Thursday, December 1, 2022

Нынешнее косовское урегулирование означает создание “Великой Албании”

Анна Филимонова

Аннотация

Настоящие причины последнего обострения ситуации в южном сербском крае Косово и Метохия кардинально отличаются от той картины, которую рисует большинство региональных и российских СМИ. Об этом — в материале российского историка-балканиста Анны Филимоновой.

1 сентября в Косово и Метохии ожидалась эскалация конфликта, чуть ли не новая война на Балканах. Связано это было с тем, что часть косовских сербов, особенно на севере края, считает, что Косово — это территория Сербии, и продолжает пользоваться номерными знаками, удостоверениями личности и иными государственными документами, выдаваемыми Республикой Сербией, отказываясь брать номерные знаки «Республики Косово». Как утверждал официальный Белград, сербы окажут сопротивление, если Приштина попытается провести силовую акцию по «национализации» примерно 10 000 автомобилей в том случае, если их владельцы откажутся заменить номерные знаки. Однако сейчас нелояльные Приштине косовские сербы вынуждены перерегистрировать свои автомобили, поскольку штраф за использование номерных знаков Республики Сербии составляет 250 евро. Сербы к югу от реки Ибар в большинстве уже сменили номерные знаки. 1 сентября Приштина начинает процесс перерегистрации автомобилей. Как сообщают СМИ, армия Республики Сербии начала некие маневры вблизи границы с Косово. На севере края царит атмосфера страха и напряженности. Приштина начала отключения электроэнергии на части территории, объясняя это аварией на блоке А3 на ТЭЦ «Косово А».

Косово — это Сербия!

Косово — это Сербия! Иван Шилов © ИА REGNUM

Так выглядит внешняя канва событий. Однако их суть кардинально противоречит картине, преподносимой в СМИ. Первым противоречием, бросающимся в глаза, является не просто страх, испытываемый сербами севера, а полный отказ контактировать с журналистами, особенно «светиться» на камеру. Этого не было никогда — до начала реализации косовской политики Александра Вучича.

Александр Вучич

Александр Вучич. Predsednik.rs

Казалось бы, речь идет о репрессиях приштинских властей, о которых во все колокола звонит сам президент Сербии. Кого и чего бояться сербам, которые ранее никогда не упускали подобного случая и не боялись рассказывать о происходящем? Объяснение, согласно которому они боятся Приштины, не выдерживает критики — несмотря на все выступления сербов, «карательные набеги» и иные проявления мести со стороны албанских сепаратистов не отмечались. Кроме того, тезис о страхе сербов перед албанцами является преувеличением. Теперь налицо новый факт: страх настолько силен, что не дает буквально ни одному человеку рассказать о том, что Приштина заставляет сербов интегрироваться в правовую систему «Республики Косово» путем принуждения к перерегистрации автомобилей.

Особые опасения вызывает «косовская полиция», особенно ее спецназ РОСУ (Специальные силы «Косовской полиции» известны как РОСУ, хотя официально после провозглашения независимости сепаратистской Приштиной в 2008 г. они были переименованы в NJSO (алб. Njesia Speciale Operative). Сокращение РОСУ в СМИ используется и по сей день, вероятно, чтобы избежать схожести и путаницы с названием сербского спецназа JSO (серб. Јединице за специјалне операције — прим. авт.), части которого в эти дни были замечены практически на всем севере. Это особое албанское подразделение, которому в 2011 году «Силы НАТО для Косово» (КФОР) уступили свою базу в Южной (албанской) Косовской Митровице под названием «Белведере». В ситуации серьёзного нагнетания атмосферы вокруг очередного «обострения в Косово» именно от РОСУ ожидается прессинг и террор в отношении сербов.

Однако главная проблема по уже сложившейся традиции связана с неточным указанием ее корня. Причина происходящего заключается не в невменяемой кровожадности Приштины, готовящей, по многократным заверениям сербского президента Александра Вучича, как минимум геноцид сербов Косово и Метохии, а в стремлении «косовского истеблишмента» выполнить договоренности, заключенные им не с кем иным, как лично с Александром Вучичем в октябре 2016 г. (Договор Вучич — Мустафа). Договор 2016 года является подтверждением договора «О свободе передвижения», заключенного в 2011 году тогдашним президентом Сербии Борисом Тадичем. Суть обоих соглашений заключается в том, что Приштина по отношению к сербам — как проживающим «на ее территории», так и в центральной Сербии — будет применять те же меры, которые Белград применяет по отношению к албанцам.

В договоре 2016 года уточнялось, что в полной мере договоренности будут реализованы через пять лет — что Приштина и начала выполнять в 2022 году точно по истечении указанного срока. Речь в первую очередь шла об автомобильных номерах. Первый кризис в июне 2022 года завершился «соглашением о стикерах»: сербы, въезжая в Косово, должны были заклеивать государственные символы Сербии. При этом началась перерегистрация сербских номеров КМ, ПР, ГЛ и т.д. на RKS («Республика Косово»). Но для этого сербским автовладельцам необходимо располагать правами и личной картой «Республики Косово», для чего, в свою очередь, необходимо гражданство «Республики Косово». Сербам же, въезжающим из центральной Сербии, нужно иметь сопроводительный документ («сертификат Республики Косово»), который будет единственным «законным» документом, издаваемым «властью Республики Косово». По факту это означает введение визового режима для граждан Сербии. С 1 августа полное применение указанных мер после вмешательства международных партнеров албанских сепаратистов было перенесено на 1 сентября 2022 года.

Вторым весьма примечательным моментом было нагнетание обстановки со стороны сербских СМИ и лично Александра Вучича, который, как многим казалось, совершенно справедливо стремится защитить сербское население края от репрессий сепаратистов, беспричинно готовящих сербам очередную акцию устрашения. Вучич устроил в СМИ беспрецедентный шум о «геноциде» и этнических чистках, которые сербам якобы готовит Приштина.

Но здесь «большая игра» оставила далеко позади тех, кто не поспевает за ее ходом.

Вучич довел разрешение косовского вопроса до логического завершения, когда албанцы именно от него получили все, кроме главного — признания со стороны Сербии и членства в ООН. Причем последнее предпочтительнее, поскольку «Республика Косово» уже функционирует как государство, располагая территорией, армией, государственным аппаратом, получив все это от официального Белграда в ходе переговорного процесса Белград — Приштина и за его рамками. Брюссельское соглашение от апреля 2013 г., заключенное Ивицей Дачичем (на тот момент вице-премьером Сербии) и Александром Вучичем (первым вице-премьером) с Приштиной, упразднило суд, полицию и службы безопасности Сербии на всей территории Косово, признав конституционно-правовой порядок «Республики Косово» в качестве единственно действующего.

Ивица Дачич (в центре)

Ивица Дачич (в центре). Srbija.gov.rs

В результате этого РОСУ и «косовская полиция» являются единственными «законными» полицейскими силами в Косово, включая сербский север, щедро «подаренный» Белградом, и упрекать за это Приштину нелогично.

Столь же ошибочно возлагать на нее вину за нынешнее стремление реализовать заключенные договоренности. А жесткий прессинг в отношении сербов с применением автоматического оружия — это естественное состояние албанских сепаратистов. И единственный вопрос, который может возникнуть, — зачем добровольно передавать часть своей исконной территории террористам, международным и военным преступникам, бросая сербское население на милость бывших командиров «Армии освобождения Косово», которые это самое население в совсем недавнем прошлом беспощадно истребляли?

РОСУ впервые появились на сербском севере Косово в 2011 году, еще во время президентства Бориса Тадича, когда сербы в качестве протеста против антисербской политики в косовском вопросе возвели в крае баррикады. В 2017 году РОСУ вошли на север Космета во второй раз, и этот раз был весьма примечателен. Тогда, руководствуясь никому не ясными мотивами, Белград (напомним, что в Сербии абсолютно все решается лично Александром Вучичем) постановил возобновить некогда существовавшее железнодорожное сообщение с Косово, запустив на маршрут поезд, на многих языках расписанный надписями «Косово — это Сербия», украшенный православными иконами и сербской национальной символикой. После абсолютно добровольной передачи края по Брюссельскому соглашению в руки «косовского истеблишмента» поезд выглядел ошеломляюще. Пока «специалисты» и «эксперты» в угоду Вучичу расписывали технические и искусствоведческие достоинства поезда, мотив его появления стал очевиден. На север Косово вошли РОСУ, просто-напросто объявив о намерении этот поезд подорвать. Дальнейшая судьба данного транспортного средства неизвестна, до Косово оно так и не доехало, однако прямым результатом стало регулярное появление «спецназа» сепаратистов на сербском севере.

Это подразделение, о котором не любят распространяться даже албанские СМИ, чувствует себя в последнем сербском очаге сопротивления вполне уверенно. Теперь РОСУ, с конца августа усиливающие свое вооружение шок-бомбами, БТРами и бульдозерами (все это для разгона демонстраций) и регулярно проводящие учения со специалистами из США, Великобритании, Германии и Турции, — это перманентная и ощутимая угроза для сербов.

Отметим еще одно «начинание» албанцев. В настоящий момент в южной, албанской, части Косовской Митровицы (она отделена от северной, сербской, рекой Ибар) начинается строительство самой крупной военной базы «Армии Республики Косово». Новая база располагается на стратегической возвышенности Црнуша (1000 м над уровнем моря), доминирующей над районом, с которой как на ладони просматривается вся северная (сербская) и южная (албанская) Косовская Митровица. Площадь базы насчитывает около 200 га, в её штат входят английские и американские военные специалисты, средства радиоэлектронного подавления. Задачей косовских подразделений ставится подавление сербского сопротивления, отсечение пути отступления сербов в центральную Сербию, а также воспрепятствование оказания им военной помощи со стороны Белграда. Албанцы издевательски предлагают, чтобы база носила имя Исы Болетинца — албанского полевого командира конца XIX — начала ХХ в., вождя восстания против османской власти, а также против Королевства Сербии и Королевства Черногории в 1910 году, прославившегося чудовищными расправами над сербским населением именно севера Косово. Примечательно, что в 2015 году останки Болетинца были перенесены и окончательно захоронены в селе Болетин в сербской общине Звечан на севере Косово при многозначительном молчании Белграда. Приштина уверяет, что военная база ее армии послужит «защите» и «стабилизации» Косовской Митровицы.

Отметим здесь два нюанса. Во-первых, Приштина в 2013 году при столь же загадочном молчании Белграда заключила военный договор с Албанией, согласно которому «армии двух стран» могут дислоцировать свои подразделения на территории друг друга. Можно сложить военные потенциалы Албании и «Республики Косово» и соединить инфраструктурные проекты Албании и «Республики Косово», чтобы получить внушительный боевой потенциал. Во-вторых, «Республика Косово» в настоящее время уже располагает собственной полноценной армией, созданной в 2018 году при не менее таинственном безмолвии Белграда. Новая база, без сомнения, усилит боеспособность Приштины.

Однако в этой загробной тишине прослеживается отчетливая тенденция. Летом 2022 года столь же необъяснимым, как «великосербский поезд», образом на севере края появляются граффити «Не беспокойтесь — мы здесь — Северная Бригада», «Ждем», «Ни шагу назад, КиМ остается», «Ни шагу назад, сербские личные карты остаются», «НАТО GO HOME! Это Сербия!» и даже «Северная бригада растет с каждым днем!» К сожалению, ничего хорошего для сербов за всем этим не стоит, и причиной этого являются действия Александра Вучича. Это он вынудил косовских сербов принимать участие в местных парламентских и президентских выборах «Республики Косово», сделав невозможным проведение в Косово и Метохии выборов в органы власти Республики Сербии. Это Вучич создал партию косовских сербов «Сербский список», работающую в парламенте «Республики Косовы» в соответствии с косовским законодательством. Это Вучич незаконно отстранил от должности и назначил других, лояльных себе глав десяти сербских общин. Сегодня «Сербский список» сотрудничает с албанцами (особенно в Косовском Поморавле), облегчая им покупку сербской земли и домов. «Сербский список» и новые главы общин стали единственными представителями косовских сербов, уничтожив реальное сербское сопротивление. То есть не кто иной, как Александр Вучич, выбил почву из-под ног косовских сербов, что превратило ранее отлично организованный север в латиноамериканские фавелы.

Это «случайно» стало удобным поводом для обвинения Приштиной сербов в расцвете криминала и контрабанды, что требует усиления ее полицейских сил. Поэтому от мистической «Северной Бригады» отчетливо веет духом провокаций Белграда, а Александру Вучичу перестают доверять даже «его» сербы. Упомянутые передвижения армии Сербии выполняют роль дымовой завесы, повышающей градус напряженности и отвлекающей внимание от настоящей сути проблемы.

В действительности армия Сербии не может перейти государственную границу с «Республикой Косово», созданную самим же Вучичем, поскольку НАТО (КФОР) ясно заявила, что оно пресечет любые попытки эскалации. Сербский президент сознательно усиливает хаос и будет делать это и дальше, чтобы в сумятице и неразберихе была растворена его роль — политика, лично заключившего с албанскими сепаратистами договоренности, которые они теперь просто выполняют.

18 августа в Брюсселе Александр Вучич и «косовский премьер» Альбин Курти провели встречу, которая, как сообщали СМИ, закончилась безрезультатно. Однако было очевидно, что Курти не понимает, почему он должен отказаться от реализации договора, заключенного лично Вучичем.

Альбин Курти

Альбин Курти. Office of the Prime Minister of the Republic of Kosovo

Александр Вучич 25 августа провел переговоры с европейским посланником по диалогу Мирославом Лайчаком и посланником американского президента Габриэлем Эскобаром в присутствии послов США и Евросоюза Кристофера Хилла и Эммануэля Жофре. Западные представители высказались по поводу главной цели — «Работаем все над тем, чтобы не было баррикад, чтобы не было волнений». Представители КФОР заявили, что они находятся на оперативной связи с Армией Сербии, предупредив, что в случае возникновения непредвиденной ситуации она будут разрешена прямой интервенцией КФОР и косовской полиции. Кроме того, Эскобар сделал акцент на том, что «созрело время для окончательного соглашения о нормализации отношений Белграда и Приштины», «Ожидаем, что осень станет решающим временем для этого», — добавил он. Это подтверждает факт создания условий и разрешения вопросов, необходимых для «финальной нормализации отношений», под которой подразумевается признание Сербией независимости Косово. Вучич со своей стороны делал упор на «сохранении мира и стабильности». Это, в свою очередь, означает, что он приложит все усилия для удержания сербского населения от протестов.

Итак, резолюция СБ ООН №1244 становится документом, представляющем интерес сугубо в историческом смысле — поэтому упоминать ее теперь вполне безопасно. И если ранее Александр Вучич избегал отсылки к этому документу, даже подвергал резолюцию нападкам и сомнениям вплоть до указания, что «в ней нигде не упоминается Сербия, просто нигде, там говорится о Союзной Республике Югославии», то сейчас он упоминает ее часто, поскольку сделал все, чтобы она не была реализована и не угрожала его пребыванию у власти.

Более того, столь же неинтересным атавизмом становится пресловутое Брюссельское соглашение — но не в плане албанских приобретений, а в плане единственного пункта в этом договоре, который выдавался за «победу» и касался создания Ассоциации сербских общин (АСО). СМИ и пропаганда преподносили это как объединение сербских общин в некое целое, фактически как создание в Косово «второй Республики Сербской». Но даже в случае её реального формирования эта структура действовала бы строго в рамках косовского законодательства и не наделялась бы никакими правами автономии. Её полномочия, по сути, сводились бы к уровню местных ЖКУ. Однако Брюссельское соглашение перечеркнуло резолюцию СБ ООН №1244, чтобы в свою очередь тоже отправиться на свалку истории. Спустя десять лет расхваливаемое на все лады «приобретение» в виде Ассоциации сербских общин не стало даже фиговым листком, прикрывающим передачу Вучичем сербского края террористам.

Однако лишь на поверхностный взгляд может показаться, что у Александра Вучича нет цели и направления в косовском вопросе, и что он просто любой ценой стремится, маневрируя на международной арене и используя доминирование в СМИ, банально удержать власть. Этот мотив, безусловно, определяющий. Но есть и другое соображение, обретающее ключевое значение. Косовская эпопея президента Сербии Александра Вучича не заканчивается на Брюссельском соглашении и последующих уступках, передающих Приштине все атрибуты государственности, включая границу, таможню и территорию, а выходит на новый уровень, определяемый двумя словами — «Открытые Балканы».

Поясним, о чем идет речь. В 2019 году Вучич предложил инициативу, названную «Мини-Шенген», для «экономического объединения», в которую вошли Сербия, Албания и Северная Македония. В июле 2021 года инициатива обретает новое название — «Открытые Балканы». Показательны слова Вучича, сказанные по поводу переименования данного балканского проекта: «Если преодолеем бюрократические трудности, к 1 января 2023 года между нашими странами не будет границ. От Белграда до Тираны вас никто не остановит». Именно отсутствие границ и свободное передвижение ставится во главу угла. Но дело в том, что трудности с передвижением, устройством на работу и ведением бизнеса испытывают только албанцы в Сербии, а не сербы в Албании, контактов с которой практически нет, и не сербы в Северной Македонии, связям с которой ничто не препятствует. «Открытые Балканы» призваны не только снять все ограничения для албанцев, но и создать им максимально выгодные условия — до создания платформы для нового регионального интеграционного объединения, именуемого в просторечии «Великой Албанией».

О переходе к «великоалбанскому» уровню свидетельствует способ нынешнего разрешения проблемы «въездных-выездных документов» (а также личных карт и автомобильных номеров), урегулированной на удивление оперативно, вопреки всем «геноцидным заклинаниям» Вучича. Устная договоренность заключается в том, что сербы Косово и сербы центральной Сербии пока могут по-прежнему пользоваться документами Республики Сербии, а въездные и выездные документы обеими сторонами выдаваться не будут. Однако с 1 сентября по конец октября (два месяца) пройдёт «перерегистрация», а остальные решения, по словам Мирослава Лайчака, будут найдены «в процессе». Подробности «процесса перерегистрации» не раскрываются. Альбин Курти по итогам договоренностей заявил, что далее его «правительство сосредотачивается на достижении финального соглашения с Сербией».

На первый взгляд в довольно мутной воде известных на данный момент соглашений не просматривается четких ответов. Однако их максимально размытые формулировки скорее говорят, что для сербов наступают плохие времена. Об этом свидетельствует вторая часть соглашений, посвященная албанцам: в качестве «ответной любезности» им разрешено пользоваться на территории Сербии документами «Республики Косово». Албанцы предпочитают передвигаться по региону на автомобилях, и это им, массово возвращающимся после летних отпусков, «неудобно» и «некомфортно» оформлять сербские проездные документы, равно как и сербские документы для работы и бизнеса. Теперь ситуация меняется в корне: пока сербское население Косово пытается осознать, что значит «перерегистрация», оно, по сути, уже никого не интересует. Ясно, что маленький сербский анклав на севере ждет судьба сербов юга и центра Косово, интегрированных в государственную систему «Республики Косово».

Албанцы же, пребывающие в статусе фаворита, получили очередной гандикап, ведущий их уже не к укреплению государственности «Республики Косово» (это уже пройденный этап), а прямо к «Великой Албании». Поэтому Госдепартамент 30 августа 2022 года восхищенно поддержал нынешнее урегулирование: «Соглашение о въездных/выездных документах является примером эффективного применения диалога по разрешению споров и прогресса. Диалог для Сербии и Косово представляет собой механизм, целью которого является достижение всеобъемлющего соглашения о нормализации отношений». Это предельно ясная формулировка, честно и открыто подводящая итог всей деятельности Александра Вучича.

Теперь на балканской повестке дня — новая общеалбанская интеграция, которой способствует свобода передвижения по «документам», выдаваемым сепаратистской Приштиной и не существующим в правовом поле Сербии. Однако данная интеграция носит отнюдь не безобидный экономический характер. Так, еще в 2018 году Тирана предложила США создать на своей территории военную базу, а 6 января 2022 года Командование специальных операций США в Европе (SOCEUR) объявило о своем решении «разместить передовой штаб Сил специальных операций в Албании». На этой базе планируется разместить спецназ — как подчеркивают американские представители, вблизи «таких стран, как Греция, Косово, Черногория, Босния, Северная Македония и Сербия, где российское политическое, экономическое и военное влияние неуклонно усиливается». Кроме того, Командование специальных операций США в Европе рассматривает возможность открытия еще одной военной базы в Боснии, в Тузле, рядом с аэропортом. Тузла расположена неподалёку от стратегически важного города Брчко на северо-востоке страны, что угрожает безопасности уже Республики Сербской.

Следует учитывать и логистический сегмент. В настоящий момент главным инфраструктурным проектом Сербии, которому присвоен статус национального приоритета, является автомагистраль Тирана — Приштина — Ниш. Эта автомагистраль не имеет никакого экономического смысла для Сербии, но она имеет смысл для переброски сил южного крыла НАТО в центр Европы и связывания «Республики Косово» и американской базы «Бондстил» с албанскими портами на Адриатическом море. Сербия строит свой участок магистрали — от Мердара до Ниша, албанцы свой участок — от Драча до границы — уже построили, Приштина далее строит свою часть — от границы с Албанией до Мердара. Это значит, что «великоалбанский проект» инфраструктурно и логистически связывает не только «Косово» и Албанию, но и Топличский округ и Ниш (центральная Сербия), создавая основу для утверждения албанского фундамента в моравско-вардарской долине, чему весьма способствует нынешняя договоренность.

Совместные заседания правительств Албании и «Республики Косово» проводятся с 2014 года. За этот период между «двумя странами» было подписано более 70 соглашений (о таможенных льготах, сотрудничестве в области безопасности, образования, здравоохранения и т.д.). Но в фокусе следует держать не интересы Албании и «Республики Косово», экономика которых ничтожна, а интересы НАТО, которое получает два недостающих звена в сухопутном логистическом пути (автотрассу и железную дорогу) в свое распоряжение. Альянс таким образом получит возможность связать албанские порты на Адриатике с глубинной территорией Балкан.

НАТО

НАТО. Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Инициатива «Открытые Балканы», представленная как чисто экономический проект, скрывает общеалбанскую политику, поскольку для реализации экономических целей необходимо решение политических задач, «препятствующих экономическим связям», — прежде всего признания Сербией независимости Косово. Исключительно в этом смысле следует рассматривать очередное «победоносное» разрешение косовского вопроса Александром Вучичем.

Таким образом, отделение Косово от Сербии было необходимо для новой интеграции — «великоалбанской». После агрессии НАТО все сербские власти шли на те или иные уступки в косовском вопросе, не получая взамен ничего, даже гарантий. Но передачу Приштине атрибутов государственности и ее укрепление, а также интеграцию сербов в государственную систему «Республики Косово» осуществил Александр Вучич. Он же открывает новую страницу в истории Балкан — создание Великой Албании.

Источник: https://regnum.ru/news/polit/3685459.html

последние публикации