Sunday, February 25, 2024

«Культпоходы непрошенных вояжеров»: литовская «мягкая сила» в позднесоветской Беларуси

Аннотация. Гродненская область БССР в период поздней перестройки являлась полигоном, на котором различные «этнические предприниматели» отрабатывали приемы политизации этничности. Безусловным «лидером» в данном виде деятельности являлась польская сторона, в фактическом распоряжении которой находились лояльные ей влиятельные институты (римско-католическая церковь, «Союз поляков Беларуси» и др.). Некоторую активность проявляла и соседняя Литва, ставшая одним из локомотивов центробежных процессов в позднем СССР. Провокационная деятельность литовской интеллигенции в Вороновском и Островецком районах Гродненщины нашла отражение на страницах официального областного издания «Гродненская правда».

______________________________________________________

Первый резонансный визит «литовского десанта» в соседние районы БССР имел место осенью 1988 г. Автор газетной заметки о данном событии отмечал, что прибывшие «гости» вели агитационную работу под прикрытием безобидных на первый взгляд культурных мероприятий. Вторым важным аспектом деятельности «литовских товарищей» стали неформальные беседы с местными жителями, в ходе которых объективно имевшим место в период горбачевской перестройки социально-экономическим трудностям искусственно придавалась этническая окраска («притеснение литовцев белорусско-русской администрацией»): «7 октября в ближнее к Гервятам литовское село Рымдюны нагрянули гости. Три десятка студентов и сотрудников Каунасского политехнического института, никого не предупредив, собрались в деревенском клубе, украсили его литовскими флагами и под предлогом безобидных «Вечорок» попытались устроить митинг. Затея не удалась, и гости разошлись ночевать по домам рымдюнцев. А назавтра по деревне поползла новость: Островецкий район, мол, вскоре присоединят к Литве. Наиболее осведомленные указывали даже конкретный срок: через пять лет. Новостью сельчане поделились и с Людмилой Андреевной (Л.А. Вербицкая – председатель Гервятского сельского Совета народных депутатов Островецкого района – авт.). Причем в разговорах она впервые за долгие годы работы уловила – нет, не враждебные, но уже настороженные нотки. Чуть позже поняла, почему. Оказывается, гости настойчиво выясняли, какие притеснения терпят местные литовцы со стороны белорусско-русской администрации» [1, с. 3].

Спустя месяц в Островецкий район прибыла еще более представительная делегация, в которую входили студенты Вильнюсского государственного университета, Каунасского политехнического, Вильнюсского инженерно-строительного и Шауляйского педагогического институтов. Приезду «гостей» предшествовало письмо в Островецкий райком партии, подписанное секретарем ЦК Комсомола Литвы И. Струмилене. В нем утверждалось, что визит молодых людей из Литвы приурочен к юбилею Литовско-Белорусской ССР и Комсомола данного государственного образования. В деревнях Рымдюны и Гири состоялись концерты, в ходе которых гости поддерживали коллективы, исполнявшие композиции на литовском языке, и встречали «гробовым молчанием» исполнителей белорусских песен (следуя примеру своих соотечественников, так стали поступать и «местные литовцы»). В результате имели место многочисленные словесные перепалки между соседями-односельчанами. Автор газетной статьи весьма емко и точно охарактеризовала сложившуюся ситуацию: «Беда в том, что национальные чувства, естественные для всех народов, легко использовать не только в интересах нации, но и в националистических целях. Раз-другой противопоставить литовца белорусу, глядишь, и даст трещину многолетнее добрососедство» [1, с. 3]. Стоит отметить, что по данным переписи населения 1979 г. в Островецком районе литовцами себя назвали около 5 % населения, около 80 % идентифицировали себя как белорусы.

В номере «Гродненской правды» от 1 декабря 1988 г. была опубликована статья преподавателя одного из профессионально-технических учебных заведений г.п. Вороново В. Пушненкова «Страсти вокруг Пелесы». По словам автора, за несколько месяцев до написания заметки он был в Вильнюсе и купил местную газету. В ней описывалось якобы имевшее место «бедственное положение» жителей деревни Пелеса Вороновского района, в особенности литовцев. Согласно информации, представленной В. Пушненковым, литовские «визитеры» к концу 1988 г. уже перестали камуфлировать свои истинные цели отсылками к культурно-просветительской деятельности: «Как я узнал, в Пелесу в последнее время зачастили визитеры из Вильнюса, других городов. Они уже не с ансамблями приезжают сюда, а пытаются «вводить» свои порядки в школе, расставлять кадры учителей по своему усмотрению, созывать местных жителей на сходки и т.д. Эти «доброхоты», беззастенчиво «вламываясь» в соседнюю республику, как на свой «хутор», ходят по домам, раздают копеечные подарки. Короче, вся эта возня (иного слова и не подберешь) настораживает, особенно после известных событий в Армении и Азербайджане, ставших нашей болью» [2, с. 3].

Националистические настроения интеллигенции советских республик вызывали ответную аналогичную реакцию у представителей национальных меньшинств, что способствовало раскручиванию спирали конфликта и росту межнациональной напряженности. В. Пушненков весьма точно уловил данные тенденции: «Я далек от мысли, что в Белоруссии все благополучно в национальном вопросе. Есть и у нас люди, которые не прочь «поиграть» с историей, надеясь найти какое-то неведомое им счастье в национальном обособлении. О самозваных лидерах «Талаки» и других формирований писала республиканская пресса. Наслышан о неформалах других республик: литовской «Лиге», армянском «Карабахе», русской «Памяти». Очевидно одно: вольно или невольно их заявления, их поступки сводятся к одному – вбить клин между народами, рассорить их. И поэтому не так безобидными и наивными кажутся культпоходы непрошенных вояжеров в Пелесу и другие места» [2, с. 3].

Костел в деревне Пелеса Вороновского района Гродненской области (Источник: https://core-pht-proxy.maps.yandex.ru/v1/photos/download?photo_id=IWZNVDVAgrMgUYV8fFxZ9g&image_size=X4L)

4 марта 1989 г. в «Гродненской правде» была опубликована еще одна заметка о ситуации в деревне Пелеса. В ней подчеркивалась, что именно интеллигенция соседней республики (Литвы) активно педалировала тему национально-культурных прав литовцев, проживавших в Пелесе. Для автохтонного населения национальный вопрос не имел первоочередного значения: «Литовцев, проживающих в д. Пелеса, в некоторых других населенных пунктов нашей области, там (в Литве – авт.) стремятся представить как людей в чем-то ущемленных, обделенных. И в последнее время сюда зачастили гости из Литвы. Похоже, что судьба литовцев из Пелесы таких гостей волнует больше, нежели их самих. И почему-то все «визитеры» убеждены в том, что здесь необходимо их вмешательство, что без этого положение их собратьев еще более усугубится. Им вдруг начинает казаться, что обучение литовскому языку в местной школе ведется не на должном уровне, что учитель, преподающий данный предмет, недостаточно подготовлен. А дальше – больше. И уже ставится вопрос о том, чтобы вести в белорусской школе обучение детей литовской национальности только на литовском языке. И ставят этот вопрос не родители детей, а люди со стороны» [3, с. 4]. В статье приводились слова председателя исполкома Больтишского сельсовета Ф.И. Сурканта: «Мы с женой хотя и сами литовцы по национальности, но вся эта возня нам крайне неприятна. Такие гости, если их можно так назвать, только мешают работать. Взять, к слову, их предложение о том, чтобы обучение наших детей полностью велось на литовском языке. Нет в этом никакого резона» [3, с. 4]. Сообщалось, что члены «литовских делегаций» уделяли особое внимание малообеспеченным семьям (во многих из них имелись проблемы со злоупотреблением алкогольными напитками), которые демонстрировали наибольшую податливость к антисоветской пропаганде.

Первый секретарь Островецкого райкома партии И.Ю. Кардаш в интервью «Гродненской правде» (5 апреля 1991 г.) привел факты, свидетельствовавшие о нарастании процесса политизации этничности, тон которому задавала литовская сторона. Из слов чиновника можно сделать вывод и об институционализации данного процесса: «И в целом, хочу сказать, если и есть какие-то проблемы, то возникают они не из-за национальности, а чисто бытовые, которые стараемся решать. Правда, прослеживаются определенные этапы, напрямую связанные с обстановкой в Литве. Когда там активизировался «Саюдис», прошла и у нас своеобразная «туриада» – из числа студентов литовских вузов. Сейчас заявило о себе так называемое общество гервятского края, объединяющее более тысячи человек. Центр его в Вильнюсе, но нередко навещают нас литовцы из Польши, Германии, Канады, США. Так вот, кливлендские гости, например, открыто говорят, что мы здесь отстали от них в развитии на 150 лет. Еще американские литовцы высказали такую мысль: мы знаем, как бедно живут индейцы в резервациях, но чтобы в центре Европы… На Европу сейчас снимается здесь фильм «о бедственном положении литовских деревень в Белоруссии» [4, с. 2]. В качестве основных инструментов литовской «мягкой силы» в Советской Беларуси И.А. Кардаш называл римско-католическую церковь и образовательную систему: «Большинство верующих того же Гервятского сельсовета –католики. Среди них, как говорил, литовцев – треть. Но служба в местном костеле идет только на литовском языке. Преподаватель литовского языка в Гирях – член «Саюдиса», учительница литовского в Гервятской школе – за выход Литвы из Союза. Ко всему, как известно, выпускники этих школ в вузы Литвы принимаются без экзаменов. Такие «льготы» воздействуют на податливый детский ум» [4, с. 2].

Показательно, что И.Ю. Кардаш, несмотря на осознание всех угроз, считал возможным продолжать взаимодействие с литовской стороной. В частности, он заявлял, что в сотрудничестве с обществом гервятского края в д. Рымдюны началось возведение культурного центра. Первый секретарь райкома считал возможным «обхитрить» своих партнеров: несмотря на официальный статус литовского института, структура должна была фактически выполнять роль регионального центра, «открытого для всех» [4, с. 2]. Замысел чиновника, с согласия которого большая часть расходов легла на бюджет Островецкого района, не был реализован: институция в Рымдюнах действовала именно как литовский культурный центр.

Агрогородок Рымдюны Островецкого района Гродненской области (Источник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/)

Литовская «мягкая сила» в Советской Беларуси периода перестройки представляет собой один из примеров политизации этничности. Позднесоветский период, ознаменовавшийся ослаблением институтов государственной власти, кризисом идеологии, дезориентацией огромных масс населения, создал оптимальные условия для деятельности «этнических предпринимателей». Власти СССР собственноручно подготовили почву для подобного развития событий.

В этой связи уместно вспомнить слова известного исследователя советской национальной политики Т. Мартина: «Прочертить любую национальную границу – значит создать этнический конфликт. А в Советском Союзе были прочерчены буквально десятки тысяч национальных границ. И в результате каждая деревня, а по сути, и каждый человек, вынуждены были заявить о верности своему этносу и бороться за то, чтобы остаться национальным большинством и не стать меньшинством. Трудно себе представить другую меру, которая могла бы больше способствовать этнической мобилизации и межэтническим конфликтам [5, p. 595]».

В СССР этнополитика на региональном уровне воспринималась несколько упрощенно – как демонстрация культурного многообразия региона через различные фольклорно-фестивальные мероприятия. В результате вместо консолидации населения происходило (часто директивно) закрепление культурной отличительности групп [6, с. 258].

В условиях социально-экономического, политического, мировоззренческого кризиса периода поздней перестройки «этнические предприниматели» получили возможность развить бурную деятельность для достижения своих политических целей. Описанный в данной статье эпизод не привел к серьезным негативным последствиям. Однако он демонстрирует легкость инициирования этнополитических конфликтов и важность их своевременного пресечения.

Литература

1. Новицкая Л. Пена // Гродненская правда. 26 ноября 1988. С. 3.

2. Пушненков В. Страсти вокруг Пелесы // Гродненская правда. 1 декабря 1988. С. 3.

3. Томчик В. Соседи // Гродненская правда. 4 марта 1989. С. 4.

4. Минин Г. На распрях дома не построишь // Гродненская правда. 5 апреля 1991. С. 2.

5. Martin T. Borders and Ethnic Conflict: The Soviet Experiment in Ethno-Territorial Proliferation // Jahrbücher für Geschichte Osteuropas. 1999. № 4.

6. Ачкасов В.А. [и др.]. Этнополитические конфликты и мобилизация в современном мире: постсоветский контекст: коллективная монография. Санкт-Петербург: Издательство РХГА, 2021.

Олег КАЗАК
Олег КАЗАК
Казак Олег Геннадьевич - кандидат исторических наук, доцент кафедры политологии Белорусского государственного экономического университета

последние публикации