Tuesday, April 16, 2024

Некомпетентные рассуждения по вопросам: как появились белорусы и кто они сейчас? Ч.1.

В наши дни много спорят о современном состоянии восточного славянства. Одни высказывают мнение о существовании в границах трех бывших Советских Республик – ныне суверенных государств, трех наций – русской, украинской и белорусской. Одновременно с этим мнением циркулирует представление о том, что белорусы, украинцы и русские представляют собой либо три братских народа, либо три ветви одного народа. Все эти мнения политизированы, а научное сообщество зачастую не преследует цель выявить истину, а обслуживает интересы той или иной политической силы. Такая ситуация крайне опасна. Очевидно, что во многом кровавые события на Украине стали результатом навязывания украинскому обществу ложных представлений о его происхождении и современной ступени его развития. 

Белорусское общество в 2020 году с большим трудом избежало украинского сценария. При этом трудно не обратить внимание на тот факт, что дестабилизация общественно-политической ситуации в Белоруссии осуществлялась во многом с опорой на нерешенность проблемы генезиса белорусов. Белорусов убеждали, что они древняя европейская нация, которая всегда испытывала враждебность со стороны своей восточной соседки – России. Далее следовал весь джентльменский русофобский набор аргументов, направленных на формирование у белорусской молодежи непреодолимого желания уничтожить Россию. Учитывая известную последовательность русофобских сил, следует готовиться к новым атакам на Республику Беларусь, цель которых будет состоять в разобщении русских и белорусов, сеянии между ними даже не розни, а ненависти. Поэтому актуальным остаются вопросы о том, а, собственно, как появились белорусы и кто ни сейчас? 

Как появились белорусы?

Прежде всего нужно отвергнуть все измышления о неславянском происхождении белорусов, а также рассуждения разного рода субстратах – балтском и финно-угорском – которые якобы послужили белорусскому этногенезу. Якобы смешение то ли балтского, то ли финно-угорского населения (т.е. европейцев) со славянами в VIII – IX веках создало особый белорусский этнос и обусловило его обособленность от восточного славянства. Эти концепции, по воле или против воли их авторов, направлены на формирование у белорусов чувства исключительности и превосходства над прочими русскими. Представляется более корректным говорить о том, что в исторической науке нет единства касательно ответа на вопрос о времени выделения белорусов из общей массы восточных славян. Во времена Древней Руси предки современных белорусов составляли органичную часть русской средневековой народности с естественными незначительными региональными особенностями. Политическая жизнь, культура, быт, нравы и религия населения западнорусских княжеств – Полоцкого и Туровского – были идентичны политической жизни, культуре, быту, нравам и религии населения других русских княжеств.

С вхождением будущих белорусских и украинских земель в состав Великого княжества Литовского (ВКЛ) в XIII – XIV веках единая русская народность оказалась разделена государственной границей. В Северо-Восточной Руси, ставшей частью Золотой Орды, и в ВКЛ русское население оказалось в разных политических, правовых, социально-экономических условиях. Это послужило постепенному накапливанию различий в культуре, языке, народных традициях. Не осталась без изменений и религиозная жизнь. После Кревской династической унии ВКЛ и Польского королевства, по итогам которой на Литовском престоле утвердилась католическая династия, существенно изменились церковно-государственные отношения по обе стороны границы. В восточной Руси православие не испытывало давления со стороны монгольских ханов, поддерживалось князьями из дома Рюриковичей и рассматривалось обществом как духовный фундамент государственной жизни. В ВКЛ государственной религией стало католичество, а православная вера русского населения превратилась во второсортное исповедание. Православная Церковь в ВКЛ начала испытывать нарастающую правовую дискриминацию, которая иногда по политическим мотивам ослабевала, но никогда не прекращалась. Важнейшим шагом на пути разобщения религиозной жизни русских стало разделение в 1458 году. Киевской митрополии на Литовскую (оставшуюся в составе Константинопольского патриархата) и автокефальную Московскую части. 

Всеобъемлющая обособленность русского населения ВКЛ от русских Северо-Восточной Руси, где по мере ослабевания Золотой Орды набирало силу и выступало с идеей собирания русских земель, как вотчины дома Рюриковичей, Московское Великое княжество (МВК), привела к тому, что во второй половине XV веке в правление великого князя Казимира Ягеллона сложились предпосылки для возникновения в пределах ВКЛ на современных белорусско-украинских землях новой русской этнической общности. Должна была возникнуть не белорусская и не украинская этническая идентичность, а некая общая этничность предков современных белорусов и украинцев. Однако в XVI веке эти предпосылки не были реализованы, поскольку русское население подверглось мощному этнокультурному давлению, особенно после создания Речи Посполитой. Апофеозом этого давления стало введение Брестской церковной унии в 1596 году, а главным его следствием явился отказ от православия и своих этнических корней западнорусской знати – шляхты. Учитывая то, что знать представляет собой культурообразующую элиту общества, ее утрата народом обрекла его культуру и религию на постепенный упадок. На этом этапе истории разошлись пути русского населения белорусских и украинских территорий. На Украине роль народной элиты взяло на себя казачество, хотя оно и не имело для этого ни культурных, ни интеллектуальных ресурсов. В Беларуси замены шляхте не нашлось, в результате чего основанные на православном духовном фундаменте культура и народные традиции были вытеснены в самый низ общества – крестьянскую крепостную среду, где выродились до состояния фольклора. Западнорусский язык, который иначе называют либо старобелорусским, либо староукраинским, утратил свои государственные функции, на нем перестали писаться литературные произведения.

В XVII – XVIII веках предки современных белорусов оказались в крайне неблагоприятных условиях. Они подвергались жесточайшей экономической эксплуатации, которая усиливалась этническим и религиозным гнетом. Энергия народа была направлена на выживание и сохранение самобытности, но не развитие. К разделам Речи Посполитой в последней четверти XVIII века белорусское население было отброшено в своем развитии на несколько столетий назад. 

Перспектива выхода из подавленного состояния появилась у белорусского населения в связи с упразднением Брестской церковной унии. Этот церковно-политический феномен был призван вытеснить собой из русских земель (не только в Речи Посполитой, но и в российской державе) православие. Разрыв церковной унии в 1839 году по итогам Полоцкого объединительного Собора униатского духовенства открыл тот факт, что уния не сумела достичь поставленной перед ней цели вытеснения православия, превращения белорусов в католиков и навязывания им польского культурного кода. В неимоверно сложных исторических обстоятельствах под спудом унии белорусы сумели сохранить свой русский культурный код, православное мироощущение и те особенности культуры и народных традиций, которые они начали приобретать еще в XIV и XV веках. Поэтому после 1839 года белорусы не растворились в русском православном море, но во второй половине XIX века постепенно начали осознавать свои специфические народные черты. Совокупно с устранением давления на них полонизма, которое произошло под действием политики Российской империи, а также деятельности Русской Православной Церкви, не стремившейся унифицировать религиозную жизнь белорусов по великороссийскому образцу, это послужило предпосылки для возникновения белорусского национального проекта на рубеже XIX – XX веков.

Продолжение следует…

последние публикации