Tuesday, July 23, 2024

От недели Фоминой до Вознесения

Празднику Пасхи предшествует сорокадневная подготовка постом, но и после самого торжества в течение сорока дней длится его осмысление. Как каждая неделя Великого поста посвящена какому-либо евангельскому или церковному воспоминанию, так и каждое воскресенье от Пасхи до Вознесения своим посвящением связано с евангельской историей. Церковный календарь не случайно распределяет пасхальные воспоминания: неделя о Фоме, жен-мироносиц, о расслабленном, о самарянке, о слепом. Этот ряд имеет свой внутренний смысл, раскрытый в богослужебных текстах Цветной триоди.

Пасхальная служба настолько эмоционально окрашена («радостью друг друга обнимем!»), что, действительно, нужно время, чтобы разум поспел за чувствами. Обилие света посреди ночного богослужения, преобладание пения над чтением молитв, многократное приветствие «Христос воскресе!» —  все это придает пасхальной ночи необычное ощущение близости великого события, – как будто оно здесь и сейчас. Но проходит несколько дней, и после праздничного приходского общения наступает время вопросов, недоумений и сомнений в ходе бесед с малоцерковными людьми на работе или даже в семье. Ситуация отнюдь не нова: христианам всегда приходилось терпеть за благую весть о Воскресении.

И в первый воскресный день после Пасхи читается евангельский отрывок о начальном неверии Фомы и его последующем освидетельствовании Христа Воскресшего: «Господь мой и Бог мой». «Блаженны невидевшие и уверовавшие», — это восклицание Господа служит приободрением для всех нас, живущих так далеко от апостольского века. Вместе с тем евангельский рассказ преподносит урок и колеблющимся, сомневающимся. Неверие Фомы непохвально, однако оно по-человечески понятно и извинительно. Принять истину воскресения из мертвых можно только верой, наперекор рассудку нелегко. И Христос не оставляет ищущего без ответа и вразумления. Вслед за обращением Фомы через некоторое время последует еще более поразительное обращение Савла. Не только сомневающийся, но даже открытый гонитель может преобразиться, когда его души коснется благодать Божия.

Продолжая линию убеждения, Церковь предлагает на второй воскресный день после Пасхи вспомнить свидетельство жен-мироносиц. В настоящее время в эту неделю стало принятым поздравлять христианок с «женским днем». Эта практика идет несколько вразрез с принципом «во Христе нет мужеского пола, ни женского» (Гал. 3:28) и напоминает инерцию советских времен. Во всяком случае, к литургическому богословию она имеет косвенное отношение. Достаточно указать, что в этот день наряду с женами-мироносицами также чествуется память праведных Иосифа Аримафейского и Никодима. Между ними прослеживается та связь, что все эти мужчины и женщины были в той или иной мере участниками погребения Господа. Тем самым они подтвердили действительность земной смерти Христа. При этом жены-мироносицы первыми освидетельствовали пустой гроб, а св. Мария Магдалина одной из первых увидела Учителя воскресшим и вместе с другими женами рассказала об этом апостолам. Богослужебные тексты особенно акцентируют внимание на оставшихся во гробе погребальных одеждах Христа. Зачем ученикам было бы красть Его тело, как пустили слух иудеи, но при этом оставлять на месте погребальные покровы? Так показывается нелепость обвинения в краже тела Христова.

Свидетельства Фомы и жен-мироносиц имеют значение для подтверждения истинности христианской веры. Да, Христос привлекал Своих современников потрясающими воображение чудесами. Он не бросался вниз головой с храмовой годы, как искушал сатана, не сошел с креста, как с издевкой просили иудеи, Он не являлся и по Своем Воскресении всем подряд, но только ближайшим ученикам. Казалось бы, свидетельства последних односторонни и уже по определению предвзяты. Однако в вопросах веры или неверия даже очевидное может восприниматься с предвзятостью: «Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (Лк. 16:31). В деталях евангельского рассказа сохранены путеводные указатели для ищущих встречи со Христом Воскресшим. Через сомнения они приведут к Нему.

В последующие воскресные дни вспоминаются знаковые евангельские события (беседы, чудеса), которые Господь совершал во время Своей земной проповеди в период от иудейской Пасхи до Пятидесятницы. Известно, что Он несколько раз был в Иерусалиме и каждый раз говорил или совершал что-нибудь промыслительное. Исцеления расслабленного и слепорожденного не просто показывают Его милосердие к немощным людям, но обнаруживают Его власть над земным естеством: «От века не слыхано, чтобы кто отверз очи слепорожденному» (Ин. 9:32).

Если следовать евангельской хронологии, то сначала Христос беседовал с самарянкой, а уж потом исцелил расслабленного. Но в церковном календаре эта последовательность нарушена: сначала вспоминается исцеление расслабленного, а затем – беседа с самарянкой. Объяснение такой перестановке предлагается в богослужебных текстах Цветной триоди. Дело в том, что эта беседа началась у колодца по поводу воды живой. Но еще ранее, по церковному календарю, в день Преполовения (середина между Пасхой и Пятидесятницей), вспоминалась проповедь Христа в Иерусалиме: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой» (Ин. 7:37‑38). Таким образом, беседа с самарянкой представляется как бы развитием этой темы, начатой в последний день праздника Кущей, когда паломники ходили за водой к Силоамскому источнику. «Ты, Господи, Жизнь и Источник бессмертия, Щедрый, Ты воссел при источнике и Твоими премудрыми водами напоил самарянку, просящую Тебя», — говорится по этому случаю в воскресном каноне.

После Воскресения Христос не пребывал со Своими учениками постоянно, периодически являясь им и наставляя их в вере. Тем самым апостолы приучались к близости горнего мира и развивались в желании последовать за Господом. Небесным залогом будущей славы, утешением во всех будущих земных скорбях стало для них Сошествие Святого Духа. По тому же пути ведет своих верных чад Церковь Христова.

последние публикации