Tuesday, January 31, 2023

Капитуляция Германии: попытки главарей переиграть ситуацию при агонии Третьего рейха

Завершается вторая мировая война. Гитлер покончил жизнь самоубийством, а его преемник рейхспрезидент Карл Дёниц отчаянно пытается сохранить сопротивление войскам Красной Армии обращаясь к немецким войскам, однако уже выделяет США и Англию как условных противников рейха:

«Германские вооруженные силы! Мои друзья!

Фюрер погиб. Верный своей идее о предохранении народов Европы от большевизма, фюрер отдал свою жизнь и нашел героическую смерть. В его лице ушел из жизни один из величайших героев в истории Германии. В глубоком уважении и трауре мы склоняем перед ним свои знамена.

Фюрер назначил меня своим преемником, главой государства и верховным главнокомандующим вооруженными силами. Я принимаю на себя верховное командование всеми вооруженными силами Германии в стремление продолжать борьбу с большевиками… Против Англии и Америки я должен буду продолжать борьбу до тех пор, пока они будут мне мешать против большевиков.

Обстановка требует от Вас, уже выполнивших большую историческую миссию и стремящихся теперь к окончанию войны, дальнейших безоговорочных жертв. Я требую дисциплины и повиновения. Только путем выполнения моих приказов можно будет избежать хаоса и гибели. Трусом и предателем будет всякий, кто именно теперь будет уклоняться от выполнения своего долга и этим самым приведет немецких женщин и детей к смерти и порабощению. Присяга, данная Вами фюреру, в дальнейшем безоговорочно относится ко мне как преемнику, назначенному фюрером.

Немецкие солдаты, выполните Ваш долг! Речь идет о самой жизни нашего народа»[1].

Еще с осени 1944 г. военное руководство рейха объявило ряд германских городов крепостями, которых ни при каких обстоятельствах нельзя сдавать и защищать «до последнего человека». В начале 1945 г. национал-социалистическая пропаганда. выдвинула девизы: «Быть или не быть!», «Окончательная победа или смерть!». Немецкий историк Вольфрам Ветте отмечает: «немцам давали понять, что не будет никакого перемирия и никакого мирного договора, а вместо этого они должны быть готовыми к «фанатичному упорному сопротивлению»[2]. Тем самым солдаты вермахта были принесены в жертву в ходе совершенно бессмысленных оборонительных сражений. Для главарей рейха главной задачей стала не разработка тщательного оперативного планирования, а фанатическая оборона вплоть до самоуничтожения. То обстоятельство, что при определенных условиях войска боролись до «последнего человека», в военной истории являлось традицией, но чтобы в безвыходном положении принести в жертву собственный народ – было единичным явлением[3].

Осознавая неизбежность разгрома немецкой армии, новая верхушка нацисткой Германии тем не менее продолжает оказывать отчаянное сопротивление Красной Армии. Предыдущих военачальников сменили: группенфюрер СС Эрнст Кальтенбруннер, адмирал Карл Дёниц, адмирал Ганс Георг фон Фрайдебург и последний командующий люфтваффе Роберт Риттер фон Грейм. Интересно, как эту группу характеризует немецкий историк У.Тоомсваре: «Вместе с поражениями на военных фронтах в штабы Третьего рейха приходит поколение бездарных исполнителей, пытающихся заменить способности неутомимой злобной кровожадностью»[4].

Но только часть немецких войск прекращает сопротивление, согласно голосу разума, проявившегося 2 мая 1945 г. у командующего обороной Берлина генерала артиллерии Вейдлинга, в приказе указавшего на следующее:

«30 апреля 1945 г. фюрер покончил жизнь самоубийством. Мы, поклявшиеся ему в верности, оставлены на произвол судьбы.

Согласно приказу фюрера, Вы должны продолжать борьбу за Берлин несмотря на то, что недостаток в тяжелом оружии, боеприпасах и общее положение делают эту борьбу бессмысленной.

Каждый час продолжения Вами борьбы удлиняет ужасные страдания гражданского населения Берлина и наших раненых.

Каждый, кто падет в борьбе за Берлин, принесет напрасную жертву. По согласованию с Верховным Командованием советских войск, требую немедленно прекратить борьбу»[5]. Боевым донесением от 3 мая 1945 г. командующего войсками 1-го Белорусского фронта подтверждается сообщение о прекращении борьбы: «Окруженный гарнизон города Берлина во главе с комендантом города генералом от артиллерии Вейдлингом и его штабом прекратил сопротивление и сдался в плен нашим войскам»[6].

Наряду с ожесточенным и бессмысленным сопротивлением воинских подразделений среди генералов вермахта и СС, офицеров, рядовых, чиновников и граждан рейха нарастает волна самоубийств. Сообщалось, что «везде, где продвигалась Красная Армия, вдоль линии фронта проходила беспримерная волна самоубийств. В целом в последние недели войны десятки тысяч немцев покончили с жизнью: виновные и невиновные, известные нацисты, служащие гестапо и мелкие пособники, которые вовлекали в этот процесс членов своих семей. Некоторые историки пишут о 100 тыс. случаях самоубийств»[7]. Свели счеты с жизнью 8 гауляйтеров из 41, 7 руководителей СС и полиции из 47, 55 армейских генералов из 554, 14 генералов люфтваффе из 98, 11 адмиралов из 33[8]. Мотивы самоубийства были разные: страх наказания по приговору военного суда стран-победительниц, осознание собственной вины за совершенные преступления или страх мести русских. Так на заключительном этапе войны немецкий народ, согласно формуле немецкого философа В. Беньямина, переживал «собственное уничтожение как наслаждение высшего ранга».

Дёниц в самые последние дня майских боев 1945 г. пытается избежать подписания Германией капитуляции с СССР и в противовес договориться с Западом. Немецким войскам на Восточном фронте он отдал приказ максимально быстро отходить на запад, в случае необходимости пробиваться туда с боем. 4 мая 1945 г. в Москве было получено сообщение о том, что все немецкие войска в северо-западной Германии и Дании только что сдались фельдмаршалу Монтгомери, а представитель адмирала Дёница прибудет 5 мая в штаб союзников для переговоров о дальнейшей капитуляции[9]. Смысл действий нового руководства Третьего рейха заключался в том, чтобы найти взаимопонимание у США и Великобритании. И это были не беспочвенные надежды: слишком велики и очевидны были расхождения между западными союзниками и Советским Союзом. Поэтому Дёниц был назначен не править остатками рейха, а организовать его сдачу западным союзникам. Поэтому он поручил начальнику оперативного штаба Верховного командования Вооруженных сил Германии Альфреду Йодлю вести переговоры о капитуляции всех немецких войск с генералом Дуайтом Д. Эйзенхауэром. Дёниц переговорами стремился достичь двух целей: выиграть время, чтобы сохранить как можно больше немецких войск, а также убедить США и Великобританию выступить против Советского Союза, вплоть до того, чтобы Германия могла продолжить свою войну на этом фронте[10]. 7 мая Йодлю удалось подписать безоговорочный «Акт военной капитуляции»[11] и соглашение о прекращении огня, которое вступает в силу в 23.01. 8 мая по центральноевропейскому времени.

Зная настрой главарей рейха оказывать упорное сопротивление Красной Армии и их страх за совершенные преступления, Сталин в тот же день, 7 мая 1945 г., в письме президенту США выразил сомнение в способность немцев выполнить свои обязательства по капитуляции:

«Ваше послание от 7 мая относительно объявления о капитуляции Германии получил.

У Верховного командования Красной Армии нет уверенности, что приказ германского командования о безоговорочной капитуляции будет выполнен немецкими войсками на восточном фронте. Поэтому мы опасаемся, что, в случае объявления сегодня Правительством СССР о капитуляции Германии, мы окажемся в неловком положении и введем в заблуждение общественное мнение Советского Союза. Надо иметь ввиду, что сопротивление немецких войск на восточном фронте не ослабевает, а, судя по радиоперехватам, значительная группа немецких войск прямо заявляет о намерении продолжать сопротивление и не подчиняться приказу Дёница о капитуляции.

Поэтому командование советских войск хотело бы выждать до момента, когда войдет в силу капитуляция немецких войск, и, таким образом, отложить объявление Правительств о капитуляции немцев до 9 мая, в 7 часов вечера по московскому времени»[12].

По поводу подписания сепаратной Реймской капитуляции 8 мая И.В.Сталин указал: «Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, – в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции»[13]. Аргументами Сталина были следующие: именно СССР пожертвовал наибольшим количеством военнослужащих и гражданских лиц, и его главный военачальник, а не свидетель подписания в Реймсе, должен принять капитуляцию Германии; поскольку Берлин был столицей Третьего рейха, то он и должен быть местом его капитуляции; Йодль не был самым высокопоставленным военным чиновником Германии. Относительно последнего пункта особенно важным было возможное будущее признание капитуляции незаконной, поскольку на этом акте стоит не личная подпись верховного главнокомандующего всеми германскими вооруженными силами фельдмаршала Вильгельма Кейтеля. После этого заявления верховное командование союзными силами согласилось считать подписанный документ предварительным и провести церемонию вторичного подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии и ее вооруженных сил в Берлине. Принятие безоговорочной капитуляции фашистской Германии от советской стороны было поручено заместителю Верховного Главнокомандующего Красной Армии маршалу Советского Союза Георгию Жукову. Для подписания документа в Берлин прибыли представители верховного командования экспедиционными союзническими силами[14]. 8 мая 1945 г. состоялась процедура подписания акта о капитуляции, которая закончилась в 22:43 по центральноевропейскому времени (9 мая в 0:43 по московскому времени), который гласит: «…Пункт 1. Мы, нижеподписавшиеся, действуя от имени Германского Верховного Командования, соглашаемся на безоговорочную капитуляцию всех наших вооруженных сил, находящихся в настоящее время под немецким командованием, – Верховному Главнокомандованию Красной Армии и одновременно Верховному Командованию Союзных Экспедиционных сил…

Пункт 5. В случае, если Верховное Командование или какие-либо вооруженные силы, находящиеся под его командованием, не будут действовать в соответствии с этим актом о капитуляции, Верховное Командование Красной Армии, а также Верховное Командование Союзных Экспедиционных сил предпримут такие карательные меры или другие действия, которые они сочтут необходимыми…»[15].

Уже 9 мая 1945 г. начальник Генерального штаба Красной Армии вынужден был обратиться к главам военных миссий в СССР об отказе центральной и южной групп немецких войск выполнять требования акта о военной капитуляции Германии.

«Прошу незамедлительно сообщить генералу Эйзенхауэру следующее:

  1. Центральная группа немецких войск под командованием генерал-фельдмаршала Шернера и южная группа войск под командованием генерал-полковника Велера не прекратили сопротивление в установленный Актом о военной капитуляции срок – в 23 часа 01 минута 8 мая 1945 года. Они не остались на своих местах и не разоружились, как это было предписано пунктом 2 Акта о военной капитуляции, и, таким образом, нарушили этот Акт. Сейчас уже 16 часов 9 мая 1945 г., а войска Шернера и Велера не капитулируют.
  2. Центральная и южная немецкие группы войск, оказывая сопротивление войскам Красной Армии, отходят на запад, видимо, с целью сдачи в плен войскам союзников.
  3. В связи с нарушением указанными группами немецких войск Акта о военной капитуляции прошу дать приказ Вашим войскам не принимать в плен отходящие немецкие войска и одновременно прошу сообщить, какие Вы считаете необходимо принять меры против нарушивших Акт о военной капитуляции генерал-фельдмаршала Шернера и генерал-полковника Велера» [16].

Завершается Вторая мировая война для союзных сил, но не заканчивается Великая Отечественная война, когда враг в нарушении акта о капитуляции продолжает сопротивляться. Красная Армия была вынуждена и после капитуляции рейха добивать коварного и бесчестного врага: боевые действия в разных местах продолжались в течение нескольких недель после капитуляции, при этом союзники позволили правительству Дёница официально действовать до 23 мая, когда британцы, под давлением СССР и Франции, наконец его арестовали.

Можно подвести итоги второй мировой войны для немцев. По справке от 10 мая 1945 г. Верховного Командования германской армии о безвозвратных потерях в сухопутных войсках (подпись – генерал-полковник Йодль) сообщается:     

Общие потери за время с 1.9.39 г. по 1.5.45 г.

Погибшие – около 2 007 000 (чел.)

Пропавшие без вести – около 2 610 000 (чел.)

Из них военнопленных – около 276 000

Общие потери – около 4 617 000 (чел.)[17]

Эти цифры будут уточняться и корректироваться. И здесь проявились два подхода к общим и боевым потерям.

Для немцев показать минимальные потери и не афишировать их в средствах массовой информации.

Наша страна организует работу несколько комиссий по подсчету потерь:

С.М. Штименко с 1946 по 1968 год;

М.А. Гареева с 1987 по 1988 гг.;

Г.Ф. Кривошеева с 1988 по 1993 гг.

Остановились на выводах комиссии Кривошеева с официальным признанием общих потерь в 26,6 млн. человек.

Здесь серьезное внимание необходимо обратить на годы работы комиссии Гареева и Кривошеева, когда политическая составляющая играла решающую роль в период горбачевской перестройки и ельцинского правления.

Общие потери комиссия Гареева определила в количестве до 19 млн. человек. Такие сведения явно не устраивали руководство страны, для чего практически немедленно приступает к пересчету комиссия Кривошеева с конечным увеличением числа общих потерь на 8 млн. человек. Поэтому никакого доверия итоговые цифры комиссии Кривошеева у добросовестных исследователей не вызывали, кроме возражений против таких подсчетов.

В начале двухтысячных годов серьезное внимание итогам войны уделил В.В. Кожинов, анализируя боевые и общие потери, с приведением мнения наиболее квалифицированного эмигрантского демографа С. Максудова, обосновавшего общие потери в количестве 19,9 млн. человек[18].

19,9 миллионов человек  — это наши огромные и невосполнимые потери. Потери и чудовищные преступления Германии никогда не могут быть ни прощены, ни забыты.

Но не менее недопустимо  — это политические спекуляции вокруг числа погибших, с целью целенаправленного искажения исторических событий. Недопустимы публикации профессиональных лжецов типа псевдоисторика Б.В. Соколова, внушающих мысли, что армия победителей могла воевать только завалив противника трупами.

Нельзя забывать, что против России воевала объединенная Европа, с промышленным и человеческим потенциалом, намного превышающим нашу страну. В то время как союзническая сторона лицемерно и цинично делала все возможное, чтобы как можно дольше не вступать напрямую в схватку с Гитлером, а дождаться благоприятного момента для достижения своих эгоистических целей.   


[1] ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 9. Л. 17.

[2] Ветте Вольфрам Война до самого конца. Германский вермахт 1945 г // Известия ВГПУ. 2015. №3 (98). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/voyna-do-samogo-kontsa-germanskiy-vermaht-1945-g

[3] Ветте Вольфрам Война до самого конца. Германский вермахт 1945 г // Известия ВГПУ. 2015. №3 (98). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/voyna-do-samogo-kontsa-germanskiy-vermaht-1945-g

[4] Твердохлеб И. Б. 2001. 01. 012. Тоомсваре У. Стратеги Третьего рейха: пер. С нем. Ростов-н/д: Феникс, 1999. 381 с // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5, История: Информационно-аналитический журнал. 2001. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/2001-01-012-toomsvare-u-strategi-tretiego-reyha-per-s-nem-rostov-n-d-feniks-1999-381-s (дата обращения: 23.01.2023).

[5] ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2307. Д. 3. Л. 107.

[6] ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2356. Д. 575. Л. 28-36.

[7] Ветте Вольфрам Война до самого конца. Германский вермахт 1945 г // Известия ВГПУ. 2015. №3 (98). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/voyna-do-samogo-kontsa-germanskiy-vermaht-1945-g

[8] Кавтарадзе Сергей Дмитриевич Манипуляция архетипическим сознанием. Нацистская Германия // Историческая психология и социология истории. 2013. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/manipulyatsiya-arhetipicheskim-soznaniem-natsistskaya-germaniya

[9] ЦАМО РФ. Ф. 40. Оп. 11549. Д. 305. Л. 240-241.

[10] Richard Samuels Why President Truman insisted on unconditional surrender // New York Times, August 3, 2020 https://cis.mit.edu/publications/analysis-opinion/2020/unconditional-japanese-surrender-world-war-ii

[11] От имени германского верховного командования его подписал Альфред Йодль, от англо-американской стороны генерал-лейтенант армии США, начальник главного штаба Союзных экспедиционных сил Уолтер Беделл Смит, от СССР – руководитель советской военной миссии во Франции при штабах союзных войск генерал-майор Иван Суслопаров.

[12] Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-Министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Том I.  С. 244-245.

[13] Цит. По: Акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии // РИА Новости, 08 мая 2020. https://ria.ru/20200508/1571020278.html

[14] Акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии // РИА Новости, 08 мая 2020. https://ria.ru/20200508/1571020278.html

[15] Цит. по: Известия. 9 мая 1945 г. // https://megabook.ru/album/Газета%20«Известия»%20от%209%20мая%201945%20года#c811e761-d2a1-4103-99a8-92ab020a2e2b

[16] ЦАМО РФ.Ф. 40. Оп. 11549. Д. 292. Л. 74-75.

[17] ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2352. Д. 226. Л. 302-303.

[18] Кожинов В. Россия. Век ХХ (1939-1964). Москва: «ЭКСМО-ПРЕСС», 2002. С.131-152

последние публикации