Monday, September 26, 2022

Присоединение Закарпатья к Советскому Союзу

От освобождения региона Красной Армией до подписания советско-чехословацкого договора (октябрь 1944 г. – июнь 1945 г.)

29 июня 1945 г. был подписан советско-чехословацкий договор, согласно которому Закарпатье вошло в состав Советской Украины. Советская власть в директивном порядке решила сложный вопрос национальной идентичности автохтонного восточнославянского населения региона – жители края были объявлены украинцами. Этнонимы «русины» и «русские», которые использовались значительной частью населения Закарпатья, были объявлены «буржуазным пережитком» и фактически запрещены. Советский период истории региона ознаменовался колоссальным рывком вперед в экономическом, социальном, культурном развитии, но в то же время был сопряжен с вынужденным отречением тысяч местных жителей от собственного национального самосознания.

Источник: https://alanwitjas.livejournal.com/28982.html

Территория Закарпатья (Подкарпатской Руси) в межвоенный период входила в состав Чехословакии. В это время окончательно оформляются основные направления общественно-политической и национально-культурной жизни региона (русофильское, украинофильское, русинофильское), представители которых предлагали различные трактовки национальной природы местного восточнославянского населения, именовавшего себя этнонимом «русины». В 1938–1939 гг. территория региона поэтапно входит в состав хортистской Венгрии. После освобождения края от венгерской оккупации войсками Красной Армии вопрос его государственной принадлежности вновь становится актуальным.

Позиция чехословацких лидеров в эмиграции относительно будущей судьбы Закарпатья была двойственной. С одной стороны, в официальных выступлениях представители политической элиты постоянно подчеркивали необходимость восстановления Чехословакии в домюнхенских границах. В переговорах с советской стороной, однако, Э. Бенеш и его приближенные не отрицали возможности особого решения вопроса Закарпатья. В этом плане показательна беседа Э. Бенеша с советским послом в Великобритании И.М. Майским 21 сентября 1939 г. Президент Чехословакии в изгнании приводит слова беседы о Закарпатье в следующей трактовке: «Это наша земля, мы имеем право на нее. Для нас есть только два решения: или она будет нашей, или, в случае, если они (СССР – О.К.) будут нашими соседями и если потребуют ее, то мы ничего не имели бы против этого» [5 с. 102]. Весной 1944 г. Э. Бенеш заявил своему биографу К. Макензи: «Подкарпатская Русь была нам доверена после Первой мировой войны. Мы – за то, что нам Подкарпатская Русь должна быть формально возвращена, поскольку она была включена в наши домюнхенские границы; однако, если подкарпатские русины решат присоединиться к Советской Украине, то мы не будем этому препятствовать» [4, с. 39].

Освобождение Закарпатья войсками Четвертого Украинского фронта Красной Армии в октябре – ноябре 1944 г. создало предпосылки для решения вопроса о государственной принадлежности региона. Просоветские настроения были достаточно сильны еще в период венгерской оккупации края. В отчете Политического управления Четвертого Украинского фронта отмечалось, что население, как правило, встречало Красную Армию с большим воодушевлением [9, л. 129]. Симпатии к Красной Армии и СССР стимулировала существенная помощь, оказываемая населению (выделение продуктов питания, борьба с инфекционными заболеваниями) [10, с. 74].

28 октября 1944 г., руководствуясь договоренностью между правительствами СССР и Чехословакии (в эмиграции), на освобожденную территорию Закарпатья, в Хуст, прибыла чехословацкая миссия во главе с Ф. Немецем (министр социального обеспечения чехословацкого правительства в изгнании в 1940–1942 гг.). Целью миссии было восстановление власти правительства Чехословакии. По договоренности с командованием Четвертого Украинского фронта миссия получила возможность проводить свою деятельность за линией фронта только на территории пяти восточных округов края [7, с. 424]. В день своего приезда в Хуст Ф. Немец издал обращение, в котором декларировалось верховенство на территории Закарпатья законов, принятых до 30 сентября 1938 г., а также декретов президента и распоряжений правительства в эмиграции. Непосредственное управление должны были осуществлять подотчетные правительственному комиссару окружные и земские национальные комитеты [11, s. 112].

Однако у чехословацкой администрации с первых же дней нахождения в Хусте возникли серьезные противоречия с командованием Красной Армии. Камнем преткновения стал вопрос мобилизации, который находился в компетенции генерала А. Гасала. 30 октября 1944 г. Ф. Немец поручил всем местным комитетам составить списки военнообязанных. В то же время штаб Четвертого Украинского фронта развернул в Закарпатье 25 передвижных пунктов по набору добровольцев в Красную Армию, к концу года их число возросло до 520, проводилась активная агитация. В результате в чехословацкую армию с 8 ноября 1944 г. по 15 февраля 1945 г. вступили более 6,5 тысяч жителей Закарпатья, в том числе 15 офицеров, в Красную Армию – около 16 тысяч человек [6, с. 103–105].

Параллельно с национальными комитетами, которые должны были подчиняться правительственному делегату, в Закарпатье явочным порядком создавались просоветские органы управления – народные комитеты. Некоторые из них возникли еще в период венгерской оккупации в зонах действия партизанских отрядов, другие – с приходом советских войск. Как правило, после коротких бесед командиры дивизий, полков, батальонов назначали 5–7 представителей во временный народный комитет. Уполномоченные чехословацкого правительства в некоторых населенных пунктах пытались ввести в состав народных комитетов своих представителей, но данные действия не имели успеха. В конце ноября практически во всех органах местного управления верх взяли прокоммунистические элементы, а сами комитеты находились под неформальным контролем советских военных [6, с. 79–83].

Форсированными темпами проходило организационное оформление просоветских структур Закарпатья. 19 ноября 1944 г. в Мукачево состоялась конференция коммунистов Закарпатья, на которой была создана Коммунистическая партия Закарпатской Украины. В Центральный комитет партии вошли 23 коммуниста (С. Борканюк, С. Вайс, И. Ваш и др.). Спустя неделю в Мукачево прошел Первый съезд Народных комитетов Закарпатской Украины, который принял Манифест о воссоединении Закарпатской Украины с Советской Украиной. Сразу же после съезда началась кампания по сбору подписей под текстом Манифеста, которую координировали созданная на съезде Народная Рада Закарпатской Украины и местные народные комитеты [6, с. 92–100]. Свою подпись под Манифестом поставило абсолютное большинство жителей региона.

В это время вопрос о будущем Закарпатья активно обсуждался представителями чехословацкой эмиграции в Советском Союзе. Ф. Немец, находясь в Закарпатье, фактически не имел возможности коммуницировать с ними. Советская сторона удовлетворила просьбу правительственного делегата о визите в СССР. 8 декабря 1944 г. Ф. Немец вместе со своим советником Й. Вало вылетел в Москву. В сообщении в Лондон Ф. Немец охарактеризовал акции населения Закарпатья за присоединение края к СССР как «движение стихийное и народное». Ф. Немец понимал, что регион скорее всего перейдет к СССР, но при этом хотел сохранить видимость контроля данного процесса чехословацкой стороной [11, s. 116]. Интересную информацию о пребывании делегации во главе с Ф. Немецем в Москве зафиксировал посол США в СССР А. Гарриман. По мнению американского дипломата, чехи осознавали рост влияния просоветских элементов среди населения Закарпатья и видели две возможные альтернативы: номинально сохранить в составе Чехословакии провинцию, в которой ведущее положение уже имели просоветские силы, или уступить ее целиком, что можно было сделать только после освобождения всей страны и проведения всенародного плебисцита [12, p. 510–511]. Чехословацкая политическая элита, с одной стороны, не хотела и не могла воспрепятствовать стихийному движению населения за присоединение Закарпатья к СССР. С другой стороны, чехословацкий истеблишмент хотел «цивилизованного», дипломатического решения данного вопроса.

Тем временем становилось очевидным, что миссия Ф. Немеца не пользуется поддержкой населения, кроме того, ее функционирование не было желательным для советской стороны. Э. Бенеш поблагодарил Ф. Немеца за работу. В конце января правительственная делегация выехала в словацкий Кошице [11, s. 117].

Кроме вопроса о государственной принадлежности Закарпатья осенью 1944 г. – летом 1945 г. был актуален вопрос национально-культурной жизни в регионе. В советском дискурсе население Закарпатья еще с начала 1920-х гг. трактовалось как украинцы [3, с. 83–99]. Среди местного населения, однако, украинская идентичность вплоть до окончания Второй мировой войны не являлась господствующей. Главными выразителями русофильских настроений населения Закарпатья являлись представители православного духовенства. Отношение советского военного руководства к ним было неоднозначным. В докладе Политического управления Четвертого Украинского фронта сообщалось о речи, произнесенной православными священниками Иоанном (Мучичко) и Гавриилом (Потрашем) перед представителем командования фронта: «Мы можем сказать, что мы русские и хотим быть русскими. Такова наша историческая ориентация. Мукачевская епархия всегда вела борьбу за русских. Мы никогда не забываем, что мы с Вами одно тело, один дух, одна вера» [9, л. 202]. 18 ноября 1944 г. в Мукачево состоялось собрание православного духовенства. 23 православных священника подготовили и направили в Москву несколько документов, в том числе письмо на имя И.В. Сталина (письмо подписали Ф. Сабов, А. Кабалюк, Д. Беляков, И. Кополович, П. Линтур) и Петицию к митрополиту Алексию (Симанскому) с просьбой принять их епархию в состав Московской Патриархии (до этого времени она находилась в юрисдикции Сербской православной церкви) [1, s. 135]. Упомянутое письмо И.В. Сталину было написано с русофильских позиций. В письме содержалась просьба создать в составе СССР отдельную «Карпаторусскую Советскую Республику». Русины Закарпатья трактовались авторами письма как органичная часть общерусского культурного и цивилизационного пространства: «Наш народ русский, русин – Руси-сын. Наши матери не рожали нерусских сыновей. Наша русскость не вчерашняя, наша русскость не моложе Карпат» [2, с. 46–47].

7–13 декабря 1944 г. делегация православного духовенства побывала в Москве. Советским государственным и церковным руководством было принято принципиальное решение о каноническом переходе Мукачевско-Прешовской епархии в состав Русской православной церкви, которое было поэтапно реализовано на протяжении 1945 г. Вопрос о создании «Карпаторусской Советской Республики», обозначенный православным духовенством в письме И.В. Сталину, серьезно не обсуждался.

Советская сторона осознавала, что в руководящих органах Закарпатья находилось немало русофилов. В архивных документах фонда Отдела международной политики ЦК ВКП(б) отложилась краткая характеристика членов Народной Рады Закарпатской Украины, составленная, по всей видимости, представителем Красной Армии. Председатель Ужгородского городского народного комитета, уполномоченный по делам коммунального хозяйства П. Сова был назван русофилом. О преподавателе гимназии, члене Хустского городского народного комитета П. Линтуре было сказано следующее: «Выступает за воссоединение с СССР, но по вопросу воссоединения с СССР часто допускал ошибки, утверждая, что русины – русские, а не украинцы» [8, л. 53–54].

23 января 1945 г. И.В. Сталин обратился с личным письмом Э. Бенешу. Руководитель советского государства писал, что СССР признает Чехословакию в домюнхенских границах, но не может не учитывать волю жителей Закарпатья. И.В. Сталин выразил свою убежденность, что оба правительства могут в этом вопросе договориться либо в ходе войны, либо после ее окончания. Такое предложение означало для чехословацкой стороны возможность сохранить хорошие отношения с Советским Союзом и далее не обострять неприятную для себя ситуацию. 29 января 1945 г. Э. Бенеш в ответном письме поблагодарил И.В. Сталина за желание решить вопрос Закарпатья именно таким путем [11, s. 118].

29 июня 1945 г. в Москве был подписан советско-чехословацкий договор о включении Закарпатья в состав УССР. От СССР его подписал В.М. Молотов, от Чехословакии – З. Фирлингер и В. Клементис. 22 января 1946 г. в составе УССР была создана Закарпатская область. Начался очередной драматичный этап в истории региона.

Таким образом, вхождение Закарпатья в состав СССР было обусловлено рядом объективных причин. Большая часть населения региона встречала бойцов Красной Армии как освободителей. Агитационная кампания, координируемая советским военным руководством, была организована так, что многие русофильски настроенные жители края поддерживали его включение в состав СССР, хотя в дискурсе того времени и господствовала идея украинской природы закарпатских русинов. Политическая элита Чехословакии не желала портить отношения с СССР из-за экономически отсталого региона с целым узлом национально-культурных противоречий, разрешить которые в межвоенный период Прага не смогла. Кроме того, «плацдарм за Карпатами», который приобретал СССР, был выгоден для Чехословакии в контексте получения (в случае необходимости) советской военной помощи. Поэтому советско-чехословацкий договор 29 июня 1945 г. являлся взаимоприемлемым для двух сторон решением вопроса Закарпатья.

Список источников и литературы

  1. Данилец Ю. Поездка делегации Мукачевско-Пряшевской православной епархии в Москву и канонический переход в состав РПЦ: на материалах ГАРФ // Rocznik Teologiczny. 2017. № 59/1. S. 131–150.
  2. Довганич О.Д. Возз’єднання. Збірник архівних документів і матеріалів (травень 1944 – січень 1946 рр.) про возз’єднання Закарпатської України з Радянською Україною, Закарпаття. Ужгород: Закарпаття, 2000. 344 с.
  3. Казак О.Г. Роль Коминтерна и Коммунистической партии Чехословакии в формировании украинской национальной идентичности восточнославянского населения Подкарпатской Руси // История. Научное обозрение Ostkraft. 2020. № 13. С. 83–99.
  4. Марьина В.В. Закарпатская Украина (Подкарпатская Русь) в политике Бенеша и Сталина. М.: Новый хронограф, 2003. 304 с.
  5. Марьина В.В. Советский Союз и чехо-словацкий вопрос во время Второй мировой войны. 1939–1945 гг. Кн. 1. М.: Индрик, 2007. 432 с.
  6. Міщанин В. Радянізація Закарпаття 1944–1950 рр. Ужгород: РІК-У, 2018. 644 с.
  7. Пушкаш А.И. Цивилизация или варварство: Закарпатье 1918–1945. М.: Европа. 564 с.
  8. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 128. Д. 708.
  9. РГАСПИ. Ф. 386. Оп. 2. Д. 5.
  10. Рубцов Ю.В. Из-за спины вождя. Политическая и военная деятельность Л.З. Мехлиса. М.: ООО «Компания Ритм Эстэйт», 2003. 256 с.
  11. Hubený D. Vládní delegace na Podkarpatské Rusi jako ukázka (ne)respektování spojenecké smlouvy // Československo-sovětská smlouva 1943. Praha: Historický ustav, 2014. S. 105–119.
  12. United States Department of State. Foreign relations of the United States:diplomatic papers (1945). Europe. Vol. IV. Washington: Government Printing Office, 1968. 1012 p.
Олег КАЗАК
Олег КАЗАК
Казак Олег Геннадьевич - кандидат исторических наук, доцент кафедры политологии Белорусского государственного экономического университета

последние публикации