Friday, December 9, 2022

Последние дни войны: террор Гитлера против собственной армии и народа, демонизация русских

Наступает последний, решающий, период Великой Отечественной войны – 1945 год. Несмотря на значительные успехи Красной Армии и союзников силы немцев не сломлены. Германский вермахт способен выставить сотни дивизий, готовых сражаться до последней возможности.

По информации Разведуправления Генерального штаба на 1.1.1945 г. в составе вооруженных сил Германии и ее вассалов выявлены 301 дивизия и бригада, в том числе:

– немецких – 276, из них 13 бригад;

– венгерских – 18, из них 2 бригады;

– латышских – 1

– инонациональных – 7, из них одна бригада.

Советско-германский фронт:

Установлено 180 дивизий и бригад, в том числе:

– немецких – 159, из них 13 бригад;

– венгерских – 18, из них 2 бригады;

-латышских – 1;

– инонациональных – 2, из них одна бригада.

Кроме того, перед фронтом СССР действует 48 отдельных полков и 178 отдельных батальонов[1].

На первое января 1945 года в составе военно-воздушных сил противника насчитывалось 6880 боевых самолетов из них:

– немецких 6880

– венгерских 80[2].

Обращает на себя внимание количество дивизий, выставленных Венгрией, которое превосходит по численности все союзнические войска Германии.

Чем же «прославились» венгры на советской территории?

Оккупацией отдельных районов Советского Союза, участием в боевых действиях против Красной Армии, борьбой с партизанами и садистской жестокостью по отношению к населению нашей страны.

Немцы пришли как грабители и мародеры, а венгры – как изощренные палачи. В ходе установления «нового порядка» на украинских, русских и белорусских территориях венгерские оккупационные войска создали режим убийств и насилия, суть которого была изложена в известном приказе № 10 венгерского Генерального штаба, в котором высказывалось требование самыми жестокими методами осуществлять оккупационную службу, не останавливаясь перед сожжением населенных пунктов, убийством мирных граждан, заподозренных в связях с партизанами, и конфискаций у населения продовольствия, и скота[3].

За период 1941-45 гг. венгерская армия выполняла карательные функции на территории Украины и Белоруссии; Брянской, Курской и Воронежских областей России и принимала участие в массовых убийствах безоружных военнопленных и беззащитных советских граждан.

Если среди немцев были только отдельные особые подразделения типа СС, отличающиеся особой безжалостностью и жестокостью, то венгерские военнослужащие превосходили по палаческим качествам войска СС и требовали от нас только одного – возмездия. Как военная сила они значительно уступали немцам, но были готовы сражаться до последнего.

Сведения разведки говорили о большой вооруженной силе вермахта, которая еще была способна успешно сопротивляться и надеяться на благоприятный исход при пропагандистской поддержке ведомства Геббельса, которое успешно внедряло в сознание солдат вермахта мысль сражаться до конца, прикрываясь необходимостью защиты немецких женщин и детей «от наступающих азиатов, беспощадных и безжалостных». Еще в 1943 году из различных военных и гражданских служб в особый род войск были выведены пропагандистские подразделения, общая численность которых составляла 15 тысяч человек. Специалисты данного ведомства занимались изданием газет и журналов, радиопропагандой, показом кинофильмов[4]. По мере ухудшения военной ситуации для Третьего рейха его руководство берет курс на сокрытие правды о положении на фронтах, нагнетание драматической атмосферы и развязывание террора против собственного населения и армии – все с целью вынудить последних на фанатичное сопротивление Красной Армии. Приказ Гитлера от 19 марта 1945 г. «О мероприятиях по разрушению на имперской территории» прямо предписывал в случае необходимости развязывание методов террора, вплоть до уничтожения (!), против собственного гражданского населения, а также уничтожение материальных (включая военные) ценностей «империи»: средств связи, транспорта, промышленных объектов, баз снабжения и т.п.[5]

Разведотдел штаба 60-ой армии 1-ого Украинского фронта 2 марта 1945 г. сообщает о настроениях противника: «Несмотря на очевидный проигрыш войны Германией, признаков разложения в немецких частях все еще не видно. Немцы продолжают сражаться очень упорно, и дисциплина в частях держится крепко»[6]. Разведотдел штаба 3-ей гвардейской армии 1-ого Украинского фронта 28 марта подтверждает упорное сопротивление немецкий войск: «Несмотря на плохое политико-моральное состояние и полное признание поражения Германии в этой войне, большая часть солдат противника продолжает оказывать сопротивление. Это можно объяснить тремя причинами:

Солдаты запуганы геббельсовской пропагандой о русском плене.

Часть немецких солдат желающих перейти на сторону Красной Армии, боится за жизнь своих семей.

Солдаты боятся того возмездия, которое наступит после разгрома Германии»[7].

Глава партийной канцелярии НСДАП и рейхслейтер Мартин Борман, вопреки явному превосходству и успехам на фронтах Красной Армии, предложил девиз: «Победить или умереть!». Архивные немецкие документы помогают нам понять установки и меры вермахта, пропаганды, СС и органов юстиции по повышению боевых качеств немецких военнослужащих в последние недели войны:

«Бои последних дней частично обнаружили серьезное снижение боевого духа наших солдат. Предстоят еще более серьезные бои. Поэтому крайне важно вновь поднять этот дух, пользуясь всеми средствами и путями. Каждый офицер по нац.-соц. руководству должен пользоваться любой возможностью душевного освежения вверенной ему части. В предстоящих боях работа по нац.-соц. воспитанию войск должна дать свои результаты.

Касаясь военных целей России, следует подчеркивать намерения Советов сослать миллионы немецких мужчин и использовать германскую армию в качестве рабочих батальонов. При этом подчеркивать нечеловеческое обращение в русских ссыльных лагерях на строительстве Беломорского канала, где погибло большое количество русских людей. Сейчас речь идет не только о Родине, жене и ребенке. Решение будущей судьбы каждого солдата – стать или не стать рабом, прозябающим или медленно гибнущим на просторах России, – в его собственных руках.

Я запрещаю всякое проявление несолдатского стиля жизни в штабах, что является вызывающим перед лицом борьбы за жизнь, которую ведет народ. Штабной быт должен простым и соответствовать условиям жизни передовых частей. Улучшенное питание, попойки, непрекращающиеся празднования дней рождения и т.п. является преступным в военном отношении отсутствием фронтового духа. В эти дни с большой серьезностью встал вопрос о моральном факторе в войне…»[8].

Последнее красноречиво рисует морально-психологический облик солдат Третьего рейха перед лицом неминуемой катастрофы, однако именно ее предчувствие использовалось Гитлером для отказа от капитуляции и переходу к «поеданию своей народа и армии», которые бессмысленно и беспощадно, как агнец на заклание, приносились в жертву тотальной войне. Однако лозунг «победа или смерть» принес именно смерть: только за последние за 10 месяцев Второй мировой войны, с июля 1944 г. по 8 мая 1945 г. в Германии погибло больше людей, чем почти за пять лет, с 1939 по 1944 гг.: из 5,6 млн солдат вермахта приблизительно 2,3 млн нашли свою смерть именно в этот период. На последнем этапе войны ежемесячно находили свою смерть почти 300–400 тыс. солдат и гражданских лиц Германии[9].

Но Гитлера волновала проблема разграбления армией инфраструктуры оставляемых территорий: «…Разрушения и даже мародерство с нашей стороны в оставленных нами районах приносит нам больше ущерба, чем русским, т.к. мы опять будет хозяевами этих районов. Такого рода действия дают русским моральное оружие против нас. Они это оружие немедленно применяют с приходом в деревни, в которых немецкие войска занимались ненужным разрушением»[10].

Итак, несмотря на подавленное моральное состояние немецкого солдата, вызванного поражением, он еще продолжает упорно сопротивляться из-за повышенной требовательности офицерского состава и ряда жестких мероприятий, принимаемых немецким командованием. Даже в шаге от разгрома у немцев еще теплится надежда на выход из тяжелейшего положения и успех сопротивления – за счет усиливавшейся пропаганды об «ужасах, творимых красноармейцами». Этот тезис подтверждает информация, поступившая 2 апреля 1945 г. от разведотдела штаба 5-й гвардейской армии 1-ого Украинского фронта:

«Вся пропаганда сейчас направлена на то, чтобы показать, что положение Германии еще не совсем критическое, что вопреки бомбардировкам в Германии существует полнейший порядок. В газетах ежедневно пишут о «зверствах» русских на занятой территории, что русские убивают женщин и детей, а всех мужчин и юношей отправляют в Сибирь»[11].

26 апреля, когда Третий рейх был уже в шаге от капитуляции, в справке-докладе разведывательного отдела штаба 3-ей гвардейской армии 1-ого Украинского фронта сообщалось:

«Большинство солдат и офицеров боятся до сих пор сдаваться в плен русским, опасаясь расстрела или каторжных работ в плену, страшатся карающей мести за совершенные немцами злодеяния, которую несет с собой наступающая Красная Армия.

Введенная германским командованием система жестокого террора по отношению к семьям добровольно перешедших в плен, всех нарушителей дисциплины и элементов, разлагающих немецкую армию, продолжает удерживать солдат в рамках повиновения и спасает германскую военную машину от полного развала.

В связи с большими потерями, понесенными на советско-германском фронте, и с отсутствием достаточного количества контингентов для восполнения их германское командование вынуждено формировать новые соединения из морально-политически неблагонадежных элементов, освобожденных из концентрационных лагерей (35 и 36 пехотные дивизии СС)»[12].

Пропагандистский аппарат нацистской Германии, представленный Министерством народного просвещения и пропаганды и Верховным главнокомандованием вермахта, работал эффективно и в последние дни войны. Помимо запугивания собственных войск, последние надежды немецкого руководства были связаны с «чудо-оружием». Немецких солдат старались убедить, что необходимо задержать русских на Одере, после чего якобы последует контрнаступление немецких войск, в ходе которого русские будут «выброшены из Германии». Командиры подразделений воздействовали на своих солдат, убеждая, что они обязаны удерживать позиции «до последнего человека», «каждый отступающий будет расстрелян. У нас есть еще оружие, которое Гитлер применит весной 1945 года для контрнаступления. Война будет закончена в этом году нашей победой»[13].

Так отсекалось любые попытки трезво оценить ситуацию разгрома Третьего рейха. Безосновательная вера в чудо, пропагандистский «пафос гибели» и карательные меры приносили эффективные результаты, которые выражались в упорной обороне немцев. Там, где солдаты проявляли малодушие и сдавались в плен, применялись суровые меры. В случаях дезертирства, переодевания в гражданскую одежду и эвакуации вглубь страны, таких солдат вылавливала и расстреливала полевая жандармерия: «Везде на больших дорогах была расставлена жандармерия, полиция и фельдфебели от военных штабов. Они задерживают всех – пеших, повозки и автомашины и проверяют документы. Всех подозрительных отправляют на сборные пункты отставших. На этих сборных пунктах из них создают боевые группы, которые затем бросают в бой на самые опасные участки»[14].

Из всех этих донесений следует одно: подавляющая часть военнослужащих вермахта на заключительном этапе войны сражалась не на жизнь, а на смерть. Впереди предстояла масштабная битва за столицу Германии – Берлин. Поэтому Советскому Союзу, несмотря на очевидную победу, даже в последние дни войны надо было приложить сверхчеловеческие усилия, чтобы окончательно сломить врага – врага упорного, дисциплинированного, готового на практически на все для защиты нацисткой Германии, готового вести тотальную войну на своей территории.


[1] ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2721. Д. 166. Л. 22-26.

[2] ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2721. Д. 166. Л. 31, 32, 33 об.

[3] ЦА ФСБ России. Ф. 3. Оп. 9. Д. 703. Л. 1-42.

[4] Доронина Н.В., Линец А.С., Линец С.И. Пропагандистское противостояние на оккупированных вермахтом территориях Ставрополья и Кубани в 1942-1943 гг // Манускрипт. 2017. №4 (78). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/propagandistskoe-protivostoyanie-na-okkupirovannyh-vermahtom-territoriyah-stavropolya-i-kubani-v-1942-1943-gg

[5] Ветте В. Война до самого конца. Германский вермахт 1945 г // Известия ВГПУ. 2015. №3 (98). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/voyna-do-samogo-kontsa-germanskiy-vermaht-1945-g

[6] ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2721. Д. 166. Л. 130.

[7] ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2721. Д. 166. Л. 207-209.

[8] ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2721. Д. 166. Л. 198-203.

[9] Ветте В. Война до самого конца. Германский вермахт 1945 г // Известия ВГПУ. 2015. №3 (98). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/voyna-do-samogo-kontsa-germanskiy-vermaht-1945-g

[10] ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2721. Д. 166. Л. 198-203.

[11] ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2721. Д. 166. Л. 210-211.

[12] ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2721. Д. 166. Л. 250-252.

[13] ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2721. Д. 166. Л. 153-158.

[14] ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2721. Д. 166. Л. 153-158.

последние публикации