Monday, September 26, 2022

К вопросу о генезисе западнополесского движения: функционирование общественно-культурного объединения «Полісьсе» в структуре Белорусского фонда культуры (1988–1991 гг.)

Активисты западнополесского движения, зародившегося в 1980-е гг. в Советской Беларуси, отстаивали идею существования отдельного полесского (ятвяжского) этноса и добивались национально-культурной автономии для региона его проживания (отдельные районы Брестской области). Лидером движения являлся филолог, поэт и публицист Н.Н. Шелягович, опубликовавший в 1985 г. первую подборку стихотворений на западнополесском говоре. Институционализация движения произошла в 1988 г., когда Н.Н. Шелягович и группа его единомышленников (в большинстве своем – представители интеллигенции, родившиеся в Брестской области и проживавшие в Минске) создали общественно-культурное объединение (далее – ОКО) «Полісьсе». В то время популярной была версия о том, что создание организации было инспирировано властями Советской Беларуси для «сдерживания», «торпедирования» белорусского национально-культурного возрождения с целью недопущения перерастания последнего в сепаратистскую инициативу по выходу Беларуси из состава СССР. В частности, в качестве «покровителя» Н.Н. Шеляговича и его соратников назывался заведующий отделом агитации и пропаганды Центрального комитета Коммунистической партии Белоруссии (далее – КПБ) С.Е. Павлов, который не стал чинить препятствий деятельности культурной организации, а также разрешил выход странички «Балесы Полісься» («Голоса Полесья») в издании Центрального комитета Ленинского коммунистического союза молодежи Белоруссии «Чырвоная змена» («Красная смена»). Сам лидер западнополесского движения в одном из интервью отрицал якобы имевшее место «взаимовыгодное сотрудничество» с влиятельным партийным функционером: «Да, я убедил его, Савелий Ефимович пошел навстречу – нормальное, обычное дело. Но, нельзя же в самом деле бесконечно, во всех случаях оплевывать человека, потому что он пользуется негативной репутацией. У меня нет морального личного права чернить этого человека. Как административное лицо в ситуации с «Полесьем» он оказался на высоте. Хотя мог отказать, высмеять, обругать. Почему поступил именно так – совершенно иное дело. Кстати, с той полесской страничкой я несколько раз обращался в революционно-демократический «ЛіМ», но получал неизменно невразумительное «нет». И патриотическая «Маладосць» ушла в сторону… И после этого мне напыщенно заявляют: «Ты не имел права обращаться за помощью к человеку со славой реакционера!» Извините, такая логика мне кажется извращенной, казуистической, здесь типичная попытка свалить все с больной головы на здоровую. Я имею право заявить: Павлов ничем не хуже так называемых демократов, которые его клеймят, а сами топят всех, кто кажется им балластом» [1, с. 134].

В соответствии с нормативными актами того времени созданное общество могло действовать под эгидой уже существующей институции в качестве коллективного члена. Выбор активистов западнополесского движения пал на Белорусский фонд культуры (далее – БФК). Вопрос о регистрации ОКО «Полісьсе» рассматривался на заседании президиума правления БФК 5 октября 1988 г. Все члены президиума положительно отнеслись к инициативе по возрождению материальной и духовной культуры полесского края. Лишь А.И. Вертинский (белорусский советский поэт, драматург) выразил несогласие с тем, что организация создавалась в столице Советской Беларуси: «Такое объединение должно создаваться на Полесье». Остальные участники заседания не увидели в этом какой-либо проблемы. Белорусскому филологу Н.В. Бирилло (был известен как автор работ по диалектологии) было поручено оказывать организационную поддержку деятельности ОКО [2, л. 81].

Уже спустя месяц после регистрации ОКО «Полісьсе» его лидер Н.Н. Шелягович отправил письмо Первому секретарю Центрального комитета КПБ Е.Е. Соколову, в котором просил оказать содействие многочисленным культурным инициативам общества (создание научных, музейных центров, публикация материалов на западнополесском диалекте и др.). БФК обратился за разъяснениями по сути изложенных Н.Н. Шеляговичем предложений к ряду экспертов. «Куратор» ОКО «Полісьсе» Н.В. Бирилло в своем заключении отметил, что большинство предложений были преждевременными. Филолог считал, что общество только начинало свою деятельность, даже не разработало ее детальную программу. По мнению Н.В. Бирилло, ОКО следовало заниматься «сбором, сохранением и пропагандой культурного достояния этнографического Полесья», а не попытками кодификации нового литературного языка. Для достижения целей, по убеждению автора заключения, достаточно было наладить взаимодействие с городскими и школьными музеями региона, а не создавать новые научные центры. Н.В. Бирилло крайне скептически относился к идее создания западнополесского языка: «Литературные языки возникают тогда, когда консолидируется народ или нация, для которых необходим самостоятельный язык. На Полесье есть белорусы и украинцы, потребности в языковых отношениях удовлетворяют существующие литературные языки. Если у кого-то есть потребность в самовыражении на родном для него диалекте, он имеет право писать литературные произведения с сохранением его особенностей. Но это не литературный язык» [3, л. 5–5 об.]. Письмо Н.Н. Шеляговича и отзывы экспертов на него обсуждались на заседании правления БФК 10 января 1989 г. Особой эмоциональностью отличалось выступление режиссера В.Т. Турова: «Надо создать отдел при Академии наук БССР или институт по изучению и развитию полесской культуры. Но мы одна нация, один народ, и конфронтация с культурой несовместима». В постановлении заседания президиума правления БФК отмечалась недопустимость скоропалительных решений в полесском вопросе: «Проблема имеет место, но поспешных шагов делать нельзя. Решать проблему в данной связи с учеными, опираясь на их исследования. Провести организационную и научную работу по разработке проблемы, которая ляжет в основу работы конференции. Включить в работу по подготовке конференции Академию наук БССР, Министерство культуры» [3, л. 1].

Многие руководители БФК довольно скоро поняли, что активисты ОКО «Полісьсе» вместо анонсированной работы по изучению региональной культуры занимались политизацией проблемы. На заседании президиума правления БФК 23 февраля 1989 г. был поставлен вопрос о желательности функционирования организации непосредственно на территории Полесья. В постановлении заседания отмечалось: «С целью усовершенствования дальнейшей работы, приближения деятельности к полесскому региону считать необходимым предложить объединению «Полісьсе» зарегистрироваться при Брестском или Гомельском областных отделениях БФК; просить Гомельский университет имени Ф. Скорины и Брестский педагогический институт помочь объединению по-настоящему на научной основе начать культурно-просветительскую работу в регионе» [3, л. 69]. В ответ на подобный «демарш» правление ОКО «Полісьсе» на Втором общем собрании 15 апреля 1989 г. приняло решение продолжать свою деятельность «вне контакта с БФК» до выполнения последним ряда условий (юридическое оформление Устава ОКО, проведение в первой половине 1990 г. научной конференции, посвященной проблемам полесского региона, «оказание должной моральной и материальной поддержки объединению в налаживании его деятельности») [3, л. 77].

Дальнейшие отношения между БФК и ОКО «Полісьсе» складывались неоднозначно. По всей видимости, во второй половине 1989 г. в них наметилось некоторое потепление. На заседании президиума правления БФК 2 ноября 1989 г. было принято решение о проведении в Бресте и Пинске 9–10 декабря «литературно-художественных вечеров, посвященных этническому возрождению Полесья» [3, л. 100]. На следующем заседании (23 ноября 1989 г.) было решено оплатить участникам этих мероприятий (Н.Н. Шелягович, заслуженный артист БССР В.А. Мищенчук, литераторы А.И. Трушко, В.В. Брыль, Н.Н. Минзер) командировочные расходы за счет средств БФК [3, л. 125]. Следующее заседание президиума правления БФК (14 декабря 1989 г.) утвердило проведение очередных мероприятий, инициированных ОКО «Полісьсе». Положительно был решен вопрос о проведении в Пинске 13–14 апреля 1990 г. «республиканской конференции по проблемам Полесья» (утверждена смета в 2500 руб.). Председателем оргкомитета конференции был назначен профессор Белорусского государственного университета, доктор филологических наук А.Е. Супрун, заместителями председателя – академик Академии наук БССР Н.В. Бирилло и проректор Брестского пединститута В.В. Мелешкевич, секретарем – Н.Н. Шелягович. Также было решено провести 27 февраля 1990 г. в Минске «благотворительный Полесский литературный вечер» [3, л. 153].

«Ятвяжская» (Западнополесская) научно-практическая конференция» (по техническим причинам состоялась не в Пинске, а в Минске в апреле 1990 г.), организованная ОКО «Полісьсе» при поддержке (в том числе финансовой) БФК, стала кульминацией сотрудничества двух институций. В заключении конференции (опубликовано на русском языке) говорилось о важности создания условий для окончательного формирования западнополесского этноса. В целом позитивно оценили творчество молодой генерации полесскоязычных авторов некоторые авторитетные участники конференции (крупнейший в мире специалист по славянским микроязыкам А.Д. Дуличенко, белорусский писатель, литературовед М.А. Тычина и др.) [4]. В последующем активисты западнополесского движения неоднократно ссылались на заключение конференции для обоснования своих требований. Руководство БФК, несмотря на имевшие место разногласия с ОКО «Полісьсе», также признавало значение данной конференции. Председатель правления БФК И.Г. Чигринов в письме заместителю председателя Совета Министров БССР Н.Н. Мазай (документ не датирован, предположительное время его составления – лето 1990 г.) отмечал: «На Ваш запрос относительно ОКО «Полісьсе» сообщаем, что БФК является учредителем Объединения и всемерно поддерживает его деятельность, направленную на ятвяжское (западнополесское) возрождение. Нами совместно с Белорусским обществом «Знание», Министерством образования БССР и ОКО «Полісьсе» 13–14 апреля этого года была проведена ятвяжская конференция, которая детально рассмотрела все вопросы научного аспекта деятельности Объединения. Принципиальный вывод конференции – программа «Полісься», направленная на этнокультурное возрождение края, имеет все основания для реализации» [5, л. 210].

Однако еще до начала конференции разворачивается новый виток противостояния между БФК и ОКО «Полісьсе». 12 февраля 1990 г. президиум правления БФК в очередной раз принимает решение о целесообразности «релокации» ОКО «Полісьсе»: «Просим Брестский Областной комитет КПБ, облисполком, Пинский Городской комитет КПБ, горисполком оказать всемерное содействие правлению ОКО «Полісьсе» при БФК в переезде и размещении в Пинске (выделение помещения для размещения правления, библиотеки с читальным залом, редакции бюллетеня «Балесы Полісься», предоставление 3–4 квратир, а также финансирование основных научно-просветительских программ и налаживание организационной работы объединения)». БФК брал на себя обязательство выделить для этих нужд 10 000 руб. [6, л. 10]. 3 апреля 1990 г. Н.Н. Шелягович сообщил о беседе с председателем Пинского горисполкома Л.В. Вильчинским. По словам чиновника, для помощи в переезде ОКО «Полісьсе» у города не было «ни возможностей, ни средств». Н.Н. Шелягович просил БФК значительно увеличить сумму финансовой поддержки («до 45–50 тыс. или хотя бы до 25–30 тыс. руб.») [6, л. 70]. Президиум правления БФК на своем заседании 5 апреля 1990 г. принял решение отказать Н.Н. Шеляговичу в его просьбе [6, л. 58].

Все дальнейшие инициативы ОКО «Полісьсе» и его лидера Н.Н. Шеляговича не находили поддержки БФК. 29 ноября 1990 г. президиум правления БФК отклонил предложение Н.Н. Шеляговича о включении программы этнокультурного возрождения Западного Полесья в число основных программ фонда и выделении в 1991 г. денежных средств на ее реализацию (Н.Н. Шелянович просил выделить 27 тыс. руб., из которых 12–15 тыс. руб. должны были пойти на фонд заработной платы для 2–3 освобожденных работников, столько же – на организацию культурно-массовых мероприятий и текущие расходы») [6, л. 241, 248]. В январе 1991 г. Н.Н. Шелягович сам поставил перед правлением БФК вопрос о переезде ОКО «Полісьсе» в Брест и просил для этой цели 50 тыс. руб. с условием возврата анной суммы в течение 1–2 лет, но получил отказ ввиду отсутствия у фонда средств [7, л. 2, 16]. В марте 1991 г. президиум правления БФК принял решение воздержаться от подписания письма ОКО «Полісьсе» Председателю Совета Министров БССР В.Ф. Кебичу о принятии постановления о наделении ОКО правами и льготами самостоятельной организации. Кроме того, двум сотрудникам БФК (А.Я. Богдановой и В.А. Скворцову) было поручено «изучить деятельность ОКО «Полісьсе» как организации БФК» [7, л. 26]. 17 декабря 1991 г. ОКО «Полісьсе» было исключено из БФК решением президиума правления фонда [8, л. 22].

На отчетно-выборной конференции БФК, прошедшей 26 ноября 1992 г. (уже в независимой Беларуси), председатель правления БФК И.Г. Чигринов высказался о деятельности ОКО «Полісьсе». Была озвучена популярная среди представителей белорусской интеллигенции гипотеза о поддержке западнополесского движения властями БССР, руководству организации вменялись в вину необоснованные политические амбиции: «Хочу отметить, что недавно довелось исключить их структуры фонда ОКО «Полісьсе», которое ранее по подсказке сверху и при поддержке некоторых известных наших активистов функционировало при нашей организации. На мой взгляд, его деятельность стали определять не культурное просветительство, а непреодолимый амбициозный зуд, гипертрофированное представление о региональной исторической значимости в развитии нашего общества, для которого нет никаких оснований» [9, л. 17].

Таким образом, период функционирования ОКО «Полісьсе» при БФК свидетельствует, что значительная часть белорусской «национально ориентированной» интеллигенции относились к западнополесскому движению с сочувствием и симпатией, полагая, что деятельность Н.Н. Шеляговича и его единомышленников может объективно содействовать обогащению белорусского культурного наследия. Позже, однако, многие представители интеллектуальных элит БССР осознали, что руководство ОКО «Полісьсе» больше заботило не кропотливая работа по изучению самобытной полесской культуры, а удовлетворение собственных общественно-политических амбиций и финансовое благополучие. Это и стало первопричиной конфликтов двух институций, завершившихся исключением ОКО «Полісьсе» из структуры БФК.

Литература

1. Уліцёнак А.Л. Іншадумцы. Мінск: Беларусь, 1991.

2. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). Ф. 1515. Оп. 1. Д. 12.

3. НАРБ. Ф. 1515. Оп. 1. Д. 33.

4. Jітвjкжа (Заходышнополіська) штудіjно-прахтыцька конфырэнция, Пынськ, 13–14 априля 1990 р. Пынськ, 1990.

5. НАРБ. Ф. 7. Оп. 10. Д. 2286.

6. НАРБ. Ф. 1515. Оп. 1. Д. 45.

7. НАРБ. Ф. 1515. Оп. 1. Д. 56.

8. НАРБ. Ф. 1515. Оп. 1. Д. 57.

Олег КАЗАК
Олег КАЗАК
Казак Олег Геннадьевич - кандидат исторических наук, доцент кафедры политологии Белорусского государственного экономического университета

последние публикации