Sunday, May 26, 2024

Польская конституция 1791 г. Ч.2: этноконфессиональные вопросы в разделах, посвящённых системе власти и армии

Аннотация

Анализируется этническое и конфессиональное наполнение 5 – 11 разделов Польской конституции 1791 г. В разделах 5-10 рассматриваются институты власти и механизмы её передачи (органы власти, регентство, воспитание королевских детей и т.д.), в 11 разделе речь идёт о вооружённых силах Польского государства.

____________________________________________________

Разделы Польской конституции с 5-го по 10-й посвящены описанию системы власти государства и различных механизмов, ней связанных. 11-й раздел описывает вооружённые силы.

5-й раздел посвящён публичной власти [1]. Конституция упоминает «три власти правления польского народа («narodu polskiego»)» в современном переводе «правительство польского народа […] из трёх властей». В этом разделе тексты 1791 и 1885 гг. различаются единственным предложением. Если начало второго и последнего предложения раздела в 1791 г. звучало как: «Aby więc calość Państw, wolność obywatelska, i porządek społeczności w równey wadze na zawsze zostawały […]», то в 1885 г. оно было напечатано следующим образом: «Aby więc wolność obywatelska, porządek społeczności i calość państw Rzeczypospolitej na zawsze zabezpieczyć […]». Смысл предложения не изменён, но это не буквальная цитата из текста 1791 г. Также стоит обратить внимание, что в 1791 г. сначала была упомянута «целость земель» («calość Państw»), а потом остальное, то в 1885 г. «calość państw» стоит на последнем месте, пишется с маленькой буквы, но уточняется, что это «calość państw Rzeczypospolitej». Почему при подготовке текста в 1885 г. в конституцию были внесены изменения, сказать сложно.

Шестой раздел описывает функционирование сейма, который состоит из двух палат [2]. Если в нижней палате – посольской – отражено «всенародное властвование», т.е. она избирается, чтобы показать власть народа в том смысле, в котором народ понимался в Польше. То верхняя палата – Сенат – должна состоять «из епископов, воевод, кастелянов и министров под главным начальством короля». Таким образом, церковная иерархия автоматически присутствовала в Сенате.

Принятие Конституции 3 мая 1791 г. (1806). Художник Казимеж Войняковский. Источник: https://new.runivers.ru/upload/iblock/401/3-may_1791.jpg

Пожалуй, самым длинным разделом конституции является седьмой «Король, исполнительная власть» [3]. Именно наличие проблем с исполнительной властью и неисполнение законов «наполнило несчастиями Польшу («Polskę»)». В современном переводе: «навлекло на Польшу много несчастий». Но сейчас «вольному польскому народу» («narodowi polskiemu») обеспечена власть самому устанавливать законы. В разделе подробно описаны изменения в связи с тем, что монархия становится наследственной. Причём при упоминании престола или трона он обозначен в конституции или как польский – «tron polski», или без этого прилагательного. Та же ситуация и с титулом. В некоторых случаях упомянут король польский. Например, упомянуто о династии будущих королей польских («królów polskich»). В других случаях титул идёт без прилагательного. Но в случае с упоминанием и престола, и монарха ясно, что речь идёт именно о конкретном государстве. Конституция объявляет польской инфантою («infantkę polską») или инфантиною, как написал это слово переводчик в русском переводе XVIII в., дочь саксонского курфюрста Марию Августу Непомусену (сам польский король Станислав Август Понятовский женат не был, соответственно, официальных детей не имел).

Один из соавторов Польской конституции, последний польский король Станислав Август Понятовский. (1768). Художник Марчелло Баччарелли. Источник: https://avatars.dzeninfra.ru/get-zen_doc/4359735/pub_63583bf365ea7f0439748bc1_637e650355759234235af06b/scale_1200

В этом же разделе упомянут состав королевского совета или Стражи. Первым в списке членов совета идёт примас, как глава польского духовенства («z Prymasa, jako głowy duchowieństwa polskiego»), который может быть в этом совете заменён первым по порядку епископом. Примас также является главой воспитательной комиссии.

Все упоминания страны в этом разделе определяют её как Польшу («napełniło Polskę», «w Polsce»), как польскую землю («zemi polskiej») или как наше отечество («szczęście ojczyzny naszej»). Население государства называется польский народ («wolnemu narodowi polskiemu»), жители земли польской («każdego mieszkańca zemi polskiej») и даже собственно поляки («możnych Polaków»).

В разделе 8, посвящённом судебной власти о каких-то этнических или конфессиональных моментах не упоминается.

В девятом разделе [4], который описывает регентство, рассматриваются случаи, связанные с невозможностью короля исполнять свои обязанности. Конституция выделяет 3 таких случая: несовершеннолетие короля, психическая болезнь короля, или пленение короля. Если случается подобное, вместо короля правит Стража, во главе которой находится королева, а в её отсутствие «примас короны польской» («prymas korony polskiej»). Т.е. при стечении обстоятельств полнотой королевской власти потенциально мог обладать королевский совет во главе с католическим иерархом.

Десятый раздел посвящён воспитанию королевских детей [5], которые названы «первейшими детьми отечества» («pierwszemi dziećmi ojczyzny»). Им, помимо прочего, должны прививаться религия и любовь к отечеству.

Медаль в честь принятия Польской конституции 1791 г. (1791). Источник: https://wcn.pl/auctions/15/846.

Последний, одиннадцатый раздел конституции говорит об армии [6], однако в этом разделе никаких определений этноконфессионального характера не содержится. Вооружённые силы должны охранять государство (как перевели слово «kraj» в XVIII в.) или страну (как перевели это же слово в XXI в.).

Последняя часть конституции называется «Декларация объединённых сословий» («Deklaracya stanów zgromadzonych») [7]. Эта часть почему-то отсутствует в русском переводе XVIII в. Сословия должны присягать «Богу и отчизне» («Bogu i ojczyżnie»). Присягнуть должна и армия, которая стоит «в землях Короны Польской и В[еликого] К[няжества] Литовского» («w państwach korony polskiej, i W. X. litewskiego»). По всей стране («w całym kraju») конституция устанавливала 8 мая богослужение в костёлах «в благодарность Богу за подаренную благоприятную минуту освобождения Польши («Polski») от чужеземного ига и гражданской смуты», за восстановление власти, которая может обеспечить «единство Польши» («całość Polski»), за подъём «нашего отечества» («ojczyzny naszej») на европейский уровень. 8 мая День Св. Станислава – «патрона польской короны» («patrona korony polskiej») должен был стать праздничным и для потомков.

Если же кто-то выступит против конституции, «желая испортить или нарушать спокойствие хорошего и начинающего быть счастливым народа», «тот будет незамедлительно признан врагом отечества, её предателем, мятежником» («za nieprzyjaciela ojczyzny, za jej zdrajcę, za buntownika») и «самым суровым способом наказан сеймовым судом».

Памятная медаль к столетию принятия Польской конституции 1791 г. (1891). Источник: https://wcn.pl/archive/19_0817?q=Konstytucji+3-Maja%2C+1791+

Римокатолические иерархи имели достаточно серьёзное влияние на политику, они должны были быть представлены в верхней палате сейма, помимо того примас, как глава польского духовенства, в отсутствие королевы мог возглавить королевский совет. Однако этот механизм никогда не работал, поскольку конституция действовала непродолжительное время.

Государство в конституции 1791 г. рассматривается как польское. В «Декларации объёдинённых сословий упоминаются обе части Речи Посполитой – Корона, т.е. собственно Польша, и Великое Княжество Литовское. Но данная часть конституции описывает то официальное административное состояние, которое формально существовало накануне принятия конституции. Также государство названо «ojczyzna» и «kraj». Последнее слово на русский язык переводчики переводили в зависимости от контекста как «государство», «страна», «владение» и даже «родина». Словосочетание «krai polskije» переводилось как «польские края» или «польские земли». Словосочетание «zemia polska» переводится дословно – «польская земля». Словосочетание «państwa Rzeczypospolitej» переводится как «владения Речи Посполитой», «земли Речи Посполитой» или «область речи Посполитой». А соответственно слово «państwa», если оно встречается без уточнений – как «земли». В конституции цитируется название закона, в котором упомянута «Rzeczpospolita» – Речь Посполитая. Именно в таком варианте, без упоминания «państw Rzeczypospolitej» определение встречается лишь в названии закона. И в заключение конституции название государства всего лишь один раз упомянуто как «państwa korony polskiej, i W. X. litewskiego». Не единожды это же государство называется просто Польша («Polska»). Т.е. и «земли Короны Полькой и Великого княжества Литовского», и просто «Польша» являются по конституции полными синонимами. Таким образом, в конституции нет прямого указания на федеративность страны. Если под термином «państwa» понимать земли или владения, как это понимал переводчик XVIII в., т.е. современник событий, то множественное число не значит федеративное устройство. Ведь про Российскую империю, которая не была федеративной, также можно сказать «земли Российской империи» или «владения Российской империи».

Монархия Речи Посполитой рассматривается как польская. Король называется или собственно королём, или польским королём, инфанта названа польской инфантой, престол также часто указывается как польский престол.

Население Речи Посполитой упоминается как жители земли польской («mieszkańcy zemi polskiej»), и даже поляки («Polacy»), но чаще всего используется понятие «польский народ» («naród polski»).

Кстати, если посмотреть на обложки переводов конституции 1791 г. на другие языки, то там чётко читается то, что эта конституция польская. А в изданном в 1817 г. в Лейпциге сборнике европейских конституций, Конституция 3 мая 1791 г. помещена в раздел «Польша» [8].

В целом, польская конституция 1791 г. рассматривает население Речи Посполитой как польский народ, не уточняя, конкретное наполнение этого термина. Но даже, если понимать его как согражданство, то конституция никоим образом не фиксирует деление населения Польской Речи Посполитой на этносы. Все живущие в Польше должны быть поляками. Унитарность Речи Посполитой конкретно не прописывается, хотя по содержанию конституции ни о какой федерации речи не шло.

[1]Ustawa rząndova. Warszawa: Panstwowe Wydawnictwo Naukowe, 1991 [Reprint wydania z 1791 r.]. S. 11; Ustawa rząndova czyli konstytucya 3 maja 1791. Przemyśl: Drukarnia S.F. Piątkiewicza, 1885. S. 3; Установление правительственное. Закон, утверждённый 3 мая 1791 года // Стегний П.В. Разделы Польши и дипломатия Екатерины II. 1772. 1793. 1795. М.: Международные отношения, 2002. С. 519; Конституция Польши 1791 г. // Конституции государств (стран) мира URL: http://worldconstitutions.ru/?p=367 (дата обращения 30.04.2023).

[2] Ustawa rząndova (1791, репринт). S. 12-16; Ustawa rząndova (1885). S. 3-4; Установление правительственное… С. 519-520; Конституция Польши 1791 г. … URL: http://worldconstitutions.ru/?p=367.

[3] Ustawa rząndova (1791, репринт). S. 17-26; Ustawa rząndova (1885). S. 4-6; Установление правительственное… С. 521-524; Конституция Польши 1791 г. … URL: http://worldconstitutions.ru/?p=367.

[4] Ustawa rząndova (1791, репринт). S. 8; Ustawa rząndova (1885). S. 2; Установление правительственное… С. 518; Конституция Польши 1791 г. … URL: http://worldconstitutions.ru/?p=367.

[5] Ustawa rząndova (1791, репринт). S. 30-31; Ustawa rząndova (1885). S. 7; Установление правительственное… С. 525; Конституция Польши 1791 г. … URL: http://worldconstitutions.ru/?p=367.

[6] Ustawa rząndova (1791, репринт). S. 31-32; Ustawa rząndova (1885). S. 7-8; Установление правительственное… С. 525; Конституция Польши 1791 г. … URL: http://worldconstitutions.ru/?p=367.

[7] Ustawa rząndova (1791, репринт). S. 33-36; Ustawa rząndova (1885). S. 8; Конституция Польши 1791 г. … URL: http://worldconstitutions.ru/?p=367

[9] Die Constitutionen der europäischen Staaten. Leipzig: F.A. Brockhaus, 1817. Р. 16-34.

Александр ГРОНСКИЙ
Александр ГРОНСКИЙ
Александр Дмитриевич Гронский - кандидат исторических наук, доцент. Ведущий научный сотрудник Сектора Белоруссии, Молдавии и Украины Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Российской академии наук. Заместитель председателя Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви. Доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии им. святителя Кирилла Туровского. Заместитель заведующего Центром евразийских исследований филиала Российского государственного социального университета в Минске.

последние публикации