинам сторонами был проигнорирован весьма длительный, открытый и недвусмысленный процесс создания и легального оформления «Республики Косово», напрямую увязанный с европейской интеграцией Сербии. Также было проигнорировано то, что А.Вучич не предпринял ни одной меры по защите территориальной целостности, суверенитета и независимости Сербии. НАТО беспрепятственно выполняла свою операцию, ее главным действующим лицом является Александар Вучич. Россия либо поддерживала Вучича, либо игнорировала истинный смысл происходящего, либо смещала фокус внимания на нужный Вучичу – например, поддержку АСО или евроинтеграции Сербии.

Условием европейской интеграции Сербии (даже оставляя в стороне вопрос о реальности вступления Сербии в ЕС, поскольку выполнять ССП Сербия должна независимо от конечного результата, как международное обязательство) является отказ от Косово. Этот отказ не может быть безболезненным и бескровным, это «вырывание куска плоти». Но экзекуторам те стороны, которые должны были препятствовать, наоборот, обеспечили «режим наибольшего благоприятствования»: необходимый запас времени, условия для правового оформления «Республики Косово, пропагандистское отвлечение внимания, замалчивание и прямой обман сербского населения. Все это время НАТО\США находились в позиции чуть более чем 100 % контролирующего и направляющего процесс. Сейчас российская дипломатия напоминает, что по условиям Резолюции СБ ООН №1244 Сербия имеет право вернуть в край примерно 1000 военнослужащих и полицейских. Напомним, что Россия вывела свой воинский контингент из Косово в 2006 г. и не предложила самостоятельного проекта, мер и способов разрешения косовской проблемы, превращая и себя, и Сербию в «жертву действий НАТО, США и албанцев», которые ничего и не скрывали. Возвращать сербские силы нужно было сразу, а не когда «Республика Косово» уже создала собственную армию (прибавим ее военный договор с Албанией, позволяющий размещать армии друг друга на своих территориях), получила полноту территории и границу, законодательно оформила интеграцию последнего оплота сопротивления – сербов севера, и в целом оформила свою государственность. Резолюция №1244 была уничтожена ССП, Брюссельским, Вашингтонским и Брюссельско-Охридским соглашениями и результатами «переговорного процесса» Александра Вучича. Но процесс «ушел» еще дальше – в сторону фактического создания Великой Албании. В настоящее время Вучич примерно в двадцатый раз с 2018 г. объявляет загадочную «боевую готовность» Армии Сербии, но истина заключается в том, что она не может перейти границу с Косово. Возникает закономерный вопрос – не является ли сданное Косово его гарантией нахождения у власти, и было условиям получения его власти, о чем свидетельствую депеши Викиликс[1]?

Нынешней эскалации предшествовала «интермедия» в виде внезапного отказа Вучича от руководства Сербской прогрессивной партией (лидером которой он оставался вопреки Конституции, запрещающей совмещать пост главы государства и партии) и создания им же некоего нового движения. В пятницу 26 мая он проводит в Белграде беспрецедентно массовый митинг «Сербия надежды», на который примерно на 200 автобусах, арендованных у косовско-албанской компании, столь же массово свозятся сербы Косово.  Цель мероприятия осталась скрытой, посылы президента не отличались смысловой нагрузкой: «Бесконечное спасибо за то, что собрались перед Народной Скупщиной в таком большом количестве, но прежде всего спасибо за то, что показали, насколько вы настойчивы и готовы бороться за нормальную и пристойную – свою Сербию», «Единство и общность нужны нам сегодня как никогда. Когда мы едины, тогда никто не может нам ничего сделать. Только сильная и единая Сербия может справиться с бесчисленными проблемами. Мы продолжим сражаться за Сербию вместе и победим вместе!», и далее в том же духе[2]. Однако «единство» и «большое количество» не были проявлением народного альтруизма: за него щедро властью выдавались от 2 до 5 000 динаров, знаменитые сэндвичи, отгулы на работе, а также не менее традиционные запугивания увольнением с работы. На площади перед Скупщиной, где, как ожидалось, должно присутствовать более 100 000 «одаренных» добровольцев-митингующих, пребывала лишь половина, что, по имеющейся информации, не добавляло Вучичу оптимизма. Главное в этом действе заключалось в массовом отъезде сербов Косово в Белград (на албанских, «Куртиевых», автобусах). Тем временем, по «случайному стечению обстоятельств», Приштина именно в этот момент решила водворить на свои рабочие места новоизбранную албанскую власть местного самоуправления на севере. Ошеломленным сербам пришлось быть сторонними наблюдателями того, как на деле реализуются соглашения Белграда с Приштиной. При попытках проявления возмущения КФОР с солдатами, вооруженными автоматами и оборудованием для разгона демонстраций, встали на защиту албанцев, в отдельных случаях применив против сербов слезоточивый газ, «косовская полиция» по традиции молниеносно приступающая к репрессивным мерам против сербов, также применила слезоточивый газ, дымовые и шоковые бомбы, далее последовало и огнестрельное оружие[3]. Но дело в том, что природа «косовской полиции», как и природа, например, крокодила, такова, она и не скрывалась никогда и никем. Вопрос следует адресовать тем, кто передал весь сербский край и север в частности, в руки «УЧК-истэблишмента».

Сербы Косово и сербы Сербии в настоящий момент переживают шок. Потому что им открылась истина во всей своей неприглядности – Косово уже сдано, все, что происходит – лишь технический момент, фантомные боли отрезанной конечности. Теперь все зависит от реакции самих сербов и мер подавления этой реакции, которые не заставят себя ждать.


[1] https://wikileaks.org/plusd/cables/08BELGRADE1189_a.html; https://wikileaks.org/plusd/cables/08BELGRADE1326_a.html

[2] https://www.novosti.rs/c/vesti/politika/1242598/sam-vas-uvek-biti-vas-vucic-uputio-snaznu-poruku-narodu-nastavicemo-borimo-srbiju-foto

[3] http://www.nspm.rs/hronika/kim-kfor-propustio-zaposlene-ispred-opstine-zvecan-zaustavila-ih-policija-koja-je-iskoristila-suzavac.html

последние публикации