Friday, December 9, 2022

Конец бесчеловечной «тотальной войны» и заслуженное возмездие для Третьего рейха

В начале 1945 года Красная Армия с тяжелыми боями продвигалась по территории Германии. Наступил тот момент, когда за кровь и слезы жителей нашей Родины немцы должны получить заслуженное возмездие.

Все они, от руководителей рейха до офицеров и солдат, переступивших нашу границу, являлись преступниками, которые должны быть наказаны самым суровым образом. Они никогда не знали ни жалости, ни сострадания к чужим им народам. Они так были воспитаны с детских пеленок. Для них не существовало такого понятия, как человек для жителей оккупированных стран.  Здесь можно было делать все: убивать, насиловать, грабить, уничтожать культурное достояние, а при отступлении превращать цветущие города и села в руины.

Когда советские войска вошли в Германию, для немцев наступило время расплаты. Животный страх превратил немцев в управляемое стадо, терялся даже внешний облик человека, когда часть их стала отказываться от своей национальности. Страх возмездия приводил к подлым и преступным поступкам даже по отношению к собственному населению. Наступили последние конвульсии гитлеровского режима. Документы свидетельствуют об этом.

Из донесения от 28 января 1945 г. начальника политического управления 1-го Украинского фронта:

«В немецких селах и городах, занятых войсками фронта, населения по-прежнему встречается мало, оно эвакуируется или убегает. Немецкое командование принимает все меры к эвакуации. С целью более успешного осуществления эвакуации населения фашистская пропаганда усилила агитацию, применяет запугивание населения ужасами, которые якобы будет чинить Красная Армия над населением. В населенных пунктах расклеены печатные призывы и воззвания к населению не оставаться дома, уходить в глубь страны.

Фюрер приказал всем от мала до велика, уходить в глубь страны, уносить с собой все ценное имущество, оставшееся имущество уничтожать, сжигать, продукты делать негодными к употреблению, чтобы на немецкой земле, оставляемой врагу, не было ни пищи, ни крова. Всякий нарушивший приказ, будет караться по закону военного времени как изменник родины».

Из показаний известно, что этот приказ возымел на население действие. В селе Брейтенмарт жители перед уходом выбили все стекла в домах, разбили всю посуду, распороли подушки. Один дом был цел. В нем было обнаружено три трупа красноармейцев, отравленных продуктами. В доме был накрыт стол, стояли три бутылки шнапса, огурцы, сало. В селе Крейценфельд были случаи отравления продуктов мышьяком, стрихнином и ядом немедленного действия (название не определено).

Немцы стараются всячески скрыть свою национальность, выдают себя за поляков-силезцев. Знающие хотя бы немного польский язык не говорят по-немецки. В занятых населенных пунктах осталось много имущества, скота и птицы, брошенного уехавшими немцами. Много имущества и особенно личных вещей растаскивается оставшимися жителями-поляками»[1].

2 апреля 1945 г. начальник 7-го отдела политуправления 2-го Белорусского фронта сообщает:

«При прочесывании населенных пунктов… 12 марта 1945 г. вблизи деревни Зюбитц в лесу в отдельном сарае были обнаружены три немецких семьи, всего 16 человек.

Из них четверо оказались мертвыми, т.к. у них было перерезано горло, а у остальных 12 человек вскрыты вены на обоих руках, но в момент обнаружения они еще были живы.

При оказании им медицинской помощи они отказывались от помощи, заявляя: «Лучше умереть, чем жить с русскими».

К вечеру 12 марта 1945 г. умерло 11 человек: семеро детей и четыре женщины.

Расследование установило, что убийство указанных лиц было совершенно Шварцем Эрвином, 1908 года рождения, по национальности немцем, членом партии национал-социалистов с 1933 г.

На допросе он показал: «Убийство 15 человек (16-ый сам Шварц) я совершил с целью, чтобы остальные немцы узнали и распространили слух, что все это совершили русские солдаты»[2].  

Из другой части Германии в районе действий 1-го Украинского фронта поступают подобные известия:

            «Перед приходом Красной Армии фашисты вели лживую пропаганду среди немецкого населения о «зверствах», которые якобы будут чинить Красная Армия над немецким населением. Вот почему немецкое население встречает приход Красной Армии с ужасом и страхом за свое будущее.

            Имели место даже случаи самоубийства. Так, при вступлении частей Красной Армии в село Медниц не успевшие эвакуироваться 58 женщин и подростков перерезали себе вена на руках для того, чтобы Красная Армия не забрали их на работу.

            Отношение немецкого населения к Красной Армии на ранее занятой территории Германии остается враждебным. Они совершают диверсионные акты и помогают скрываться немецким солдатам, оставшимся в тылу войск фронта.

            Так во время боев немецкое население города Штренгау всячески вредило нашим подразделениям. В одну только ночь двадцать раз нарушали связь, из окон домов платками и флажками указывали расположение наших подразделений и корректировали огонь.

            Однако внешне немцы покорны, аккуратно выполняют все поручения и высказывают удовлетворение установленным для них режимом.

            Пропаганда среди немецкого населения ведется не только устно, но и посредством печати. Найдена листовка под названием «Немец в оккупированной врагом Верхней Силезии».

В этой листовке написано: … «Формируйте из заслуживающих доверие группы отпора. Приобретайте оружие и держите наготове уже имеющееся у вас. Вредите врагу, где это только возможно. Уничтожайте его танки, мастерские, нападайте на штабы, на связных и курьеров, уничтожайте его связь. Тот, кто сотрудничает с врагом, заплатит своей жизнью»[3].

И немцы следуют призыву листовки вредить, где только возможно, советским военнослужащим. Это отчаянное сопротивление одиночек и небольших групп немцев резко отличается от сопротивления советского народа с мощным народным партизанским движением. Наступает последний отчаянный всплеск ненависти и трусости, подлости и смертельного страха за содеянное.

Жертвами гитлеровской пропаганды становятся советские военнослужащие, погибшие в преддверии победы. Так, в городе Ратенев имели место многие случаи «явно враждебного отношения немцев из гражданского населения к нашим военнослужащим.

Гв. Лейтенант Абакумов, проходя по улице, из окна одного из домов был обстрелян.

Гв. Майор Якунин вышел на улицу. С чердака соседнего дома раздалась автоматная очередь. Стреляла немецкая женщина из автомата. Якунин получил тяжелое ранение в руку, после чего умер.

Инженер-майор Лурье возвращался из служебной поездки. На дороге ему в спину немцем, одетым в гражданскую форму, был произведен выстрел.

Гв. ст. лейтенант Сибирцев, находясь на огневых позициях батареи выстрелом с чердака был убит немцем.

Гв. ст. лейтенант Катюжанский следовал по улице на передовую. Выстрелом из окна одного из домов был ранен в грудь.

Штаб кавполка был подвергнут артиллерийско-минометному налету, в результате чего убит старшина полка. При обыске подвала были захвачены 8 гражданских немцев, из них 5 мужчин, 3 женщины, с карманной рацией и автоматами»[4].

27 апреля 1945 г. выстрелами из-за угла в одном из соединений было убито 9 офицеров и 12 бойцов, в другом – 3 офицера и 9 бойцов[5].

Так в течение уже последних дней войны все еще актуальным был «принцип полного подчинения фюреру» – германское население сопротивлялось бездумно, но ожесточенно. Безжалостная «расовая война», которую в пафосном единении вели армия, подразделения СС и полиция Третьего рейха, свелась под конец к одиночным подлым выстрелам из-за угла…

Завершается четырехлетняя война нашего народа. Велика была ненависть против нацисткой банды, ворвавшейся в наш дом и хозяйничавшая в нем в течение долгих лет, которая оставила после себя пепел сожженных городов и деревень. Невосполнимы были людские потери.

Взятие Берлина. Источник: https://multiurok.ru/index.php/blog/shturm-bierlina-arkhivnyie-fotoghrafii.html

Наши солдаты шли в Германию, чтобы отомстить за все совершенные преступления. Беспощадно подавляли очаги сопротивления, уничтожали живую силу противника, не жалели боеприпасов для врагов. Под эту ненависть попадали и гражданские лица.

Но в отличие от нацистов, не было и мыслей превратить весь немецкий народ в рабов. Запуганные и затравленные немцы оказывали отчаянное сопротивление советским войскам. Верховное командование, оценивая сложившуюся ситуацию, стремилось снизить упорство немцев к сопротивлению за счет более гуманного к ним отношения и пошло на беспрецедентный шаг, призвав военнослужащих проявить к ним милосердие.

С этой целью 20 апреля 1945 г. Ставка Верховного Главнокомандования приказывает: «1. Потребуйте изменить отношение к немцам как к военнопленным, так и к гражданским. Обращаться с немцами лучше. Жесткое обращение с немцами вызывает у них боязнь и заставляет их упорно сопротивляться, не сдаваясь в плен. Гражданское население, опасаясь мести, организуется в банды. Такое положение для нас не выгодно. Более гуманное отношение к немцам облегчит нам ведение боевых действий на их территории и, несомненно, снизит упорство немцев в обороне. 2. В районах Германии к западу … создавать немецкие администрации, а в городах ставить бургомистров – немцев. Рядовых членов национал-социалистической партии, если они лояльно относятся к Красной Армии, не трогать, а задерживать только лидеров, если они не успели удрать. 3. Улучшение отношение к немцам не должно приводить к снижению бдительности и панибратству с немцами»[6].

Такое изменение отношений к немцам приносит свои плоды, о чем 2 мая 1945 г. сообщает военный прокурор 1-го Белорусского фронта: «В отношении к немецкому населению со стороны наших военнослужащих, безусловно, достигнут значительный перелом. Факты бесцельных и необоснованных расстрелов немцев, мародерства и изнасилований значительно сократились, тем не менее, даже и после издания директив Ставки Верховного Главнокомандования и Военного совета фронта ряд таких случаев зафиксирован.

Если расстрелы немцев в настоящее время почти совсем не наблюдается, а случаи грабежа носят единичный характер, то насилия все ее имеют место, не прекратилось еще и барахольство, заключающееся в хождении наших военнослужащих по бросовым квартирам, собирании всяких вещей и предметов и т.д.

Насилиями, а особенно грабежами и барахольством, широко занимаются репатриированные, следующие на пункты репатриации, а особенно итальянцы, голландцы и даже немцы. При этом все эти безобразия сваливают на наших военнослужащих.

Не менее интересно то, что наши люди иной раз без проверки сообщают по инстанции об имевших место насилиях и убийствах, тогда как при проверке это оказывается вымыслом»[7].  

Стоит отметить крайне агрессивное отношение к немцам освобожденных заключенных разных национальностей, казалось бы, не имеющих поводов для такой ненависти к немцам, поскольку их страны не имели таких серьезных разрушений, как СССР, да и сами эти заключенные находились в лучших условиях в концентрационных лагерях, чем русские военнопленные. Политическое управления 1-го Белорусского фронта отмечало, что «в последнее время зарегистрированы случаи бесчинств, творимых поляками, французами, итальянцами, бельгийцами и представителями других национальностей, освобождаемыми из трудовых лагерей»[8].

Особой интерес представляет документ об отношении Сталина к коллективному наказанию за вину отдельных лиц из числа военнослужащих Красной Армии, выраженному в «Указании № 11131 от 20 сентября 1945 г. Верховного Главнокомандующего военному совету группы оккупационных войск Маршалу Жукову, генерал-полковнику Малинину, генерал-лейтенанту Телегину.

Я случайно узнал вчера от СМЕРШ, что военный совет Группы советских оккупационных войск в Германии издал приказ от 9 сентября с.г., где он, отмечая мародерские действия отдельных военнослужащих, считает необходимым наказать весь командный состав от сержантов и офицеров до командиров рот включительно путем перевода офицерского состава до командиров рот включительно на казарменное положение с тем, чтобы командиры были расположены вместе с подчиненными с обязательством командирам взводов и командирам рот постоянно находиться со своими подчиненными.

Как оказалось, копия этого приказа не была послана в Генеральный штаб.

Я считаю этот приказ неправильным и вредным. Он неправилен ввиду его огульного характера и несправедливости, так как из-за мародерских действий отдельных военнослужащих огульно и несправедливо наказывается весь командный состав до командиров рот включительно. Он вреден, так как он не укрепляет дисциплину, а наоборот ломает ее, дискредитируя командный состав в глазах рядовых. Я уже не говорю о том, что, если этот приказ попадет в руки руководителей иностранных армий, они не преминут объявить Красную Армию армией мародеров.

Прошу Вас немедленно отменить этот приказ. Найдите форму для отмены приказа, которая бы не набрасывала тень на командование группы. Я не пишу Вам формального приказа Ставки об отмене Вашего приказа, чтобы не ставить Вас в неловкое положение, но я требую, чтобы:

  1. Приказ был отменен немедленно с донесением об этом в Генеральный штаб;
  2. Подобные приказы, имеющие серьезный характер, не издавались впредь без предварительного сообщения в Ставку о Ваших соображениях;
  3. Копии всех Ваших приказов посылались в Генеральный штаб. Советую Вам усилить политическую работу в войсках группы и почаще прибегать к суду чести, вместо того, чтобы пугать людей приказами и таскать офицеров в суд, как проворовавшихся уголовников.

Я думаю, что это будет лучшее средство для ликвидации мародерских действий.

Сталин».

Это указание Верховного Главнокомандующего, ценившего достоинство других людей и не позволявшего по произволу отдельных руководителей их оскорблять и унижать. Это акт справедливости по отношению к невинным людям и предупреждение высоким руководителям о неправомерности таких действий, приказ мудрого руководителя, сумевшего пощадить также и честь высших руководителей, в тактичной форме указав как исправить ситуацию.

Берлин. Капитуляция. Источник: https://fotoload.ru/foto/995596/

Так советское руководство сумело выправить деформацию, сложившуюся под влиянием праведных эмоций возмездия агрессору. Однако в отличие от немцев, совершивших на оккупированных территориях все мыслимые преступления, включая геноцид гражданского населения, вопиюще жестокое обращение с военнопленными, а также «тотальную войну» при собственном отступлении, политическое руководство Советского Союза руководствовалось высшими соображениями истинного гуманизма. Решимость Гитлера «атаковать до конца» не вызвала ответную реакцию Москвы на «тотальное истребление» немцев. Эпилог Третьего рейха весьма поучителен: его жестокое и высокомерное руководство, убежденное в «расовом, идейном, политическом и экономическом превосходстве немцев», превратило и свой народ в расходный материал, обрекая его на выполнение бесчеловечных и бессмысленных приказов до последних минут Второй мировой войны.

Колонна немецких пленных на марше по улице Франкфуртер Аллее (Frankfurter Allee) в Берлине. Май 1945. Источник: https://www.yaplakal.com/forum2/st/25/topic1949950.html

Танки ИС-3 на параде армий-победительниц в Берлине, 1945 год. Источник: https://www.yaplakal.com/forum2/st/25/topic1949950.html


[1] ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 11289. Д. 815. Л. 24-26.

[2] ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 11306. Д. 569. Л. 427-428.

[3] ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 11306. Д. 569. Л. 427-428.

[4] ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2374. Д. 92. Л. 278-279.

[5] ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 11306. Д. 623. Л. 374-378.

[6] ЦАМО РФ. Ф. 236. Оп. 2712. Д. 390. Л. 350-351.

[7] ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2380. Д. 40. Л. 1-7.

[8] ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 11306. Д. 623. Л. 138-143.

последние публикации