Friday, December 2, 2022

Поляки, Запад и Третий рейх: ловушка для СССР в начале августа 1944 г.

Для получения объективной картины намерений и действий поляков ознакомимся со всеми доступными материалами, относящимися к варшавскому восстанию. Одним из ключевых моментов является вопрос о способности Красной Армии оказать помощь восставшим и что для этого делала Ставка Верховного Главнокомандования.

27 июля 1944 г. Ставка Верховного Главнокомандования приказывает командующему войсками 1-го Белорусского фронта приступить к наступлению на варшавском направлении[1].

 30 июля 1944 г. приказ командующего войсками 1-го Белорусского фронта о форсировании Вислы 69-ой, 1-й польской, 8-й гвардейской, 2-й танковой армиями[2].

 30 июля 1944 г. из донесения командующего 2-й танковой армией командующему войсками 1-го Белорусского фронта следует: «Наличие укрепленной линии Варшавского УР подтверждается… Имеются ДОТы, занятые артиллерийскими частями… Минск-Мазовецкий занимает танковая дивизия «Герман Геринг»… Авиация противника непрерывно бомбит боевые порядки корпусов….

Убедительно прошу:

Ударом бомбардировочной авиацией смести с земли Минск-Мазовецкий, где установлено сосредоточение около 100 танков и самоходных орудий.

Прикрыть истребительной авиацией район армии.

Наша авиация совершенно бездействует.

Ускорить подачу горючего и масла»[3]

31 июля 1944 г. командующий войсками 1-о Белорусского фронта сообщает заместителю начальника Генерального штаба Красной Армии о трудностях снабжения войска горючим[4]

1 августа противник частями 3-й парашютной дивизии, танковой дивизии «Герман Геринг», танковой дивизии «Мертвая голова», 5-й мотострелковой дивизии СС «Викинг», 19 танковой дивизии, 6-го Варшавского охранного полка, опираясь на Варшавский укрепленный район, оказывал упорное сопротивление, из-за чего 2-ая танковая армия Белорусского фронта вынуждена перейти к обороне[5]

3 августа следует донесение представителя 8-ой гвардейской армии о безуспешности боев на западном берегу Вислы[6]

5 августа поступило донесение начальника штаба 2-ой танковой армии начальнику штаба 1-го Белорусского фронта о наступлении противника силами танковой дивизии «Герман Геринг», танковой дивизии «Мертвая голова», танковой дивизии СС «Викинг» и др. подразделений и больших наших потерях танков и самоходных установок[7].

 В донесении штаба 1-го Белорусского фронта в Генеральный штаб Красной армии сообщается о потерях фронта с 1 по 10 августа 1944 г.:

Личного состава: убито – 7319, ранено – 24839, пропало без вести – 1636. Всего 33794 человека.

Потеряно: танков – 107, самолетов -62[8]

За август месяц потери 1-го Белорусского фронта составили 114400 человек, в том числе 23483 убитыми.

В донесении от конце августа 1944 г. командующего 47-ой армией 1-го Белорусского фронта в качестве причинам затяжного характера боев и слабых темпов продвижения указываются исключительное упорство оборонявшихся отборных частей противника (танковой дивизии СС «Викинг», «Мертвая голова», штрафные и спецчасти), прикрывающие подступы к Варшавскому укрепленному обводу, и малочисленностью наступающих стрелковых дивизий в составе от 4000 до 4500 человек. В ходе боев дивизии понесли потери свыше 7000 человек, в том числе выбыло из строя более 500 человек офицерского состава. За это время удалось все дивизии пополнить за счет изъятия из тылов, возвращения из госпиталей и других внутренних резервов 3000 человек. На сегодняшний день численность дивизии доведена до такого состава, что пехоты почти совсем нет[9].

Представитель Генерального штаба Красной Армии о потерях 8-й гвардейской армии за август 1944 г. С 1 по 26 августа армия потеряла 35649 человек (убитые, раненые и без вести пропавшие). За это же время армия получила пополнение 10237 человек, что не покрывало понесенных потерь. За эти дни в боях за расширение плацдарма уже начала чувствовать усталость войск, вялость и отсутствие боевого порыва. Ежедневные потери сильно сокращали состав малочисленных рот, вследствие чего бои по расширению плацдарма не приносили должного результата[10].

Из этих донесений следует, что советское командование на территории Польши проводило интенсивные наступательные операции, советские войска находились на подступах к ее столице. Однако в августе 1944 г. возможность наступления на варшавском направлении была исчерпана из-за больших потерь в личном составе и вооружении, а также оторванности частей материально-технического снабжения от наступающих армий. Кроме того, ожесточенно сопротивляющиеся германские войска усилили наступательные операции противника. Это объективные данные подтверждены многочисленными донесениями из действующих армий.

Наступательный потенциал был временно утрачен и требовался перерыв для его восстановления. В этих условиях советским войскам пришлось занять оборонительные позиции и приступить к пополнению личного состава и материально-технических ресурсов. На пике спада военной активности СССР польское правительство принимает решение и начинает Варшавское восстание, требуя от советского командования немедленной помощи.

Так английская военная миссия 2 августа 1944 г. сообщает нам о телеграмме командующего Армией Крайовой о том, чтобы русские помогли нам немедленной атакой извне[11].

 13 августа 1944 г. представитель британской военной миссии в СССР просит указать, какую именно помощь может оказать Генеральный штаб Красной Армии в Варшаве Армии Крайовой, которой необходима немедленная поддержка, в противном случае польская армия будет разбита в течение нескольких дней[12].

Острый вопрос возник относительно снабжения вооружением польских сил сопротивления. В связи с этим посол США в СССР 14 августа 1944 г. просит министра иностранных дел СССР предоставить возможность американским самолетам приземлиться на советских авиабазах в ходе операций для оказания помощи повстанцам в Варшаве[13].

В ответном письме от 15 августа 1944 г. советское правительство сообщает, что не может пойти на это. Выступление в Варшаве, в которое вовлечено варшавское население, является чисто авантюрным делом, и советское правительство не может к нему приложить свою руку. Маршал И.В. Сталин еще 5 августа сообщал г-ну У. Черчиллю мнение о Варшавском восстании[14].

15 августа уже посол Великобритании в СССР просит предоставить советские авиабазы для приземления американских и английских самолетов[15].

И.В. Сталин в ответе У. Черчиллю сообщает, что с варшавским делом ознакомился ближе и убедился, что варшавская акция представляет собой безрассудную ужасную авантюру, стоящую населению больших жертв. Если бы советское командование было проинформировано до начала варшавской акции, если бы поляки поддерживали с последним контакт, то катастрофы бы не случилось. При создавшемся положении советское командование пришло к выводу, что оно должно отмежеваться от варшавской авантюры, так как оно не может нести ни прямой, ни косвенной ответственности за варшавскую акцию[16].

В тоже время И.В. Сталин осознавал свою ответственность перед польским народом, часть которого в лице Войска Польского участвовала в сражениях против нацистских армий. Поэтому он сообщает премьер-министру Великобритании и президенту США, что с военной точки зрения создавшееся положение привлекает усиленное внимание немцев к Варшаве, также весьма невыгодно как для Красной Армии, так и для поляков.

Между тем советские войска, встретившиеся в последнее время с новыми значительными попытками немцев перейти в контратаки, делает все возможное, чтобы сломить эти контратаки немцев и перейти на новое широкое наступление под Варшавой. Не может быть сомнения, что Красная Армия не пожалеет усилий, чтобы разбить немцев под Варшавой и освободить Варшаву для поляков. Это будет лучшая и действительная помощь полякам-антинацистам[17].

Красная Армия не жалеет ни сил, ни средств для достижения поставленных целей. Несмотря на временное перегруппирование армий из-за больших потерь, советская авиация и зенитная артиллерия защищает Варшаву от немецких самолетов. Соединения и части 1-го Белорусского фронта отбивают контратаки крупных сил пехоты и танков противника.

С 5 августа войска 1-го Украинского фронта вели непрерывные напряженные бои по расширению и удержанию плацдармов на западном берегу р. Висла и р. Вислока. Противник за счет резервов и других фронтов стянул крупные танковые и пехотные силы. Противником введено в бой 8 танковых дивизий, 4 отдельных танковых батальонов, 2 отдельные бригады самоходных орудий (всего до 600-700 танков и самоходных орудий), 9 пехотных дивизий, 1 мотодивизия, 2 отдельных пехотных бригад, 1 артдивизия перед советскими плацдармами.

В результате в ходе ожесточенных боев советские войска сорвали наступательные намерения противника по ликвидации своих плацдармов на западном берегу р. Висла и р. Вислока и нанесли противнику большие потери в численном составе, танках и материалах.

Убито свыше 40 тысяч немецких солдат и офицеров. Подбито, сожжено и уничтожено 678 танков и СУ, 465 орудий, бронетранспортеров – 137, самолетов – 119, минометов – 484, пулеметов 854.

Однако по показаниям пленных, противник собирается и на ближайший период продолжать свои контрудары с целью ликвидации захваченных нами плацдармов, непрерывно пополняя войска и разбитую в боях технику. Отмечается ежедневный подход к фронту по железным и шоссейным дорогам живой силы, танков, артиллерии[18].

Таким образом, в конце июля 1944 г. на варшавском направлении СССР проводил активные наступательные операции. Однако именно в период объективного снижения интенсивности советского наступления в начале августа польское командование, без консультаций и одобрения со стороны Советского Союза, приступило к организации Варшавского восстания. Более того, поляки вместе с США и Великобританией настаивали на предоставлении немедленной военно-технической помощи, что потребовало от СССР перенапряжения сил, ведущих к большим потерям, что, в свою очередь, предоставило немцам хорошую возможность для организации контратак с перспективой перевода их в широкую контрнаступательную операцию. Это для общей фронтовой ситуации грозило серьезными последствиями. Поставленная перед фактом начала Варшавского восстания Ставка Верховного Главнокомандования отдала приказ 1-му Белорусскому фронту начинать наступление в поддержку польской акции, справедливо оцененной И.В.Сталиным как «ужасная авантюра». Советский Союз из ловушки, поставленной совместными усилиями поляков и союзниками по Антигитлеровской коалиции, с извлекающими из сложившейся ситуации свою выгоду немцами, несмотря на тяжелейшие потери и усилия на грани человеческих сил, нашел наиболее достойный выход без драматичного «проседания» общего фронта.


[1] ЦАМО РФ. Ф. 132-А Оп. 2642. Д. 36. Л. 424.

[2] ЦАМО РФ. Ф. 233 Оп. 2307. Д. 168. Л. 105-106.

[3] ЦАМО РФ. Ф. 233 Оп. 2307. Д. 29. Л. 53-54.

[4] ЦАМО РФ. Ф. 233 Оп. 2307. Д. 29. Л. 53-54.

[5] ЦАМО РФ. Ф. 307 Оп. 4148. Д. 196. Л. 46, 47.

[6] ЦАМО РФ. Ф. 233 Оп. 178503. Д. 2. Л. 98-99.

[7] ЦАМО РФ. Ф. 307 Оп. 4148. Д. 247. Л. 67.

[8] ЦАМО РФ. Ф. 233 Оп. 2307. Д. 12. Л. 307-308.

[9] ЦАМО РФ. Ф. 233 Оп. 2307. Д. 37. Л. 17-19.

[10] ЦАМО РФ. Ф. 233 Оп. 178503. Д. 9. Л. 79-80.

[11] АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6 Д. 56. Л. 3.

[12] ЦАМО РФ. Ф. 40 Оп. 11549. Д. 171. Л. 121-123-308.

[13] АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6 Д. 668. Л. 1-3.

[14] АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6 Д. 668. Л. 4.

[15] АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6 Д. 352. Л. 10-13.

[16] Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. 2-е изд. М. 1989 г. Т.1. С. 290-291.

[17] Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. 2-е изд. М. 1989 г. Т.1. С. 296-297

[18] ЦАМО РФ. Ф. 236 Оп. 2712. Д. 56. Л. 429-430.

последние публикации