Friday, December 9, 2022

Мифы и правда о «Слуцком восстании»

В белорусской истории существует множество тем, которые имеют дискуссионный характер, что связано с различным идеологическим восприятием того или иного события. Одной из них является так называемое «Слуцкое восстание» 1920 года, которое для националистически настроенной части белорусского общества является одним из символов борьбы за независимость. При этом из-за слабой изученности событий того периода, в последние годы они все чаще стали использоваться в качестве одного из инструментов формирования новых исторических мифов, необходимых для политической и идеологической борьбы.

В 1846 году город Слуцк был выкуплен казной и передан государству – Российской империи. Так закончилась история частновладельческого города Слуцка, а ещё ранее и Слуцкого княжества, просуществовавшего 600 лет (1190 – 1791 гг.). Был образован Слуцкий уезд в составе Минской губернии.

В настоящее время среди белорусских историков нет единого мнения о том, было ли «Слуцкое восстание» реальной попыткой борьбы за независимость, формально объявленной в 1918 году в рамках Белорусской народной республики (БНР), или простым мятежом на территории, временно не имевшей официальной власти. Этот связано с тем, что данная тема, как и ряд подобных вопросов истории первых лет становления советской власти, долгое время старательно обходились стороной в отечественной историографии. В конечном счете это привело к появлению в белорусской истории множества белых пятен, заполнять которые взялись местные националисты. В результате, события в Слуцком уезде в 1920 году, о которых начали открыто писать лишь в 1990-е годы, получили довольно неоднозначную оценку.  

В настоящее время в белорусской историческом дискурсе, который наполнился идеологией, существует множество версий произошедшего в 1920 году, начиная от классического отрицания «восстания» и негативного отношения к событиям того периода, и заканчивая героизацией так называемого «первого самостоятельного вооруженного выступления за независимость белорусских земель». В последнем случае националисты сделали все возможное, чтобы назвать «Слуцкое восстание» одним из элементов придуманной ими «белорусско-российской войны 1920 года», полностью исказив и смысл, и факты событий того периода.  Потому не случайно различного рода общественные и политические организации националистического толка на протяжении последних десятилетий неизменно проводили торжественные мероприятия, посвящённые памяти «слуцких повстанцев», называя их героями и борцами за независимость Белоруссии от России [1]. В то же время само «Слуцкое восстание» было далеко от тех смыслов и идеологем, которыми его сегодня наделяют некоторые историки и политики.

Чествование памяти «слуцких повстанцев» в городке Грозово в ноябре 2019 года. В свободном доступе интернет.

Для понимания того, что на самом деле произошло в 1920 году в Слуцке и его окрестностях, необходимо помнить, что это был период серьезных потрясений, ставших последствиями развала Российской империи, а затем и Первой мировой войны. В этот период началось так называемое возрождение Польши, которая ставила перед собой задачу восстановление своих территорий в границах Речи Посполитой 1772 года. Польские войска, начав в феврале 1919 года военные действия против Советской России, довольно быстро продвинулись вглубь бывших западных областей Российской империи, где уже с первых дней началась политика полонизации. Это, в свою очередь, вызвало крайне негативную реакцию со стороны местного населения, а сопротивление Польше возглавили большевики и социалисты-революционеры (эсеры). Превращение Слуцка на некоторое время в центр исторических событий было связано с тем, что именно в этом городе концентрировались белорусские эсеры. При этом Комитет Белорусской партии социалистов-революционеров тогда объединял в себе большинство сторонников БНР, а потому изначально не признавал ни польскую, ни советскую власть [9].

В октябре 1920 года в Риге между Польшей и РСФСР было подписано предварительное мирное соглашение, разделявшее Белоруссию практически на две части. Согласно договору, Слуцк, находившийся к тому моменту еще под польской оккупацией, передавался в состав БССР, что и предопределило события, которые развернулись здесь во второй половине 1920 года. Связано это было с тем, что после начала отхода польских войск, Слуцк оказался в нейтральной зоне, которая некоторое время не контролировалась никем. Важно в данном случае то, что вплоть до начала боевых действий в ноябре-декабре 1920 года будущее организаторы мятежа выступали против «оккупации» большевиками, но не против Польши. Это, как считают некоторые исследователи, может служить доказательством тому, что Слуцкое выступление было инспирировано Варшавой и ей же поддерживалось, имея лишь внешний вид «борьбы за независимость» [8].

События «восстания» развивались довольно стремительно. Съезд Слуцкого уезда, на который собралось более 100 человек, начал свою работу 15 ноября. На нем была провозглашена резолюция, которая объявляла территорию уезда частью БНР, выражала протест против «большевистской оккупации» и, что немаловажно, приветствовала «сестру Польшу». Тогда же был избран постоянный орган региональной власти – Рада Слуцка, которая сразу же заявила протест Варшаве против передачи Слуцкого уезда Красной Армии. 21 ноября и вовсе была издана декларация, которая призвала на борьбу «за независимую Белоруссию в ее этнографических границах» и за «интересы крестьянства».

«Слуцкая Рада декларирует свое желание твердо стоять за независимость родной Беларуси и защищать интересы крестьянства от насилия со стороны чужеземных захватчиков; в случае надобности Слуцкая Рада будет защищаться даже силой оружия, несмотря на численное превосходство врага. Мы верим, что наше дело есть дело правое, а правда всегда побеждает», — отмечалось в документе [9].

При этом подобные громкие заявления были далеки от реальности. Например, согласно польскому рапорту Слуцкого повета за январь 1920 года, «православные крестьяне… верят, что вскоре «польские паны» отсюда уйдут, и тогда настанет крестьянско-православный рай, а панам-католикам будет «крышка»» [9]. Несмотря на это, Раде все же удалось за несколько дней сформировать из добровольцев 1-ю Слуцкую бригаду стрельцов войск БНР, которая состояла из двух полков. Их костяком стала так называемая «белорусская милиция», созданная ранее для поддержания порядка в Слуцке и его окрестностях.

Вместе с тем сегодня сложно говорить о том, что «мобилизация» в Слуцком уезде была массовой, и ее поддержало значительное число местного населения, как это представляют некоторые историки. По приблизительным подсчетам под ружье удалось поставить лишь несколько тысяч человек. При том, как отмечает историк Анатолий Грицкевич в книге «Вакол Слуцкага паустання», Рада формировала отряды из самых разных элементов: кулаков, дезертиров Красной Армии, бандитов, контрреволюционеров а также из «отсталых в политическом отношении селян, которые были введены в заблуждение демагогическими и националистическими лозунгами» [10]. При этом численность в разных источниках колеблется от 1000 до 4000 бойцов, значительная часть из которых не имела оружия [3].

Флаг Первого Слуцкого полка. В свободном доступе интернет.

Стоит заметить, что формирование и последующие действия военных бригад в Слуцком уезде прямо или косвенно контролировались поляками, о чем свидетельствуют различные рапорты и донесения. Как отмечал зам. начрегистроштарм-16 и военком разведки Ю. Жебровский, «поляки заставляют молодёжь записываться добровольцами ради защиты Белоруссии» [10]. Более того, имеются данные о том, что был разработан план-конспект совместных действий Польши и повстанцев против большевиков, где указывалось на то, что будущее белорусское правительство должно состоять на 40% из поляков, а сами мятежники при организации своих действий должны рассчитывать на поддержку Варшавы и Парижа, а также тесный союз с непризнанной Серединной Литвой (1920-1922 гг.), являвшейся марионеточным государством под контролем все той же Польши [3].

Одновременно для решения своих вопросов Варшава способствовала организации так называемого похода армии Станислава Булак–Балаховича, который многие националисты в Белоруссии связывают со «Слуцким восстанием». При этом на самом деле никакой связи непосредственно с событиями в Слуцке и тем более с борьбой за «независимость Белоруссии» Балахович не имел: в бои с большевиками его дивизия вступила еще в июне 1920 года и далеко от названного региона. Даже нынешняя мемориальная доска Булак-Балаховича в Варшаве гласит: «Командующий белорусской союзной армией, сражавшейся за независимость Польши в войне 1920 года» [2]. Однако это нисколько не смущает белорусских националистов, создающих свои собственные мифы, в центре которых лежит откровенная русофобия.

О масштабности мятежа так же можно говорить с большой долей натяжки. Согласно имеющимся документам, слуцкие военные подразделения действительно вступали в боевые столкновения с Красной Армией, но никакого серьезного противодействия красноармейцам «добровольцы» оказать не смогли. Более того, значительная часть слуцких полков начала отход с территории уезда вместе с польскими войсками, разместившись на участке от местечка Семежево до Вызны протяженностью около 20 километров. Первая стычка «мятежников» с отрядом Красной Армии состоялась 27 ноября возле деревни Васильчицы, но назвать ее серьезным боем нельзя. Тогда красноармейцы благоразумно отступили, потеряв лишь трех человек убитыми, троих ранеными, а один из них попал в плен [6].

В течение месяца слуцкая бригада «удерживала» пятнадцатикилометровую нейтральную зону, что многими представляется как показатель ее боеспособности. Однако на самом деле вхождение на данную территорию частей Красной Армии должно было быть согласовано с польской стороной, чего на тот момент не произошло. Действиях же «восставших» тогда носили полупартизанский характер, и никакого реального сопротивления занятию восточной части уезда вплоть до второй половины декабря они не предпринимали. Например, в оперативном военном донесении от 10 декабря 1920 года сообщалось, что «в деревне Иодчицы (Новые Мокраны), 8-10 верст западнее Семежево, находятся базы так называемой Белорусской Рады и производят оттуда разбойничьи налеты на нейтральную зону восточнее Государственной границы, производят реквизиции и конфискации имущества у населения нейтральной полосы и творят насилия над гражданами» [5]. Более того, командовавший Слуцкой бригадой штабс-капитан Антон Сокол-Кутыловский и вовсе утверждал, что никакого «восстания» не было, а его подразделение не произвело не единого выстрела [7].

Результат действий мятежников, к которым их подталкивали из Варшавы, привел в конечном счете к закономерному итогу – полному их разгрому. 28 декабря Слуцкая бригада перешла реку Лань на контролируемой Польшей территорию, что по сути и стало днем окончания того, что сегодня в Белоруссии многие называют «Слуцким восстанием». Офицеры и солдаты бригады были разоружены, а после интернированы польскими властями сначала во временный лагерь в Синявке (Клецкий район Белоруссии), потом в Белосток, а с начала марта 1921 года в Дорогуск (возле польского Хэлма). Освободили их только в мае, когда был ратифицирован подписанный 18 марта Рижский мирный договор, по которому государственная граница между Польшей и БССР была изменена в польскую сторону и именно по территории Слуцкого уезда [4].

Бесславный конец того, что некоторые называют «Слуцким восстанием», был изначально предопределен в связи с отсутствием материальных, финансовых и людских ресурсов у мятежников. Более того значительная часть местного населения не была готова умирать за польские идеи, которые в том или ином виде проявлялись в лозунгах руководителей мятежа. Большинство имеющихся на сегодня документов свидетельствуют, что жители Слуцкого уезда были вынуждены считаться с несколькими тысячами вооруженных людей, но на самом деле симпатизировало большевикам или даже белогвардейцам, а потому и не приняло активного участия в «восстании». Более того, на сегодня нет никаких достоверных сведений ни об интенсивности боев, ни о боевых потерях, а лишь упоминания о переходе из рук в руки нескольких населенных пунктов. Поэтому неудивительно, что события в Слуцком уезде в 2020 году по меркам того времени были довольно заурядными и не могли рассматриваться в качестве борьбы за независимость, как бы это сегодня не пытались представить некоторые белорусские историки и националисты.

Источники

  1. Активисты почтили память слуцких повстанцев. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://moyby.com/news/375568/
  2. Борис Соколов: Русские и белорусы на стороне поляков в советско-польской войне. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://kresy24.pl/ борис-соколов-русские-и-белорусы-на-ст/
  3. Гесь А., Ляхоўскі У, Міхнюк У. Слуцкі збройны чын 1920. У дакументах i успамiнах», – Мн.: «Энцыклапедыкс», 2006. – 400 С.
  4. Гісторыя Беларусі: У 6 т. Т. 5. Беларусь у 1917—1945 гг. / А. Вабішчэвич [i інш]; рэдкал. М. Касцюк (гал. рэд.) і інш. — Мн: Экаперспектіва, 2007. — С. 88.
  5. З аператыўных данясенняў 16-е Савецкай Арміі пра ваеннае становішча на Случчыне. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://library.by/portalus/modules/belarus/readme.php?subaction=showfull&id=1291896883&archive=1292000877&start_from=&ucat=&
  6. Как в Слуцке 100 лет назад началось восстание и почему оно потерпело поражение. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://kurjer.info/2020/11/27/vosstaniye/
  7. Командир 1-й Слуцкой бригады: выдумка про восстание крестьян против большевиков не имеет оснований. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://slutsk-gorod.by/novosti/item/komandir-1-j-slutskoj-brigady-vydumka-pro-vosstanie-krestyan-protiv-bolshevikov-ne-imeet-osnovanij
  8. Ковкель И. И., Ярмусик Э. С. История Беларуси с древнейших времён до нашего времени. 7-е издание, дополненное. — Мн.: Аверсэв, 2008. — С. 390.
  9. Пробный уезд. Как проходило и чем закончилось Слуцкое восстание в Белоруссии в 1920 году. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://lenta.ru/articles/2016/12/03/belorus/
  10. Что молчат о Слуцком восстании. Обзор непопулярных в «демократической» среде исторических источников. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://slutsk-gorod.by/novosti/item/chto-molchat-o-slutskom-vosstanii.

последние публикации