Thursday, December 1, 2022

“Никогда снова!” – лозунг наций, ответственных за ГЕНОЦИД

Память о войне является наиболее укорененной в человеческом сознании, потому что война дает множество примеров подвига и трагедии, к которым у человека формируется эмоциональное отношение. Большие войны, продолжавшиеся длительное время, остаются в памяти. В памяти могут остаться и краткосрочные войны, если они явили обществу яркие примеры трагедии или героизма. При этом зачастую в коллективной памяти народа остаются не столько сами войны, сколько их отдельные эпизоды. Например, говоря о русско-японской войне 1904‒1905 гг., российское общество вспомнит в первую очередь бой крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с японской эскадрой. Практически никто не вспомнит, что это сражение называлось боем у Чемульпо. Остальные же эпизоды войны, даже Цусимское сражение или оборона Порт-Артура, останутся в тени воспоминаний, хотя примеров героизма русских моряков и солдат в этих сражениях также достаточно, но они уступают по эмоциональному отклику бою у Чемульпо.

С Великой Отечественной войной ситуация иная. Война была настолько масштабной, что затронула практически всех. При этом она представляла собой и многочисленные образцы героизма, которые начали появляться с самого начала войны. Вспомним хотя бы оборону Брестской крепости. Во время этой войны случилась огромная трагедия, которая направлялась нацистской идеологией о неполноценных народах и оставила серьезный след в исторической памяти населения, попавшего под оккупацию. Так что эмоциональный след от переживаний войны оказался очень глубоким. Но осмысление тех событий пришло позже. Сразу после войны были другие заботы, связанные с восстановлением разрушенных населенных пунктов, налаживанием мирной жизни. Люди общаясь друг с другом, рассказывая о своих военных переживания, понимали, что не только они, но и остальные переживали эту войну примерно одинаково. В обществе сложился консенсус, в котором государство не могло принять серьезного участия, потому что и без государства люди имели похожие суждения о событиях недавнего прошлого. Память о войне начала широко отражаться в творчестве. Фильмы и книги, описывающие события войны, снимались и писались теми, кто войну видел собственными глазами. Многие зрители и читатели также знали о войне не понаслышке и видели в произведениях творческую подачу исторической правды. Кстати, подавляющее большинство песен, которые иногда называют военными, написано после войны.

С течением времени поколение участников войны старело и уходило. Знания о войне все больше черпались не от непосредственных участников событий, а из пересказов их родственников, уже не заставших войну. А потом наступит время, когда не останется даже тех, кто слышал рассказы участников событий.

Исчезновение СССР, который был победителем в войне, спровоцировало желание начать пересмотр итогов Второй мировой войны. Сложная социально-экономическая ситуация периода «перестройки» и первых постсоветских лет негативно повлияла на выполнение социальных гарантий в отношении пожилых людей, в том числе и ветеранов. Их ряды стали меньше. На май 2021 г. в России в живых было около 68 000 непосредственных участников боевых действий, а всего лиц, которые приравнены к ветеранам (труженики тыла, блокадники, узники концлагерей, инвалиды войны), было немногим более 1 000 000 человек. На Украине в живых в первой половине 2021 г. оставалось примерно 30 000 участников боевых действий, в Белоруссии – 7 000, в Казахстане – 2 000. Всего на постсоветском пространстве без учета России в 2021 г. проживало 46 000 ‒ 47 000 участников боевых действий и около 1 000 000 лиц, приравненных к ветеранам1. Если несколько десятков лет назад школьники могли услышать о событиях Великой Отечественной войны из уст самих ее участников, то во втором десятилетии XXI в. такая возможность стремительно исчезает.

Источник: https://100decor-ls.livejournal.com/1061.html
Источник: https://100decor-ls.livejournal.com/1061.html

На этом фоне начали появляться попытки переформатировать историческую память под текущие политические и идеологические нужды. В начале XXI в. на постсоветском пространстве столкнулись два лозунга, которые касались войны: «Можем повторить» (вариант: «Если надо, повторим») и «Никогда снова» (вариант: «Никогда больше»). Второй лозунг актуализировался в ответ на первый в качестве альтернативы. Сторонники второго лозунга воспринимают слова «Можем повторить!» как символическую агрессию или угрозу. Однако данное восприятие можно отнести на счет интерпретации конкретных людей или групп. В частности, российский телеведущий В.В. Познер объяснил знакомому французу смысл лозунга так: «Есть такой контингент людей у нас, которые спят и видят, чтобы была война. И они, те, которые не имеют никакого опыта войны, которые вообще её не испытали, потому что те, кто испытал, они бы прокляли тех, кто так говорит. Так вот они, ссылаясь на прошлую войну, как бы грозят противнику. “Можем повторить!” – то есть готовы снова потерять почти тридцать миллионов человек, готовы на то, чтобы еще десятки миллионов стали калеками, чтобы миллионы детей выросли сиротами или без отцов, чтобы тысячи наших сёл и городов были снесены с лица земли, чтобы наша страна была отброшена на несколько десятилетий – все это мы “Можем повторить!”»2. Т.е. В.В. Познер считает, что «те, кто испытал, они бы прокляли тех, кто так говорит».

Однако лозунг «Можем повторить» не появился в XXI в. «Выражение “Можем повторить” стало известным после того, как один из советских солдат оставил надпись на основании колонны фасада Рейхстага в мае 1945 года. Она была многократно запечатлена на фото и кинохронике. Предположительно, надпись была сделана мелом, она не сохранилась. Автор ее неизвестен.

Источник: https://sokura.livejournal.com/18144377.html?amp=1

Полный текст надписи: “За налеты на Москву, за обстрел Ленинграда, за Тихвин и Сталинград. Помните и не забывайте. А то можем и подовторить”. Подовторить ‒ это диалектное слово, характерное для псковской группы говоров, оно означает одновременно “подтвердить” и “повторить”. Это может служить указанием на то, что автор фразы был родом из-под Пскова»3.

Таким образом, «Можем повторить» ‒ это как раз фраза тех, кто «испытал» войну лично. Вообще, на рейхстаге можно было увидеть не только «Можем подовторить», а еще фразы, которые вызвали бы у части общества обвинения в символической агрессии. Например, «Получайте за нашу Родину» или «Гансы и Фрицы, вы это никогда не забудете! А если надо мы придем ещё!»4. В последней фразе, кстати, тоже прочитывается повторение, но это не бравада, это повторим, «если надо». Да и «подовторить», исходя из надписи на рейхстаге, мы можем не беспричинно, а за то, что противник забудет, что он делал на территории Советского Союза.

В немного измененной форме, но с тем же смыслом фраза появилась в популярной песне в вышедшем в 1955 г. фильме «Максим Перепелица»: «Пусть враги запомнят это: / Не грозим, а говорим. / Мы прошли с тобой полсвета. / Если надо – повторим». И в этом случае есть чёткое указание на то, что «не грозим, а говорим», т.е. фраза ‒ это не угроза, а предупреждение. Текст этой песни был написан М.А. Дудиным, который также имел непосредственное отношение к войне – он был не только ветераном, но и блокадником. Вряд ли бы человек, прошедший такие испытания во время войны стал бы бравировать словами. Более того, именно слова М.А. Дудина высечены на фризах пропилеев Пискаревского кладбища, где бравада вообще неуместна. Любители всюду видеть символическую агрессию, могут в качестве таковой интерпретировать и фразу М.А. Дудина на Пискаревском кладбище: «Бессмертная слава героев умножится в славе потомков»5. Ведь слава героев умножится в славе их потомков, значит, потомки должны повторить. Видимо, дело в том, что идеологические взгляды, социальный опыт и многие другие характеристики не позволяют части общества воспринимать фразы с тем смыслом, который в них вкладывали авторы. Как указывает группа российских исследователей, «новые перформативные практики и обслуживающие их символы становятся причиной конфликтов, потому что коммуниканты вкладывают в одни и те же практики разные смыслы»6. Однако, как выяснили исследователи, лозунг «Если надо, повторим!» «разделяли представители всех социальных групп»7. Лозунг «Можем повторить» кто-то и использует ради бравады. Но в данном случае это некорректная интерпретация естественной сути лозунга, которая прочитывается в надписи на стене рейхстага или в песне на слова М.А. Дудина.

Источник: https://100decor-ls.livejournal.com/1061.html
Источник: https://100decor-ls.livejournal.com/1061.html
Источник: https://100decor-ls.livejournal.com/1061.html
Источник: https://100decor-ls.livejournal.com/1061.html

В качестве противопоставления лозунгу «Можем повторить!» возник лозунг «сторонников противоположного дискурса» ‒ «Никогда больше!». Как указывают исследователи, наклейка с этим лозунгом оказалась не очень популярной8. И дело здесь не в какой-то символической агрессии общества, а в самом восприятии Дня Победы. «Мы победили. Можем повторить» звучит вполне логично, но «Мы победили. Никогда снова» уже вызывает странные чувства. Тем более, что лозунг «Никогда больше/снова» имеет специфическую нагрузку. Он связан с тем, что «послевоенная Германия прошла достаточно долгий путь к общественному консенсусу “Никогда больше!”, т.е. к модели, считающейся сегодня образцовой для обществ, несущих историческую ответственность за геноцид не на уровне биографической памяти, а на уровне принадлежности к национальной идентичности»9. Таким образом, «Никогда больше» или «Никогда снова» ‒ это лозунги «обществ, несущих историческую ответственность за геноцид”.

Красная армия не практиковала геноцид немцев, поэтому в исторической памяти нет чувства коллективной вины за знамя Победы над рейхстагом или надписи на рейхстаге. Тем не менее, именно лозунгом «Никогда снова», навязывающим чувство вины, пытаются заменить лозунг «Можем повторить».

Источник: https://100decor-ls.livejournal.com/1061.html
Источник: https://100decor-ls.livejournal.com/1061.html

1 Названо число живых участников войны в России и странах СНГ // Московский комсомолец. URL: https://www.mk.ru/social/2021/05/05/nazvano-chislo-zhivykh-uchastnikov-voyny-v-rossii-i-stranakh-sng.html (дата обращения: 14.06.2021).

2 История песни. Есть такие слова: «Если надо повторим!» // 123ru.net. URL: https://123ru.net/moscow/205059342/ (дата обращения: 16.06.2021).

3 Путин заявил, что Россия ответит любому агрессору так же, как СССР фашистам // ТАСС. URL: https://tass.ru/politika/7933423 (дата обращения: 16.06.2021).

4 Берлин. Рейхстаг. 1945 год. Исторические фотографии // 100decor_ls@livejournal.com (Живой журнал Любови Сапожниковой). URL: https://100decor-ls.livejournal.com/1061.html (дата обращения: 16.06.2021).

5 Память о блокаде в камне и в стихах // Вокруг книг. Блог Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина г. Челябинска. URL: https://vokrugknig.blogspot.com/2021/01/blog-post_51.html (дата обращения: 16.06.2021).

6 Архипова А., Доронин Д., Кирзюк А., Радченко Д., Соколова А., Титков А., Югай Е. Война как праздник, праздник как война: перформативная коммеморация Дня Победы // Антропологический форум. 2017. № 33. ‒ С. 108.

7 Артамонова Ю.Д. К вопросу о механизмах исторической памяти // Вестник славянских культур. 2018. Т. 48. ‒ С. 3536.

8 Архипова А., Доронин Д., Кирзюк А., Радченко Д., Соколова А., Титков А., Югай Е. Война как праздник, праздник как война: перформативная коммеморация Дня Победы // Антропологический форум. 2017. № 33. ‒ С. 101102.

9 Махотина Е.А. Нарративы музеализации, политика воспоминания, память как шоу: новые направления memory studies в Германии // Методологические вопросы изучения политики памяти: Сб. науч. тр. / Отв. ред. Миллер А.И., Ефременко Д.В. ‒ М.СПб: Нестор-История, 2018. ‒ С. 75.

Александр ГРОНСКИЙ
Александр ГРОНСКИЙ
Александр Дмитриевич Гронский - кандидат исторических наук, доцент. Ведущий научный сотрудник Сектора Белоруссии, Молдавии и Украины Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Российской академии наук. Заместитель председателя Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви. Доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии им. святителя Кирилла Туровского. Заместитель заведующего Центром евразийских исследований филиала Российского государственного социального университета в Минске.

последние публикации